Американский проект «Большой Каспийский регион»
Геополитика и геоэкономика, Зарубежные материалы по Каспию, Колонка редактора

Американский проект «Большой Каспийский регион»

В США готовится к публикации новый некоммерческий журнал «Каспийские проблемы» (Caspian Affairs). Об этом пишет американский аналитический центр «Caspian Policy Center». Сообщается, что журнал будет специализироваться на вопросах геополитики, энергетики и безопасности Каспийского моря и соседних с ним стран. Журнал будет публиковаться раз в два месяца сотрудниками Каспийского политического центра с декабря 2018 года. Каждый выпуск будет содержать интервью и статьи по различным вопросам политики в регионе.

Пока первый выпуск журнала всё ещё готовится к публикации, на его сайте — www.caspianaffairs.com, размещен макет издания, который содержит весьма интересную программную статью американского дипломата, длительное время проработавшего в странах Центральной Азии — Ричарда Хоугланда, под названием «Большой Каспийский регион: Конкуренция и сотрудничество» (THE GREATER CASPIAN REGION: COMPETITION AND COOPERATION).

Редакция портала «Каспийский вестник» представляет перевод статьи, которая раскрывает содержание перспективного американского геополитического проекта «Большой Каспийский регион»:

Если Вы спросите у любого прохожего на улице в Соединенных Штатах или Европе о том, что такое Каспийское море, то первое, что придёт ему на ум, это может быть фраза: «Там лучшая чёрная икра в мире?». Небольшое количество знающих людей может ответить, что там есть большие природные ресурсы — нефть и газ. Большинство же не знают, что в этом регионе на южном краю России, расположены образовавшиеся после распада Советского Союза – Армения, Азербайджан, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан.

Большинство из них мало знают, почему Большой Каспийский регион на протяжении веков был местом противоборства Китайской, Римской, Персидской, а позже Османской и Российской Империй за мировую власть и влияние.

И у большинства людей нет понимания, почему Большой Каспийский регион сегодня является центром повышенного стратегического значения.

На фоне множества новостей, касающихся таких неустойчивых стран и негосударственных субъектов, как Сирия, Северная Корея или ИГИЛ, новости Большой Каспийского Региона обычно малослышимы или не слышны вообще. Но на самом деле здесь есть на что посмотреть.

Почему? Конечно, потому что это один из главных углеводородных центров мирового значения, например, здесь есть такие крупные месторождения, как Тенгиз, Кашаган и Карачаганак в Казахстане; Галкыныш в Туркменистане; и Шах-Дениз в Азербайджане, и это только самые известные.

Кроме этого, сегодня здесь имеет место столкновение четырёх мировых держав: России, Китая, Соединенных Штатов Америки и Европы, которые имеют разнообразия причины своего интереса к Каспию и иногда противоречивые интересы. В результате растущей конкуренции, Большой Каспийский Регион приобретает глобальное стратегическое значение.

В сфере внешней политики администрация Трампа перестала делать тот же акцент на поощрении демократии и прав человека, как другие американские администрации. Хоть это вызывает дискомфорт у некоторых представителей внешнеполитической элиты, в большинстве постсоветских государств данная позиция приветствуется и Вашингтон начинает восприниматься как перспективный партнёр.

Свидетельством этому служит, к примеру, Азербайджан, который недавно сигнализировал своё стремление к более тесным отношениям с Соединенными Штатами Америки. Это приводит к тому, что США вводит в свой внешнеполитический курс элементы прагматизма в духе «realpolitik».

В последние 20 лет в регионе вообще отсутствовала какая-то последовательная внешняя политика США. Американские администрации в этом период путем регулярных отчётов Конгресса по правам человека и свободе вероисповедания фактически «указывали пальцем» и «стыдили» местные власти за их андтидемократизм. Отмечались лишь только сдержанные предложения об углублении сотрудничества, к примеру, по вопросам поддержки операции в Афганистане «Несокрушимая Свобода».

Новая реальность администрации Трампа не означает, что Соединенные Штаты резко сместятся в аморальность, но увеличивает возможности для углубленного сотрудничества.

Ирония состоит в том, что немногие готовы признать, что такого рода realpolitik будет более способствовать позитивным изменениям в регионе с течением времени, а в перспективе может привести к усилению западных либеральных ценностей в новых государствах на южной периферии России, особенно когда к власти приходит молодое поколение.

Почему Западу так трудно принять подобные изменения? Фундаментальный момент заключается в том, что Соединенные Штаты и Запад в целом, не относят страны региона Центральной Азии и Южного Кавказа к западной цивилизации, а считают их в полной мере интеллектуальным наследием бывшего Советского Союза, которое столетиями развивалось вдали от влияния Ренессанса, Реформации и Просвещения – трёх великих интеллектуальных движений, создавших  учреждения, культурные ценности, политические структуры и мировое наследие Современного Запада.

Скорее, бывшие советские государства наследники советского прошлого и более ранней Царской России, ведущей непрерывную линию своего развития от Византийской империи. Этот мировоззрение и система управления упразднили важность личности и прославили силу государства, возглавляемого автономным лидером. Особенно в советское время это незападная система закрепила политическую власть в руках немногочисленной привилегированной элиты, которая допускала даже признание организованной преступности в качестве элемента власти и использовала мощный аппарат спецслужб, для этого, чтобы укрепить здесь государственную власть. Этому  тройному союзу бросить вызов, могли лишь немногие привилегированные группы. Это продолжает влиять на регион и тем самым радикально отличает его от Запада.

Политика США в Большом Каспийском регионе

Сразу после распада Советского Союза и появления 16 новых независимых государств, политика США была окрашена иррациональным изобилием, которое предполагало взгляд Вашингтона через «розовые очки» на то, что народы бывшего СССР испытывают естественную тоску по свободному дыханию.

Вашингтон думал, что соответствующая помощь этим государства быстро приведёт к тому, что они станут сторонниками демократии и свободного рынка. Используемый властями «Акт в поддержку свободы» 1992 года, означающий «свободу для России и развивающихся стран и их движение к евразийским демократиям и открытому рынку», позволил Вашингтону выделить значительные ресурсы на оказание поддержки бывшим советским государствам при их переходе от коммунизма и центрального планирования к демократии и свободными рынками, то есть западным идеалам. Как мы сейчас знаем, этот переход из одной идеологии к другой не быть таким быстрым или легким процессом как и предполагалось ранее.

Основные политические интересы США в новых независимых странах должны заключаться в поддержке независимости суверенных государств,  которые способствуют региональной безопасности, повышению их экономической интеграции с региональными и глобальными рынками, и демонстрации уважения к правам человека и демократическому управлению. Только в этом случает эти государства не станут источниками транснациональных угроз для США или любой другой нации.

Со временем в Вашингтоне научились воспринимать каждую страну как она есть. Политики в Вашингтоне признали, что страны Большого Каспийского региона дифференцировали свои политические курсы и иногда сталкиваются друг с другом. Интересы одного иногда вступают в конфликт с интересами другого: Ташкент и Душанбе конфликтовали во время гражданской войны в Таджикистане середины 1990-х годов  (хотя это может измениться при новом президенте в Узбекистане), Армения и Азербайджан имеют Нагорный Карабах. Страны Центральной Азии конфликтуют из-за прав на водные ресурсы. В начале эры независимости, когда границы были плохо определены, сформировалась необычная система анклавов и эксклавов в Ферганской Долине, которую Советы создали в Узбекистане, Кыргызстане и Таджикистане после картографических и этнографических экспериментов  1920-х и 1930-х годов. Подобная ситуация имеется и в азербайджанском эксклаве Нахичевань, который находится в окружении Армении и Ирана.

Независимость также означала, что цепи поставок предметов первой необходимости, таких как еда и электричество, были внезапно разрушены отдельными суверенными образованиями, у которых не было желания сотрудничать, по крайней мере сначала.

Тем не менее, прошедшее время и здоровое стратегическое терпение привели к тому, что региональное сотрудничество в Большом Каспийском регионе может стать больше, чем просто проект и идеалистический блеск в глазах Запада.

Во время осенней Генеральной Ассамблеи ООН 2015 года в Нью-Йорке, Госсекретарь США Джон Керри встретился в коллективной обстановке с министрами иностранных дел всех пяти центрально-азиатских государств, положив начало не виданному в истории формату, называемому C5+1. К удивлению многих, без каких-либо острых моментов, пять иностранных министров обсудили с Керри потенциал регионального сотрудничества и расширение ответственности государств друг перед другом, включая противодействие насильственному экстремизму. Этот кредит доверия Государственный секретарь США Рекс Тиллерсон продолжил реализовывать на Генассамблее ООН 2017.

Реализация политики США в Большом Каспийском регионе, как и в других частях мира, не всегда хорошо видна и почти никогда не находится на первых страницах новостей. Россия по-прежнему является первичным игроком почти для всего Большого Каспийского регион. Но там, где это приветствуется, Соединенные Штаты работают с военными и другими структурами безопасности государств региона, особенно пограничникам, для того, чтобы модернизировать вооруженные силы и обеспечить пограничникам возможности предотвращать перемещение через границу контрабанды наркотиков и компонентов оружия массового поражения, что в итоге облегчает попадание в регион западных представителей и расширяет торговлю и коммерцию.

Вкратце, самые лучшие рекомендации по организации политики США в государствах Большого Каспия сегодня это: «Внимание, внимание, внимание!». Хотя США действительно взаимодействовали со всеми восемью государствами в прошлую четверть века, сотрудничество часто было слишком условным и обременённым транзакциями, особенно после событий сентября 2011 года в США.

Мы работаем с ними, когда нам нужно, и мы слишком часто остаемся сдержанными, когда они предлагают нам новые пути сотрудничества в регионе. Вашингтон никогда не должен отказаться от своей приверженности добру и правам человека – ценностям, которые в конечном счете создают стабильность общества — но эти цели лучше достигать путём тихой дипломатии за закрытыми дверями, только в этом случае могут быть достигнуты реальные результаты.

Наконец, давайте сосредоточимся более узко на пяти центральноазиатских государствах Большого Каспийского региона.

Предложение по центральноазиатской безопасности и процветанию

Один из отличительных признаков государств Центральной Азии и их политики последней четверти века – это то, что лидеры встречаются время от времени, иногда в двустороннем формате, иногда вместе под эгидой России или Шанхайской организации сотрудничества, и при этом наблюдается заметное отсутствие регионального формата сотрудничества.

Это может быть следствием советского прошлого, когда все дороги вели в Москву. А может быть просто результатом стремления каждого из пяти государств ревностно охранять прерогативы своего суверенитета в первые годы независимости. Далее есть серьезная конкуренция пяти государств по вопросам права на воду в регионе, а в некоторых случаях по вопросу о региональном лидерстве.

Но представьте на мгновение что может произойти, если пять государств, а впоследствии и Афганистан, образуют что-то, что можно будет назвать Ассоциацией Центральных Азиатских государств (the Association of Central Asian States), или ACAS. Установление подобного интеграционного формата вместо личного соперничества – это большое благо. ACAS, со временем, мог бы работать на модернизацию и согласование между её членами таможенных правил в целях стимулирования экономического роста и международной торговли. В рамках ACAS к тому времени улучшится ситуация в сфере укрепления безопасности границ и содействия законному передвижению людей и товаров. Это усилит защиту от незаконной контрабанды, в том числе и элементов оружия массового уничтожения, а также от незаконного транзита террористов и торговцев людьми. ACAS будет работать, чтобы со временем построить ассоциацию взаимного доверия и уважения существующих международных организаций.  В течение времени Азербайджан мог бы стать членом ACAS, потому что он многих уважает и у него больше общего с государствами Центральной Азии, чем с его  географическими соседями – Арменией и Грузией.

В настоящее время, Центральная Азия является одним из самых изолированных регионов мира и огромную пользу странам может принести увеличение их участия в глобальной экономике. Китай понимает это и разработал в рамках своих центральноазиатских планов инициативу «Экономический пояс Шёлкового пути», являющейся в свою очередь частью «Одного Пояса и Пути». Фундаментальные сдвиги и реформы надо поощрять, но не навязывать извне. Государства Центральной Азии должны сами чувствовать, что их взаимный интерес – это формирование такой коалиции, и что цели их развития могут быть достигнуты путем создания  Ассоциация стран Центральной Азии. Этот цель должна теперь стать в центре внимания дипломатии США. ACAS не ослабит суверенитет и независимость своих членов, а укрепит их. Центральная Азия, наконец, станет регионом, с которым следует считаться на международном уровне. Соединенные Штаты могут этому помочь, находясь при этом на заднем плане. Вашингтон должен обеспечивать регулярное и устойчивое дипломатическое взаимодействие на высоком уровне, чтобы, в конце концов, любое государство начало воспринимать эту задачу всерьез. Годовое собрание, известное как C5+1 из пяти министров иностранных дел стран Центральной Азии и госсекретаря Соединенных Штатов Америки, начатое Джоном Керри и продолженное Рексом Тиллерсоном — это многообещающее начало, но не достаточное. Соединенные Штаты, кажется, готовы вступить в новую эру realpolitik, и, возможно, станут более значимым игроком и надежным партнером для Большого Каспийского Региона.

В заключении статьи Ричарда Хоугланда указано, что выраженные в ней идеи являются исключительно авторскими и не обязательно представляют взгляды Каспийского Политического Центра. Статья является результатом личного опыта автора и знаний, полученным им за 32 года дипломатической работы в Большом Каспийском регионе, а также в Южной Азии.

И хоть данную статью нельзя считать выражением новой внешнеполитической стратегии Вашингтона в Каспийском регионе, его экспертное мнение наверняка будет услышано в Белом Доме и не исключено, что многие его предложения будут реализованы США на практике. А это, в свою очередь, означает, что на Каспии в ближайшей перспективе будут разворачиваться весьма интересные и значимые геополитические процессы и преобразования.

Октябрь 31, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели