Бахтиёр Эргашев о целях политики Узбекистана на Каспии
Аналитика, Комментарии экспертов

Бахтиёр Эргашев о целях политики Узбекистана на Каспии

Понятие «Каспийского региона», которое активно и прочно вошло в оборот после распада СССР в 1991 г., до сих пор не имеет четкого определения, которое давало бы исчерпывающую характеристику данной территории.

И хотя редакция портала нашего портала согласна с понятием Каспийского региона, предложенным российскими учеными И.С.Зонном и С.С.Жильцовым, предполагающим, что к нему относится территория в пределах административных границ субъектов пяти прикаспийских государств (России, Казахстана, Туркменистана, Ирана и Азербайджана), имеющих непосредственный выход на Каспий, который придает им целостность в социальном, экономическом и экологическом отношениях, следует отметить, что ряд ученых рассматривают понятие Каспийского региона иначе – а именно через систему концентрических кругов-поясов. В центре такой конструкции – ядро из пяти прибережных стран, а вокруг пояса из стран, имеющих экономические интересы в регионе и географически тяготеющие к Каспию. И к той и другой категории стран относится Республика Узбекистан, граничащая с прикаспийскими Казахстаном и Туркменистаном.

О месте Каспийского региона в системе национальных интересов Узбекистана редакция портала «Каспийский вестник» («К.В.») беседовала с узбекистанским экспертом, директором Центра исследовательских инициатив «Ma’no» Бахтиёром Эргашевым.

Б. Эргашев рассказал «К.В.», что у Узбекистана довольно обширные интересы в отношении Каспийского региона. В числе приоритетных проектов Ташкента в регионе он указал транспортные проекты, предполагающие выход из Центральной Азии через Каспий и далее посредством южнокавказской транспортной магистрали «Баку-Тбилиси-Карс» в Турцию и Европу.

Кроме того, при определенных условиях, Узбекистан мог бы присоединиться к перспективному проекту Транскаспийского газопровода, предполагающего поставки газа из Туркмении и, возможно, других стран региона на Запад через акваторию Каспия.

Не исключает эксперт из Узбекистана и реализацию в ближайшей перспективе совместных энергетических проектов Ташкента и прикаспийских стран. Он напомнил, что в прошлом году соответствующие договорённости были достигнуты между руководством Узбекистана и Туркменистана. В результате 20 мая 2017 года Национальная холдинговая компания «Узбекнефтегаз» и Государственный концерн «Туркменнебит» («Туркменнефть») подписали меморандум о взаимопонимании. Сообщалось, что документ предусматривает установление взаимовыгодного и долгосрочного сотрудничества по совместной разведке и разработке месторождений на Каспийском шельфе Туркменистана. В соответствии с договором стороны намерены добывать углеводородное сырье на условиях соглашения о разделе продукции.

Прокомментировал «К.В.» Б.Эргашев и ситуацию вокруг возобновления функционирования в Каспийском регионе американской Северной сети поставок (ССП) в Афганистан.

Эксперт напомнил, что Ташкент уже имеет опыт ключевого актора в ССП. Когда в 2011 году президент США Барака Обама инициировал вывод части коалиционных войск из Афганистана, Узбекистан в течение трех лет предоставлял свои транспортно-логистические возможности для вывода значительной части вооружения и техники из этой страны. В настоящее время изменится только маршрут американских поставок за счёт включения в него акватории Каспия и стран Южного Кавказа.

С учетом того, что американский транзит приносил Ташкенту финансовую выгоду, исчисляемую сотнями миллионов долларов, неслучайным выглядит заявление узбекистанского президента Шавката Мирзиёева в Вашингтоне во время встречи с Дональдом Трампом, где он отметил, что его страна окажет дальнейшую поддержку Северной распределительной сети поставок в Афганистан.

Май 31, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели