Безопасность и политика Большого Каспийского региона: взгляд в 2019 год
Зарубежные материалы по Каспию, Колонка редактора

Безопасность и политика Большого Каспийского региона: взгляд в 2019 год

Ведущий американский аналитический центр, занимающийся изучением Каспийского региона – Каспийский политический центр (Caspian Policy Center), в текущем году выпустил доклад, содержащий прогноз и оценку основных событий в сфере политики и безопасности в странах Большого Каспийского региона, к которому американские аналитики помимо России и Ирана относят три страны Южного Кавказа – Грузия, Армения, Азербайджан, и пять стран Центральной Азии – Таджикистан, Киргизия, Узбекистан, Туркменистан и Казахстан.

Во вступлении его авторы посол США (в отставке) Ричард Хоугланд, директор Каспийского политического центра Эфган Нифти и его научный сотрудник Сара Хьюзар отмечают, что Большой Каспийский регион является зоной динамичного и быстрого развития. За последний год в регионе произошли структурные изменения, проведён ряд реформ в Азербайджане, Казахстане и Узбекистане, возрос экономический интерес со стороны Китая и многое другое. Авторы ожидают, что быстрые изменения будут продолжаться и представляют обзор областей интересов и ожиданий в области политики и безопасности для Большого Каспийского региона в новом году.

Перевод доклада выполнен редакцией портала «Каспийский вестник»:

Каспийское Соглашение

Несомненно, одним из наиболее примечательных событий в регионе в прошлом году стало подписание Конвенции о правовом статусе Каспийского моря 12 августа. Соглашение положило конец многолетнему спору о том, является ли Каспий морем или озером, предоставив ему особый правовой статус. Его поверхностные воды в настоящее время открыты для всех пяти прикаспийских государств, но не позволяют иностранным военным кораблям заходить в море. Между тем морское дно и его ценные природные ресурсы остаются разделенными в соответствии с двусторонними соглашениями. То, как эти двусторонние соглашения будут развиваться в течение следующего года, будет во многом способствовать формированию межгосударственных отношений в Большом Каспийском регионе.

Участие США.

Санкции в отношении России

Санкции США против России продолжили увеличиваться в 2018 году. В целом эти меры были нацелены на энергетическую и финансовую отрасли России, а также на конкретных олигархов, оборону и продажу оружия. В частности, последний раунд санкций, объявленный Министерством финансов США в середине декабря, был направлен против субъектов, связанных с вмешательством в выборы 2016 года, сотрудников ГРУ и военной разведки, которые пытались взломать Всемирное антидопинговое агентство и Организацию по запрещению химического оружия, а также Александра Петрова и Руслана Боширова – обвиняющихся в отравлениях Скрипаля. С другой стороны, администрация Трампа только что отменила санкции, которые коснулись Олега Дерипаски и его отраслей, включая РУСАЛ. Таким образом, сложно сказать, куда направляется администрация США.

Санкции Европейского Союза в отношении России уже продлены, по крайней мере, до июля этого года, и санкции США, вероятно, будут действовать как минимум до тех пор. Международный валютный фонд прогнозирует неутешительный 1,6-процентный рост для России в 2019 году, примерно такими же темпами, как и в прошлом году.

Санкции против Ирана

Администрация Трампа повторно ввела санкции в отношении нефтяного, банковского и судоходного секторов Ирана во второй половине 2018 года. Заявленная цель — заставить Иран отказаться от разработки баллистических ракет и прекратить поддержку группировок в Сирии и Йемене.

Возможно, самая амбициозная цель режима санкций — свести экспорт иранской нефти к нулю. Администрация стремилась сделать это, не дестабилизируя мировой рынок, так, чтобы восьми крупнейшим импортерам иранской нефти – Китаю, Индии, Южной Корее, Турции, Италии, Греции, Японии и Тайваню — было разрешено продолжать покупать нефть в сокращенных объемах в течение следующих шести месяцев. Эти отказы истекают в начале апреля, и на этом этапе следующий шаг администрации в сторону этих стран неясен. Китай и Индия, в частности, полагаются на иранскую нефть и вряд ли полностью прекратят ее закупку.

Визиты Высокого Уровня

За последний год официальные лица США совершили много поездок в Центральную Азию и на Кавказ. В конце октября советник по национальной безопасности Джон Болтон посетил Россию, Грузию, Армению и Азербайджан – это первый визит высокопоставленного американского чиновника за многие годы. Его визиту предшествовала поездка в регион заместителя помощника госсекретаря США по европейским и евразийским делам Джорджа Кента. Помощник государственного секретаря посол Элис Уэллс, первый заместитель помощника секретаря по делам Южной и Центральной Азии, также возглавила поездку в Центральную Азию, в частности в Казахстан и Узбекистан.

Эти визиты могут свидетельствовать о том, что США готовы играть большую роль в Большом Каспийском регионе в 2019 году. В регионе действуют несколько приоритетов национальной безопасности США, а именно амбиции России, Китая и Ирана, а также международная преступность и терроризм. Визит Болтона свидетельствует о том, что в следующем году будет усилена безопасность и дипломатическое взаимодействие со стороны США.

Взаимодействие с региональными державами

Китай

В 2019 году будет продолжена инициатива Китая «Пояс и путь» (BRI) — масштабный инфраструктурный план, призванный соединить Европу, Азию, Южную Азию и Африку. В апреле Китай будет принимать у себя второй форум по международному сотрудничеству «Пояс и путь», который предоставит возможность оглянуться на этот проект, осуществляемый уже пятый год. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, Президент Кыргызской Республики Алмазбек Атамбаев и президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев приняли участие в последнем форуме, состоявшемся в 2017 году, на нём также присутствовали Президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. В этом году организаторы мероприятия ожидали не менее 40 глав государств.

Одним из проектов BRI в 2019 году является железнодорожный мост через Амур, который создаст железнодорожный коридор между Нижнеленинским еврейским автономным округом на Дальнем Востоке России и провинцией Хэйлунцзян на северо-востоке Китая. Строительство началось в 2015 году и должно быть завершено в этом году. Эта инициатива послужила бы стимулом для двух относительно удаленных регионов, оба из которых выразили желание расширить региональные связи, однако им предстоит вести борьбу с взаимными подозрениями между их национальными правительствами. Другой — железнодорожная линия Карачи-Лахор-Пешавар, проект, предназначенный для улучшения существующей железной дороги ML-1, соединяющей три города. Это большая часть Китайско-Пакистанского экономического коридора, но некоторые критикуют его за то, что он слишком дорог и обречен загнать Пакистан в долги.

BRI сталкивается с растущими жалобами на этом фронте по всей Азии. Малайзия отменила три проекта в прошлом году и осудила BRI как «новый колониализм». Шри-Ланка вышла из жилищного проекта стоимостью 300 миллионов долларов от China Railway, сославшись на аналогичные опасения. Мальдивская Демократическая партия недавно победила на выборах после запуска на анти-BRI платформы. Таким образом, события в рамках BRI в этом году, вероятно, привлекут большой международный интерес из-за увеличения числа сообщений в течение прошлого года о том, что некоторые страны тонут в неприемлемом финансовом долге, ведущем к политической зависимости.

Россия

Россия давно считает страны Большого Каспийского региона своей «особой сферой влияния» и, вероятно, продолжит эту политику в 2019 году. Тень Москвы нависает над вопросами безопасности на Кавказе. Россия имеет около 7000 военнослужащих в отколовшихся от Грузии регионах Абхазии и Южной Осетии, а также военную базу в Армении. Однако в последние годы уровень милитаризации оставался в основном статичным. Даже во время Бархатной революции в Армении, которая, как опасались многие в России, развернется подобно «цветным революциям» в Грузии и Украине, российские войска оставались на месте. Грузия продолжает строить позитивные отношения с НАТО и ЕС без дальнейшей эскалации на своих оккупированных территориях. Эти события, или, скорее, их отсутствие, указывают на то, что Россия и Кавказ, вероятно, сохранят статус-кво в этом году. Российская Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) по-прежнему остается силой в регионе. Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан сохраняют членство.

Европейский Союз

Европейский союз (ЕС) предпринял шаги по взаимодействию с Азербайджаном в 2018 году путем переговоров о приоритетах партнерства между ЕС и Азербайджаном. В документе обозначены четыре области, в которых ЕС и Азербайджан надеются сосредоточить сотрудничество в ближайшие годы: укрепление институтов, развитие рыночной экономики, повышение связности и энергоэффективности, а также повышение мобильности и контактов между людьми.

В результате дальнейшее двустороннее сотрудничество между ЕС и Азербайджаном в 2019 году, вероятно, будет сосредоточено на этих областях.

Например, в конце 2018 года азербайджанские делегации приняли участие в нескольких конференциях и семинарах Совета Европы по антикоррупционным мерам, таким как противодействие отмыванию денег и повышение прозрачности. Совет Европы считает инициативу продолжающейся и проведет аналогичные мероприятия в 2019 году.

Индия

В последнее время Индия стремится установить более тесные связи с Большим Каспийским регионом. Индийские и узбекские официальные лица обменялись взаимными визитами в конце 2018 года, кульминацией которых стал первый диалог Индия-Центральная Азия, состоявшийся в Узбекистане в январе. На совещании присутствовали министры иностранных дел Афганистана, Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана и Туркменистана, а также первый заместитель министра иностранных дел Казахстана и министр иностранных дел Индии. Совещание было посвящено главным образом афганскому мирному процессу, что свидетельствует о том, что это будет одним из ключевых направлений более активного участия Индии в регионе.

Еще одной областью, вероятно, будет подключение к инфраструктуре. Индия недавно призвала улучшить воздушное и наземное сообщение с Центральной Азией. Будут ли эти проекты продвигаться вперед, будет интересно отслеживать в 2019 году.

Межрегиональная Дипломатия

Региональные инициативы Узбекистана

Реформа в Узбекистане стала выдающейся историей с момента избрания ее нынешнего президента Шавката Мирзиеева в 2017 году. Его администрация осуществляла надзор за реформой почти во всех секторах, включая экономику и банковское дело, социальную организацию и права человека, дипломатию и региональные связи. После десятилетий изоляции Министерство иностранных дел Узбекистана теперь с гордостью заявляет, что оно «проводит открытую, взаимовыгодную и конструктивную внешнюю политику», добавляя, что его приоритеты лежат в Центральной Азии. Стабильность, безопасность и экономическое сотрудничество в регионе важны для страны.

Афганистан

Афганистан возвращается в лоно стран Центральной Азии в последние годы. Интересно, что Узбекистан стал одним из главных драйверов этих изменений, взяв на себя руководство рядом инфраструктурных проектов, которые свяжут Афганистан с регионом. Он планирует оказать помощь в строительстве железной дороги Мазари-Шариф — Герат, которая позволит Афганистану подключиться к Центральной Азии, а также к иранскому порту Чабахар. Во второй половине 2019 года в Ташкенте пройдет восьмая региональная конференция экономического сотрудничества по Афганистану (RECCA VIII).

Афганистан также увидит увеличение региональной связи через проект CASA-1000 power — систему передачи электроэнергии, соединяющую Кыргызстан, Таджикистан, Пакистан и, в ближайшее время, Афганистан. Строительство должно быть завершено к концу года, если оно будет осуществляться в соответствии с графиком. Афганистан рассчитывает ежегодно получать от этого проекта 300 мегаватт электроэнергии плюс 40-50 млн. долл. Власти Афганистана и его соседей надеются, что эти связи будут способствовать усилиям по миростроительству в раздираемой войной стране, как путем обогащения экономики Афганистана, так и путем предоставления региону доли в успехе страны. В результате траектория этих усилий станет ключевым событием для наблюдения в 2019 году.

Региональный конфликт

Нагорный Карабах

Новое руководство Армении породило надежды на более активное дипломатическое участие в Нагорно-Карабахском конфликте. Правительство Армении во главе с Николом Пашиняном гораздо более восприимчиво к налаживания диалога по этому вопросу, чем его предшественники. Между тем, стратегическое терпение Азербайджана во время смены правительства Армении может быть истолковано, как готовность дипломатически привлечь нового премьер-министра.

Отрадно, что министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров и исполняющий обязанности министра иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян за последние два месяца дважды встречались вместе с сопредседателями Минской группы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Мамедъяров заявил после декабрьской встречи, что стороны «впервые за долгое время достигли взаимопонимания». Президент Азербайджана Ильхам Алиев также задал оптимистический тон, написав в твиттере, что «2019 год придаст новый импульс процессу урегулирования армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта», в то время как премьер-министр Пашинян написал в Твиттере: «мирное урегулирование нагорно-карабахского конфликта остается для нас главным приоритетом». В целом лидеры обеих стран, похоже, входят в 2019 год с чувством открытости и оптимизма.

Однако для урегулирования многолетнего конфликта необходимо преодолеть несколько препятствий. Армения и Азербайджан увеличили свои военные бюджеты на 2019 год. Азербайджан предпринял шаги по диверсификации своих поставщиков оружия, закупая оружие у Израиля и других стран в стремлении уменьшить свою зависимость от России. Самым важным является нерешенный вопрос о том, позволит ли Москва разрешить этот «затянувшийся конфликт» — один из нескольких на территории бывшего Советского Союза. Уже существует так называемый план Лаврова, который позволит окончательно урегулировать этот исторический конфликт. Но важно отметить, что Кремль, по крайней мере, на сегодняшний день, еще не поддержал план своего министра иностранных дел.

Абхазия и Южная Осетия

Попытки урегулирования конфликтов в Абхазии и Южной Осетии остаются в тупике. Грузия считает эти территории суверенной территории, находящейся под российской оккупацией, а Россия признает их независимыми республиками.

Предстоящие выборы и референдумы

Афганистан

В этом году в Афганистане пройдут президентские выборы. Уже возникли некоторые трудности в этом процессе, и голосование, первоначально запланированное на апрель, теперь состоится в июле. Это должно дать больше времени для устранения технических проблем, возникших на октябрьских парламентских выборах. Проблемы с поздним открытием избирательных участков, неправильными регистрами избирателей и новой биометрической системой идентификации вызвали массовые задержки в голосовании и результатах. Некоторые места все еще открыты сегодня, более двух месяцев спустя. Насилие со стороны талибов также представляет собой постоянную угрозу.

Уже есть четырнадцать кандидатов, включая нынешнего президента Ашрафа Гани. Он сталкивается с проблемами со стороны нынешних и бывших членов его правительства, таких как исполнительный директор Абдулла Абдулла, который выступал против него в 2014 году, прежде чем потерять и сформировать коалиционное правительство, и бывший советник по национальной безопасности Мохаммад Ханиф Атмар. Оба обвинили Гани в монополизации власти. Другим заметным кандидатом является Гульбеддин Хекматияр, кандидатура которого была санкционирована Организацией Объединенных Наций и США, поскольку мирные переговоры с Талибаном продолжаются.  Шаги США по сокращению своего военного присутствия в стране и выборы этого года будут привлекать мировое внимание.

Вывод

Следующий год обещает быть насыщенным событиями в Большом Каспийском регионе. Инфраструктурные инициативы, нацеленные на Афганистан, открывают новые возможности для миростроительства, Узбекистан ставит амбициозные политические и экономические цели, любой прогресс в урегулировании карабахского конфликта может изменить перспективы безопасности в Большом Каспийском регионе и многое другое. Эти события, наряду с неизбежными непредсказуемыми изменениями в регионе, предоставляют много возможностей для научного поиска в 2019 году.

Май 5, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели