Каспийский цифровой хаб: коммуникационный прорыв или политический тупик?
Повестка дня

Каспийский цифровой хаб: коммуникационный прорыв или политический тупик?

XXI век называют веком информации. Развитие современной экономики невозможно представить без развития информационно-коммуникационных технологий. Эти два процесса, как говорится, идут рука об руку. О данных процессах и об их влиянии на политические процессы стран Центральной Азии рассуждает эксперт Алексей Фомин.

Все больше экономических и бизнес проектов, а также управление ими переходят в виртуальное пространство, а значит требуют большего объема и скорости передачи информации.

По данным издания «Tadviser» в 2019 году объём мирового рынка информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) достиг $3,74 трлн, увеличившись на 0,5% относительно 2018-го.

А содиректор компании «Veon», контролирующей телекоммуникационные активы в странах СНГ и в ряде стран Азии и Африки, Каан Терзиоглу в 2020 году заявил, что пандемия коронавируса COVID-19 способствовала ускорению цифровизации мировой экономики в 10 раз.

Неудивительно, что и в Центральной Азии, гигантском инфраструктурном и экономическом перекрестке мирового значения, стали появляться крупные информационно-коммуникационные проекты.

В конце 2019 года, появилось сообщение об открытии строительства волоконно-оптической кабельной линии, которая свяжет Казахстан и Азербайджан по дну Каспийского моря. Реализация проекта, известного как «Trans Caspian Fiber Optic» (TCFO), была начата в казахстанском порту Актау.

Согласно договоренностям, достигнутых между Азербайджаном и Казахстаном, строительство и дальнейшую эксплуатацию кабеля будут осуществлять азербайджанский магистральный интернет-провайдер, «AzerTelecom» и казахстанские компании «Transtelecom» и «KazTransCom». В то же время, сообщалось об участии в проекте некоторых мировых консалтинговых компаний (каких, не уточнялось).

Как сообщало издание «Caspian News», в соответствии с документом, подписанным между Казахстаном и Азербайджаном в 2018 году, были созданы Консорциум и Совместная рабочая группа для сотрудничества по запуску волоконно-оптического кабеля, протяженностью более 400 км (249 миль) вдоль дна Каспийского моря. В тот же время, по сообщению пресс-службы премьер-министра Казахстана, к концу 2021 года кабель будет введен в эксплуатацию для передачи данных со скоростью не менее 4-6 терабит в секунду.

В мае 2020 года вопросы создания цифрового хаба в Мангистауской области в Казахстане были рассмотрены на встрече по проекту создания Каспийского цифрового хаба между представителями посольства Казахстана в Великобритании, Министерства иностранных дел Казахстана, Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности, Министерства промышленности и инфраструктурного развития, акимата (администрации) Мангистауской области. На встрече присутствовали представители Казахской национальной инвестиционной компании по продвижению инвестиций, Казахстанского фонда инвестиционного развития KIDF и АО «Транстелеком».

Издание «The Astana Times» сообщило, что команда британских инвесторов проявила интерес к проекту и предложила расширить текущую мощность проекта до двух центров обработки данных в городах Актау и Баку по обе стороны от Каспийского моря.

Ранее шла речь о том, что официальные лица Казахстана, «Kazakh Invest» и «Казахстанский фонд инвестиционного развития» (KIDF) планируют осуществить инвестиционную стратегию для казахстанско-азербайджанского проекта «Caspian Digital Hub». «Caspian Digital Hub», который является продолжением проекта «TransCaspian Fiber Optic».

То же издание сообщило, что означенные британские компании специализируются на строительстве и управлении такими проектами, а также осуществляют аналогичные проекты по всему миру.

Помимо этого, казахстанская сторона планировала стратегию привлечения иностранных инвесторов и крупных компаний, таких как транснациональные высокотехнологичные гиганты, такие как Microsoft, Google, Amazon, Facebook и Apple, а также местные казахстанские компании.

Вообще перспективы проекта обозначались как создание Транскаспийской волоконно-оптической линии связи, которая должна будет открыть новые возможности для развития экономик не только Казахстана и Азербайджана, но полностью повлиять на деловую активность в Каспийском регионе.

Данный проект улучшит доступ к Интернету и цифровым услугам для 1,8 млрд. человек, проживающих в регионах Кавказа, Ближнего Востока, Центральной и Южной Азии через Азербайджан.

Несмотря на весь позитив представленного события, у экспертов из различных стран данная новость получила разные оценки. Например, возникали вопросы: насколько необходим данный проект?

Некоторые из экспертов, задаваясь вопросом: «почему проект возник именно в Казахстане?», связывали ответ с желанием некоторых западных стран воспрепятствовать одной из инициатив, осуществляемых Китаем в раках проекта «Один пояс, один путь» — «Цифровой шелковый путь», по средствам переключения на себя цифровых коммуникационных потоков.

Другим мнение было то, что данный проект станет помехой для Евразийского союза и ряда других казахско-российских и казахско-китайских проектов.

Еще группа экспертов связывала проект с недавно подписанным между Казахстаном и США Соглашением об общей информационной безопасности (GSOIA), позволяющее Соединенным Штатам и Казахстану лучше обмениваться информацией и технологиями, связанными с важнейшими проблемами региональной безопасности.

По их мнению, данное соглашение позволит США получить информационный доступ и оказывать информационное влияние не только на страны Центральной Азии (в пику Китаю и России), но и на страны Каспийского региона (в первую очередь на Иран).

Разобраться с текущей с текущей ситуацией вокруг проекта нам помог член Общественного Совета Министерства иностранных дел Республики Казахстан, член Национального Научного Совета при Правительстве РК, член Комитета новых технологий Национальной Палаты Предпринимателей Республики Казахстан «Атамекен» Шавкат Собиров.

— Алексей Фомин: что представляет собой проект Каспийского цифрового хаба?

— Создание транзитных коридоров для Казахстана всегда была одной из важнейших тем для развития страны. Географическое расположение Республики Казахстан между двумя мировыми державами представляет огромный интерес для всех отраслей экономики. В целом идея прокладки ВОЛС-кабеля через Каспийского моря не нова и давно обсуждается.

Однако, только с 2017 года началось конкретное обсуждение такого проекта в связи с завершением строительства газопровода Азербайджан-Италия. Программа «Azerbaijan Digital HUB», соответственно, обеспечивала цифровую широкополосную магистраль от Азербайджана до Италии. Именно поэтому, когда в начале 2020 года начались поставки азербайджанского газа в Италию по «Южному газовому коридору» в составе TANAP в Азербайджане вопрос создания международного консорциума и построения Каспийского цифрового хаба перешел в реальное воплощение.

Реализация Каспийского цифрового хаба дает возможность создать еще одну межконтинентальную магистраль от Европейского контента до Азии путем прокладки кабеля длиной 380-400 км по дну Каспийского моря.

При этом на казахстанской стороне в Актау должен быть построен большой дата-центр и обеспечение его электроэнергией. Вопрос электроэнергии для Мангистау всегда был большой проблемой, поскольку старые энергетические мощности, построенные еще в советское время, уже изжили себя.

Казахстан, безусловно, в ходе реализации Каспийского цифрового хаба решает сразу и проблему электроэнергии в регионе и, причем, из возобновляемых источников, т.е. «зеленой» энергией. Для этого еще в прошлом году было подписано межправительственное соглашение Премьер-Министрами Казахстана и Азербайджана, утверждена совместная рабочая группа, подписан договор строительства.

В консорциум с азербайджанской стороны вошла компания «AzerTelecom», с казахстанской «KazTransCom» и «TransTelecom». Для финансирования проекта «TransCaspian Fiber Optic» предусмотрено участие британских инвесторов как для прокладки кабеля по дну моря (около $200 млн), так и для построения инфраструктурных мощностей ($60 млн). Построение электростанции мощностью 250МВт обойдется из расчета за 1 МВт — 1 млн фунтов стерлингов. Итого 250 млн. фунтов стерлингов

Поэтому в проекте предусмотрено работа сразу трех групп британских инвесторов: прокладка кабеля, строительство дата-центров и технологических площадок, строительство новой электростанции на базе «зеленых» технологий.

— Алексей Фомин. Какие британские компании планируется привлечь к участию в проекте?

— Independent Power Corporation в области строительства электростанции на зеленых технологиях (на газе). BP (British Petrolium) прокладка кабеля. А по строительству дата-центров пока неизвестно.

— Алексей Фомин. Насколько необходим данный проект?

— Проект Каспийского цифрового хаба рассматривается, прежде всего, как коммерческий проект, акционеры которого будут получать дивиденды в соответствии с их долями. «Trans Caspian Fiber Optic» станет самым коротким и высокоскоростным магистральным маршрутом Европа – Азия, который будет играть большую роль в мировом транзите данных. Если рассматривать потребителей проекта немного дальше, то можно говорить о магистральном транзите Гонконг-Франкфурт.

Построение мощной инфраструктуры позволит крупнейшим поставщикам контента «Google», «Facebook», «Amazon», «Aliexpress» использовать дополнительный канал для передачи данных. Соответственно, возможности Азербайджана и Казахстана в построение цифровых экономик значительно расширятся.

Очевидны безусловные преимущества, которые получит сам Казахстан от появления такого цифрового хаба. Зарубежные инвестиции в инфраструктурные проекты в одном из крупнейших регионов страны, развитие цифровых технологий, создание дополнительных рабочих мест, привлечение иностранных компаний к работе на территории Республики Казахстан.

— Алексей Фомин: Почему для проекта был выбран Казахстан? Чем привлекателен этот регион?

— Казахстан является важнейшим поставщиком передачи данных для всего региона Центральной Азии. Кыргызстан, например, получает практически 100% трафика через Казахстан. Узбекистан и Туркмения тоже используют каналы связи. Большой транзитный трафик проходит через Казахстан из России в КНР и дальше в большую Азию.

Географическое положение Республики Казахстана позволяет предоставить наиболее короткий и быстрый путь транзита данных для всего региона. Не нужно забывать, что, кроме этого, магистральная передача данных хороший коммерческий проект, который важен для самих акционеров.

Нужно принимать во внимание развитую транзитную инфраструктуру Казахстана по всей стране, готовность всего населения к цифровым технологиям и новым возможностям Интернета в условиях пандемии. Т.е. для построения цифровых магистралей важное значение имеет готовность самой страны к передовым технологиям.

— Алексей Фомин: какое отношение имеет данный проект к Соглашению об общей информационной безопасности (GSOIA), заключенному между США и Казахстаном?

— Соглашение об общей информационной безопасности (GSOIA), как мне кажется, играет больше роль в направлении террористических угроз и не касается напрямую транзитных составляющих всей страны. Поэтому GSOIA не имеет прямого отношения к Каспийскому цифровому хабу.

— Алексей Фомин: как данный проект повлияет на реализацию китайской стратегии «Один пояс один путь», а именно ее части «Цифровой шелковый путь»?

— Китайская стратегия «Пояса и пути» в новом изложении вливается в Каспийский цифровой хаб в полном объеме, поскольку основным потребителем трафика выступает КНР и, как следствие, вся Азия.

Более того, участники и организаторы цифрового хаба не скрывают того, что уже сейчас китайские компании проявляют большой интерес к появлению такого цифрового транзита данных и вполне вероятно будут предприняты попытки принять участие непосредственно как в реализации проекта, так и его эксплуатации.

Нужно не забывать, что агрессия (в хорошем смысле слова) китайских интернет-компаний на рынках СНГ и Европы требует дополнительных источников транзита данных и увеличения пропускной способности каналов связи.

Реализация цифрового хаба в Каспийском регионе дает очевидные преимущества в развитии двухсторонних отношений КНР и Казахстана. Китайская сторона имеет надежного цифрового соседа, экономическую выгодную точку входа на рынок Евразийского пространства в виде получения резидентства для крупнейших интернет-компаний на территории Республики Казахстан с использованием центра международной торговли в виде МЦПС «Хоргос».

Международный центр приграничного сотрудничества (МЦПС) «Хоргос» распложен в таможенной зоне на границе Китая и Казахстана с развитой транспортной и ж/д инфраструктурой.

Также, по вопросу геополитического значения проекта Каспийского цифрового хаба в Казахстане и его влияния на китайские проект «Один пояс, один путь» интерес вызывает мнение главного эксперта программы Китайских и азиатских исследований Института Мировой Экономики и Политики про Фонде первого президента Казахстана Антона Бугаенко, данное нашей редакции.

По его словам, «судя по официальным сообщениям китайских информагенств, в Китае данную инициативу оценивают в целом позитивно, и преимущественно с точки зрения экономических выгод.

С точки зрения строительства «Пояса и пути» Китай интересует создание альтернативных сухопутных коридоров, в том числе и по передачи данных. Прокладка транскаспийского оптоволоконного кабеля поможет создать сухопутный поток данных по маршруту Азия-Европа в противовес доминирующим сейчас морским оптоволоконным сетям. В свете нарождающейся глобальной конкуренции Китая и США, Пекину представляется важным обеспечить диверсификацию в системах передачи данных, а также сформировать независимое интеграционное ядро.

И Европа является ключевым звеном в планах Китая по построению евразийскоцентричной мировой системы. При этом одним из главных интересов Китая в Европе является интерес технологического сотрудничества, а также создание симбиоза в информационном, финансовом, а возможно и культурно-общественном аспектах.

Условием динамичного развития всего перечисленного в век ускоряющейся передачи и обработки данных являются оптоволоконные каналы связи, и здесь Каспийский узел будет как нельзя полезен в выстраивании этого взаимодействия. По значению такой магистральный информационный провод можно будет сравнить со знаменитым Индо-Европейским телеграфом, также проходившим через Кавказ.

С точки зрения Китая прокладка транскаспийского оптоволоконного провода не является враждебным действием в отношении России, так как Китай в первую очередь беспокоит уязвимость инфраструктуры на Ближнем Востоке.

В частности, сейчас ключевым узлом по передаче данных через кабели является Суэцкий канал в Египте, нестабильность ситуации в окружающих странах заставляет Пекин задумывать о диверсификации. Прокладка по каспийскому маршруту представляется более удобной, чем северный маршрут, так как через Кавказ можно достаточно быстро выйти в европейские оптоволоконные сети. Также значительным преимуществом является сам факт создания такого проекта Азербайджаном и последующим подключением к нему друг прикаспийских стран, включая Казахстан.

Эксперт также отметил, что не видит связи между проектом Каспийского цифрового хаба и договором GSOIA».

Материал подготовили: Алексей Фомин, Коротовских Евгений

Источник: Eurasiatoday

15 августа, 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели