Армяно-азербайджанский конфликт и его последствия для Ирана
Вокруг Ирана, Зарубежные материалы по Каспию

Армяно-азербайджанский конфликт и его последствия для Ирана

В октябре в ряде иранских телеграмм-каналов был распространён аналитический документ (BESA Center Perspectives Paper No. 1,778, October 16, 2020), подготовленный учёными иранского происхождения, проживающими в Швеции, под названием «Армяно-азербайджанский конфликт и его последствия для Ирана» (The Armenian-Azerbaijani Conflict and Its Implications for Iran).

Авторами выступили сотрудничающие с израильским Центром стратегических исследований Бегин — Садат — The Begin-Sadat Center for Strategic Studies (BESA Center):

Арвин Хошнуд (Arvin Khoshnood) — аналитик из Лундского университета в Швеции, имеет ученые степени в области политологии, гуманитарной географии, свободно владеет персидским языком и следит за иранской политикой уже более двух десятилетий. (@arvinkhoshnood);

Д-р Ардаван Хошнуд (Dr. Ardavan Khoshnood), внештатный сотрудник BESA Center, является криминологом и политологом, а также адъюнкт-профессором неотложной медицины в Лундском университете в Швеции. (@ardavank).

Редакция портала «Каспийский вестник» в продолжение цикла уже ранее опубликованных материалов по данному вопросу, представляет вниманию читателей перевод данного аналитического документа:

Резюме: конфликт между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха поставил исламский режим Ирана в трудное положение. В то время как правительство пытается сохранять нейтралитет, другие элементы режима открыто принимают одну из сторон в конфликте.

Конфликт между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха вновь разгорелся, в результате чего погибли сотни людей. Хотя проблема связана с принадлежностью территории, вопросами идентичности и власти, более широкое международное соперничество может иметь серьезные последствия для дальнейшего развития конфликта.

Исламский режим Ирана является важным действующим лицом в армяно-азербайджанском конфликте, поскольку он имеет общие границы с обеими странами. Во время недавних боевых действий несколько ракет попали на иранскую землю.

Ответ Верховного лидера

Газета «Кейхан», близкая к верховному лидеру Ирана Али Хаменеи, поначалу воздерживалась от участия в конфликте. В газете сообщалось, что конфликтующие стороны обвиняют друг друга в агрессии, а Минская группа не смогла добиться мира.

Однако 5 октября «Кейхан» опубликовал интервью с Али Акбаром Велаяти, советником Хаменеи по международным вопросам. Велаяти назвал Нагорно-Карабахский регион «оккупированной территорией», принадлежащей Азербайджану, и заявил, что исламский режим поможет Баку вернуть его.

Однако Велаяти добавил, что «оккупированные территории не должны быть освобождены ценой пролития крови народа». Вместо этого он предложил переговоры в качестве окончательного решения конфликта, хотя предыдущие переговоры и потерпели неудачу. Он заявил, что Израиль, США и Франция вносят свой вклад в напряженность, и предложил Турции работать с Ираном ради мира.

Азербайджанская Республика — это страна с шиитским большинством населения, имеющая общую историю и культуру с Ираном, особенно с иранскими азербайджанскими провинциями. В таком ключе в поддержку Азербайджана 30 сентября высказались четыре представителя Хаменеи в Иранском Азербайджане. Священнослужители отметили, что Азербайджан «предпринимает шаги по возвращению Региона [Нагорного Карабаха] полностью легально, в соответствии с шариатом и четырьмя резолюциями Совета Безопасности ООН».

Это заявление совпадает с мнением Хаменеи, хотя сам он ни словом не обмолвился о столкновениях.

В 1993 году Хаменеи раскритиковал Армению за оккупацию Нагорного Карабаха и заявил, что армяне притесняют там мусульман. Когда Гейдар Алиев, тогдашний лидер Азербайджана, посетил Иран в 1994 году, Хаменеи утверждал, что это был религиозный долг азербайджанского народа — защищать свою страну.

Однако в 1990-х годах политика исламского режима начала меняться. Азербайджан стал более дружелюбным по отношению к Западу. В то время как верховный лидер продолжал считать, что Нагорный Карабах принадлежит Азербайджану, он позволил своему правительству сблизиться с Арменией.

Когда премьер-министр Армении Никол Пашинян посетил Иран в 2019 году, Хаменеи призвал к более тесному экономическому сотрудничеству между странами. В ходе визита Хаменеи подчеркнул, что Армения и Азербайджан должны решить свой конфликт путем переговоров.

Реакция правительства

Иранское правительство поддержало Хаменеи, поощряя переговоры. В день начала столкновений (27 сентября 2020 года) министр иностранных дел Ирана Мухаммад Джавад Зариф написал в своем твиттере, что режим «призывает к немедленному прекращению боевых действий и призывает к диалогу для урегулирования разногласий».

28 сентября официальный представитель правительства Али Рабиеи заявил, что исламский режим Ирана вместе с Турцией и Россией может объединиться, чтобы помочь конфликтующим сторонам найти мирное решение спора.

Президент Хасан Роухани также призвал обе стороны прекратить военные действия. 30 сентября Роухани в телефонном разговоре сказал Пашиняну, что иностранное вмешательство в конфликт затянет спор и осложнит ситуацию.

Правительство отвергло все утверждения о том, что оно перевозит военное снаряжение в Армению с иранской территории. Это опровержение стало реакцией на распространение в социальных сетях видеороликов, на которых грузовики якобы перевозят грузы через иранскую границу в Армению.

10 октября и Роухани, и Зариф поддержали соглашение о прекращении огня между двумя странами, достигнутое при посредничестве России. А после Правительство также выразило озабоченность по поводу нарушения режима прекращения огня и продолжило призывать обе стороны воздерживаться от насилия.

Реакция Корпуса Стражей Исламской революции

В то время как правительство пытается представить режим как нейтральный в конфликте, несколько новостных агентств, близких к Корпусу Стражей Исламской революции (КСИР) идентифицирует Азербайджан, как зачинщика конфликта и рассматривает столкновение, как угрозу исламскому режиму.

Mashregh News писала, что «сосредоточившись на своих военных позициях в приграничных районах, по состоянию на сегодняшнее утро [27 сентября], именно бронетанковые войска азербайджанской армии вошли в спорные районы при поддержке азербайджанской артиллерии и наступательных вертолетов».

2 октября газета Mashregh News опубликовала анализ, в котором утверждалось, что Азербайджан представляет угрозу для Ирана. В материале Азербайджан представлен, как союзник Запада и Израиля, и заявляется, что Баку позволил Израилю использовать свою территорию для проведения операций. Более того, утверждалось, что Азербайджан имеет претензии на иранские азербайджанские провинции, а Нагорный Карабах является буферной зоной между Ираном и Азербайджаном.

Далее в материале было сказано, что если Нагорный Карабах «будет захвачен Алиевскими войсками», террористы [Такфири], посланные Эрдоганом, будут представлять серьезную угрозу для Ирана с точки зрения национальной безопасности и территориальной целостности».

Информационное агентство Fars предлагает менее антиазербайджанскую линию, чем Mashregh News. Однако в докладе о «нейтральной» позиции Тегерана по поводу столкновений СМИ называет зачинщиком конфликтом именно Азербайджан.

Fars сообщает о развертывании Турцией джихадистских террористов из Сирии на Южном Кавказе в поддержку Азербайджана и рассматривает конфликт как более широкий заговор против исламского режима. Агентство сообщает, что Але-Хашем, Представитель Хаменеи в провинции Восточный Азербайджан, обвиняет Израиль в том, что он является «режиссером» конфликта.

Как информационное агентство Fars, так и Mashregh News, еще больше вовлекают Израиль в конфликт, сообщая, что Армения обвиняет Азербайджан в использовании кассетных бомб, приобретенных у Израиля. Fars также вовлекает в конфликт правительство США. По крайней мере, в трех новостных сообщениях утверждалось, что посольства США в Баку и Ереване знали о надвигающемся кризисе и советовали американским гражданам избегать регион за два дня до начала боевых действий.

Новости Tasnim, напротив, явно проазербайджанские. Например, СМИ взяло интервью у иранского эксперта по Кавказскому региону, который утверждает, что Азербайджан имеет право применять силу, так как Армения вышла из своих «оккупированных территорий». Tasnim News также писал, что израильское и  американское влияние в регионе и есть причина конфликта. Данное мнение основывалось на интервью с двумя священнослужителями, базирующимися в иранских азербайджанских провинциях, которые обвиняли Израиль. Так, Джавад Шабестари, член Ассамблеи экспертов, заявил, что все стороны должны быть осторожны, чтобы не работать в интересах Израиля или других стран.  Хасан Шоджаи, член Меджлиса, в свою очередь, заявил, что Израиль и США не хотят мира в регионе.

Примечательно, что ни один командующий КСИР публично не высказал официальную точку зрения Корпуса.

Последствия конфликта для исламского режима

Азербайджан имеет тесные отношения с США, Израилем и ЕС. Страна  обеспечивает 40 процентов потребления нефти Израилем, и ЕС считает Азербайджан стратегическим партнером, которому предстоит сыграть важную роль в том, чтобы сделать Европу менее зависимой от российских энергоресурсов.

Азербайджан также является союзником Турции, что подталкивает к пантюркизму на Кавказе, в том числе в иранских азербайджанских провинциях. Поэтому исламский режим воспринимает Армению, как союзника, с помощью которого можно создать равновесие сил в регионе (при этом Россия, конечно, играет ключевую роль). Армения является членом военного альянса — Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), в которой доминирует Кремль, и исламский режим понимает, что сотрудничество с Арменией сблизит Иран с Россией.

Торговые отношения с Арменией также важны для режима. Из — за санкций США Тегеран воспринимает все страны, которые готовы торговать с ним, как важные. Особенно это касается соседних стран, в том числе Азербайджана. Однако в период с 2019 по 2020 год торговые отношения между Исламским режимом и Азербайджаном ухудшились, что сделало Армению более привлекательным союзником.

При этом именно Азербайджан имеет тесные исторические и культурные связи с Ираном. Азербайджанская Республика была частью Ирана до того, как царская Россия не включила эти территории в свой состав.

Также важно, что большинство населения Азербайджана шииты.

Эти сложности объясняют, почему исламский режим не имеет четкой политики в отношении конфликта.

Верховный лидер хранил молчание, в то время как его представители демонстрировали поддержку Азербайджану — поддержку, которую следует понимать, прежде всего, как средство ослабления проазербайджанских и просионитских угроз внутри Ирана. Правительство заявило, что оно нейтрально относится к конфликту и стремится к устойчивому миру в регионе.

Командиры КСИР также хранили молчание, но новостные агентства близки к корпусу заняли противоречивые позиции. Это говорит о том, что в рядах КСИР существуют разногласия по поводу конфликта.

Режим должен сделать выбор

Исламский режим находится в сложном положении, в котором два главных интереса противоречат друг другу. Поддержка Армении могла бы укрепить позиции Исламского режима в регионе, но это означало бы, что Иран поворачивается спиной к Азербайджану, шиитской стране.

Ничего не делать — также не вариант. Режим не хочет позволять Анкаре увеличить свое влияние в регионе к северу от Ирана. Размещение Турцией джихадистов в регионе представляет собой серьезную угрозу Ирану и исламскому режиму. Это могло бы объяснить, почему Тегеран хочет привлечь Турцию и Россию к урегулированию конфликта.

Режим попытается использовать конфликт, чтобы сблизить Анкару и Москву с Тегераном. Иран и Турция установили тесные отношения, и режим будет стремиться сделать их еще более сильными. Турция была хорошим экономическим партнером для Ирана, и оба они враждебны Саудовской Аравии и Израилю.

Что решит сделать исламский режим?

Главной доктриной во внешней политике тегеранского режима является его восприятие себя как Умм аль-куры, или матери всех мусульманских городов. Эта доктрина, скорее всего, подтолкнет к проармянскому подходу.

Доктрина Умм аль-Кура (Umm al-qura), которая была разработана Мухаммедом Джавадом Лариджани в своей книге Magholati dar estrategi-e melli (1990, Issues on National Strategy), помогла режиму перевести свою внешнюю политику из идеализма в реализм.

Короче говоря, доктрина утверждает, что если режим падет, то его не будет. А Иран – единственная страна, которая защищает ислам и шиитов. Поэтому режим должен отдавать приоритет своей собственной безопасности и силе, чего бы это ни стоило. Выживание исламского режима важнее, чем жизнь некоторых мусульман.

Соответственно, следует ожидать, что режим будет поддерживать Армению, по крайней мере, в той ограниченной степени, в какой государства региона могут влиять на конфликт.

Скорее всего, это произойдет как во время, так и после боевых действий. Эта поддержка, вероятно, будет оказываться скрытно в форме предоставления Армении гражданских услуг и военной техники, а также путём разведывательной и дипломатической поддержки. Исламский режим будет стремиться избегать прямой конфронтации с Турцией и Азербайджаном.

Однако поддержка Тегерана может стать более открытой в зависимости от того, как будет развиваться конфликт. Будет ли Турция продолжать размещать джихадистов в регионе? Как отреагируют США, ЕС и Израиль? Что получит Россия? Все эти факторы будут оказывать влияние на решения исламского режима.

29 октября, 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели