Андрей Грозин подводит итоги прошедшего года для стран Центральной Азии
Комментарии экспертов

Андрей Грозин подводит итоги прошедшего года для стран Центральной Азии

Об основных угрозах и возможностях, результатах и перспективах в беседе с корреспондентом ИА REGNUM Маргаритой Князевой рассказал заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин.

Редакция нашего портала публикует одну из частей материала, посвященную ситуации в прикаспийском Туркменистане.

ИА REGNUM : Хотелось бы поговорить и о самой скупой на информацию стране в регионе — Туркмении. С каким багажом она вступила в 2018 год?

— Данные по ограничению хождения валюты, возможности приобретения валюты физическими лицами, расходов на проведение Азиатских игр в закрытых помещениях и, очевидно, проблемы с сужением возможностей поставок туркменского газа на внешние рынки говорят о том, что экономическая ситуация не очень хороша. Думаю, что недавний разговор Владимира Путина с Гурбангулы Бердымухамедовым по поводу координации действий Туркмении с СНГ — в определенном смысле один из сигналов о том, что полная изоляция и постоянный позитивный нейтралитет постепенно себя изживают.

Ашхабад не готов сразу от него отказаться, войти куда-нибудь, повысить уровень своей международной активности хотя бы на региональном уровне. Но, тем не менее, мельницы бога мелят медленно, но верно. В той геополитической ситуации, которая складывается вокруг ЦА и вокруг ее сырьевых ресурсов, очевидно, оставаться на позициях страны, закрытой даже от регионального партнерства, становится все труднее. Постепенно туркменская политика, очевидно, будет меняться — это будет не быстро, и процесс, конечно, не будет носить линейный характер.

ИА REGNUM : Что может послужить таким импульсом для ускорения?

— Во многом все будет зависеть от того, что будет происходить южнее туркменской границы. С другой стороны, складывается ситуация, когда КНР де-факто превратилась в силу, по сути, контролирующую все газовые ресурсы Туркмении. И это, наверное, требует какого-то решения. Возможно, в наступившем году все-таки будет подписана эта многострадальная конвенция, определяющая юридический статус Каспия. Но я не склонен считать, что как только это произойдет, по мановению волшебной палочки у прикаспийских государств откроется широчайшее количество разных возможностей.

Да, приоткроется окно, но слишком много параметров, которые это окно будут стараться запечатать. Тот же Китай, по-моему, абсолютно не заинтересован в том, чтобы туркменский газ уходил куда-то на Запад, он заинтересован, чтобы газ становился все дешевле для Китая и шел в одну сторону.

То же самое касается и каспийской военной флотилии. Фактор, конечно, не экономический, а сугубо силовой, но тем не менее стрельбы «Калибрами» произвели серьезное впечатление на столицы прикаспийских государств. Об этом быстро никто не забудет, и это будет учитываться при принятии решений, которые могут нанести дипломатический ущерб национальным интересам Российской Федерации.

То же относится и к позиции Ирана. Сейчас на туркменском направлении заморожены поставки, идет кардинальная перестройка собственной страновой газотранспортной сети, и потребность замещения в северных провинциях туркменским газом будет становиться меньше, потребность в туркменском газе будет снижаться. Может быть, появятся новые возможности для реализации транспортно-логистических проектов по линии реализации инициативы «Один пояс — один путь» в районе Каспийского региона. Есть много других факторов, которые будут влиять на туркменскую газовую политику.

Если подводить итоги по прошедшему году в Туркмении, ситуация с наполняемостью бюджета очень осложнена, и из нее необходимо искать пути выхода. Возможно, будут достигнуты какие-то прорывные договоренности с «Газпромом», но пока я не вижу, что Туркмения может предложить такого, чтобы российский газовый монополист отказался от своей позиции. Понятно, что Москва платила за туркменский газ дороже всего, и не кредитами, не товарами, а живыми деньгами. Но сейчас есть новые тенденции в перестройке российского газового экспорта, со строительством мощностей для СПГ.

То, что сейчас нам продемонстрировали, это только начало. А вопросы с прокладкой альтернативных газопроводов в Европу тоже находятся на начальной стадии, от их реализации многое будет зависеть. Строится «Сила Сибири» — очевидно, что проекты газопроводов в восточном направлении не отменяемы и останутся при любом внешнеполитическом раскладе. Основные договоренности с Пекином будут соблюдаться неукоснительно, это стратегическое направление. Остальным государствам, в том числе Туркмении, остается учитывать этот глобальный геополитический адрес и подстраиваться под него.

Подробности: https://regnum.ru/news/2372453.html

Январь 28, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели