Большой Каспий в системе нового мирохозяйственного уклада в условиях социетальной безопасности
Геополитика и геоэкономика

Большой Каспий в системе нового мирохозяйственного уклада в условиях социетальной безопасности

Выступление ректора Астраханского государственного университета К.А. Маркелова на экспертной встрече «Безопасность Каспийского региона: вызовы и перспективы», организованной Аналитическим центром Российского общества политологов 11 ноября 2020 года

Конвенция о правовом статусе Каспийского моря (12.08.2018) или т.н. «Каспийская Конституция»:

— определила общие приоритеты сотрудничества в различных сферах деятельности каспийских стран;

— и призвала обеспечить сохранение единства Каспия и устойчивое развитие региона.

Важнейший ее принцип – использование Каспийского моря в мирных целях, превращение его в зону мира, добрососедства, дружбы и сотрудничества, фактически уже заложил основы нового мирохозяйственного уклада.

Однако до настоящего времени геополитическое и экономическое значение Каспийского региона обосновывалось лишь двумя известными факторами: природно-ресурсным (энергетическим) и транспортно-логистическим (коммуникационным) потенциалами.

Указанные сегменты в процессе формирования международного транспортного каркаса и транзитного потенциала, связывающеголидеров и центров развития мировой экономики,занимают важное местов геополитической и геоэкономической стратегии пространственного развития России, а также в создании новой конфигурации нового мироустройства.

Слайд 2. Каспийский регион в системе международных транспортных коммуникаций

При этом регион оставался недооцененным в контексте пространственногоразвития современных международных связей, определяющих зарождение нового мирохозяйственного уклада (роль, место, значение, тренды и др. факторы и условия формирования, включая идентичность).

Парадигма нового мирохозяйственного уклада

Согласно научным исследованиям, парадигманового мирохозяйственного укладаотличаетсяпризнанием национального суверенитета в области регулирования экономики и соблюдением международного права(цитата по С.Ю. Глазьеву – академик РАН) в целях устойчивого развития «общественногоблагосостояния» в интересах всего человечества.

Характерной особенностью новых экономик является общественное признание и эффективное использование несомненных достижений предыдущих периодов, которые гибко трансформировались в развитие современных национальных экономик: признание необходимости государственной социальной политики; гуманизациирыночных принципов хозяйствования; приоритета общественных отношений над частными интересами; долгосрочное (стратегическое) планирование; государственно-частное партнёрство и др.

По мнению академика РАН Глазьева С.Ю. переход к новому, интегральному мирохозяйственному укладу происходит вопреки американскому доминированию в новых самостоятельных центрах мировой экономики – Китай, страны АСЕАН, Индия, ЕАЭС,которые обладают собственными культурно-цивилизационными характеристиками, отличаются своей системой ценностей, историей, культурой, духовностью и иной национальной и региональной спецификой.

Слайд 3.Каспий как осевой регион Евразии

Большой Каспий как новое геополитическое и экономическое

пространство

Не случайно, в сознании западных экспертов стало формироваться понятие «Большой Каспийский регион» и его аналогов (т.н. метафор): Большой Кавказ, Большая Центральная Азия, Большой Черноморский регион, как идеологические проекты.

Практически одновременно в научный оборот был введен термин «Большой Каспий»,какгеополитический регион, возникший в результате распада Советского Союза, который в расширенном толковании включал страны Южного Кавказа и Центральной Азии.

Указанные понятия основаны на интуитивном их понимании, нежели на четких определениях и характеристиках. Поэтому ученые Астраханского государственного университета, в рамках создаваемойнаучной школы «Современные геополитические процессы формирования и развития Большого Каспия как центрального узла Евразийского пространства», особое внимание уделяют вопросам исследования нового геополитического и геоэкономического феномена – «Большой Каспий».

В контекст наших исследований положено пространственное развитие Большого Каспия в системе координат «Восток-Запад» и «Север-Юг», охватывающих страны Восточной, Юго-Восточной и Южной Азии.

Слайд 4. Пространственная модель малого Каспийского региона

Предлагаемая модель, показывает наличие развивающихся партнёрских связей между всеми странами региона и основных Евразийских международных организаций.  Многовекторность дальнейшего развития сотрудничества в рамках модели малого Каспийского региона (аналогично принятой трактовки о регионе в узком смысле), обеспечивается через участие пяти Прикаспийских государств в деятельности различных международных организаций.

Многообразие переплетения указанных взаимосвязей как между странами Каспия, так и опосредованное их политическое и торгово-экономическое участие с третьими государствами посредством двухсторонних или многосторонних отношений через международные организации, формируют новую конфигурацию пространственного развития Евразийского континента.

Указанная модель показывает, что Каспий играет роль осевого региона Евразии и представляет собой историческое мультикультурное пространство, где помимо политического и конфессионального разнообразия, существует еще и многообразие подходов к истории, культуре и религии.

Слайд 5. Матрица и статус государств в основных международных организациях, формирующих пространство Большого Каспия

Большой Каспий — это процесс рождения нового самостоятельного региона. В соответствии с геополитическими реалиями создается новое теоретическое представление о динамично развивающемся регионе Большой Каспий, который объективно трансформируется в системе природно-геополитических координат Евразийского пространства:

1) От узкого понимания Прикаспийского региона — стран, формирующих пространство малого Каспийского региона.

2) К Большому Каспию, как переходной модели:

— «мезорегион» — государств малого Каспийского региона и частично стран СНГ, ЕАЭС и ШОС, охватывающих пространство Центральной Азиии Южного Кавказа;

-«мегарегион»- новой пространственной геополитической единице Евразийского пространства — Большой Каспий, охватывающей сопряжение со стратегическими партнёрами стран Прикаспийского региона — ЕАЭС и ШОС.

Предложенная матрица показывает, что основные государства, формирующие новый мирохозяйственный уклад, тесно взаимодействуют в рамках трехмеждународных организаций — СНГ, ЕАЭС и ШОС, формирующих пространство Большого Каспия.

Сопряжение как новая форма развития интегральных

мирохозяйственных связей

Указанные понятия (Большой Каспий и новый мирохозяйственный уклад) можно рассматривать как некоторое своеобразное историческое, динамично развивающееся пространство, на котором осуществляется их сопряжение:

  1. Все государства постсоветского пространства (Центральной Азиии Южного Кавказа) в той или иной степени осуществляли рыночные преобразования на базе прошлой социалистической идеологии бывшего СССР, которая понятна и в целом поддерживается гражданами этих стран.
  2. Новые экономики мира, в первую очередь Китай и Индия, формируют базовые принципы своего развития, также основываясь на опыте достижений прошлых лет, благодаря которым достигнут экономический прогресс«социалистических экономик с китайской, индийской, вьетнамской и пр. спецификой» (цитата по С.Ю. Глазьеву).

Следовательно, прошлая и нарождающаяся идеология социального партнерства значительного количества государств на новом геополитическом и экономическом пространстве Большого Каспия, позволяет вести речь:

— о процессе формирования определенной геополитической идентичности;

— о переходе к новомуевразийскому интегральному мирохозяйственному укладу(строю) ведущих центров мировой экономики (Китай и Индия) на пространстве Большого Каспия;

— о новом месте и роли России на данном геополитическом и экономическом пространстве.

В контексте данных положений рассмотрим основные формы развития интегральныхмирохозяйственных связей на пространстве Большого Каспия (Китай, Индия, Иран и Россия), которые определяются их геостратегическими и экономическими интересами.

Основа новых мирохозяйственных связей находится в плоскости «стратегического треугольника» Россия — Индия – Китай (РИК), идея которого предложена Е.М. Примаковым (1998 г.) в формате партнерства трех стран, обеспечения стабильности в мире и регионе. В данном контексте РИК можно признать и Евразийским (и Каспийским) треугольником.

Слайд 6. Пространство Россия – Индия – Китай

Новое геополитическое пространство, формируемое в рамках «Большого Евразийского треугольника РИК» с основанием треугольника «Большого Каспия», стягивающего на себя ведущих игроков мировой политики, опоясывающего Евразийский континент важнейшими транспортными маршрутами, характеризуется специфическими экономико-геополитическими и физико-географическими особенностями данного мегарегиона.

Однако, данный геополитический ландшафт Евразии, при всех его стратегических выгодах (экономических, торговых, военно-политических) также характеризуется военно-политическими вызовами и угрозами (например, неурегулированность отношений в треугольнике Китай – Индия – Пакистан). Поэтому географическое пространство Китая и Индии, формирует особые геостратегические интересы этих стран.

Так, китайский международный мегапроект«Один пояс-один путь» предусматривает создание транспортных маршрутов: «Экономический пояс Шелкового пути», «Морской Шелковый путь XXI века» и «Ледовый шелковый путь», позволяет существенно диверсифицировать торгово-экономическое пространство КНР. При этом особым приоритетом являются евразийские сухопутные маршруты через Россию и страны Центральной Азии. В частности, проект Экономический пояс Шелкового пути предусматривает строительство двух из трех транзитныхкоридоров между Китаем и Европой, проходящих через каспийское пространство: 1) через Казахстан; 2) через Казахстан и Иран.В результате формируются не разрозненные транзитные коридоры, а международный транспортный каркас «Восток – Запад», способный занять доминирующее положение на экономическом и геополитическом пространстве Большого Каспия.

С другой стороны, Индия, имеющая сухопутные пространственные ограничения, развивает свои приоритеты глобального игрока в Индо-Тихоокеанском регионе.Соответственно обоснован высокий индийский интерес к развитию международного транспортного коридора «Север-Юг».

Значимость и возможности МТК «Север-Юг» состоят:

1) в развитии трансграничного товарооборота через важнейшие торговые порты: стран Европы, Санкт-Петербурга, Астрахани, Энзели, Бендер-Аббаса, Мумбай;

2) для России –в комплексном развитии и модернизации инфраструктуры и пространственнойстратегии развития европейской части России;

3) взаимодействие МТК «Север-Юг» с Северным морским путем и транспортным коридором «Запад – Восток» формирует единый международный транспортный каркас пространственного инфраструктурного развитияЕвразии.

В условиях деструктивных событий в Республике Беларусь (попытка совершения «цветной революции») и повышенными рисками развития сухопутных транспортных коридоров,можно говорить о повышенном интересе к МТК «Север-Юг».

Слайд 7. Пространство Россия – Иран – Индия

Признано, что Китай, Индия и Иран составляют культурный пояс безопасности Евразии. При этом важнейшей основой Большого Каспия является ось Россия – Иран, которая притягивает к себе других субъектов этого региона. С другой стороны, Россия и Иран находятся в «черных списках» США, а Китай и Индия считаются потенциальными конкурентами в мире. Поэтому, по образному выражению Президента России В.В. Путина, Иран находится в фокусе всеобщего внимания.

Результатом реализации данного проекта выступает пространственное сопряжение стран Россия – Индия – Иран, как восточного Каспийскоготреугольника. Значимость данного сотрудничества определяется традиционно развивающимися торгово-экономическими отношениями, а также совместной реализацией проекта (дальнейшее развитие МТК «Север-Юг» до Мумбаи), расширяющего доступность Индии к международным транспортным коммуникациям и углеводородным ресурсам.

Сирийские события (начиная с 30.09.2015 г. по настоящее время) способствовали созданию наиболее действенной военно-политической коалиции государств (Россия – Иран — Турция), которая фактически трансформируется в юго-западныйКаспийский треугольник — зону коллективной безопасности на юге прикаспийского пространства, который отвечает за внешний контур международных отношений.

Слайд 8. Пространство Россия – Иран – Турция

В зонах Больших Каспийских треугольников, которые могут быть представлены и иными конфигурациями, сосредоточены многочисленные локальные пространства (малые треугольники) с «тлеющимися» конфликтами (Армения-Азербайджан), а также ряд имеющихся противоречий между южными государствами региона (Туркменистан-Иран; Азербайджан-Туркменистан) и др. Малые пространства отвечают за общее состояние политического климата внутри этого региона.

Юго-западный Каспийский треугольник(Россия – Иран — Турция), вовлечен в орбиту динамично меняющегося пространственного сопряжения различных сил международного влияния. Особые военно-политические вызовы и угрозы представляют США и страны, входящие в ее коалицию. Поэтому основным фактором стабильности в южном ареале каспийского пространства является Российская Федерация.

Слайд 9. Основные внешние вызовы и угрозы в Каспийском регионе

Рассмотренные выше геополитические треугольники охватывают наиболее «взрывоопасные регионы» мира: Каспийский и Черноморский бассейны – Средиземноморье — Персидский залив — Аравийское море.

Нарастание новых геополитических вызовов и угроз, в т.ч. военного характера, практически опоясывают трехстороннее пространство Большого Каспия и напрямую задевают национальные интересы России:

  1. с Запада давит НАТО и украинский национализм;

2) с Востока – из Афганистана зреет террористическая угроза (Талибан и ИГИЛ), а также экономическая экспансия Китая.

3) с Юга – постоянная угроза конфликта шиитского Ирана с суннитскими монархиями персидского залива за которыми стоят национальные интересы США, а также экспорт т.н. «цветных революций».

Поэтому России приходится учитывать указанные факторы в рамках сопряжения со стратегическими партнёрами стран Прикаспийского региона (СНГ, ЕАЭС и ШОС) с целью сбалансированности своей многовекторной внешней политики.

С другой стороны, по оценкам западных экспертов, от России исходит угроза безопасности национальным интересам самих США.

Слайд 10.Факторы социетальной безопасности Большого Каспия

Термин «социетальная безопасность» нередко трактуемый как «социальная безопасность» и «безопасность сообществ», выступает важнейшим фактором устойчивого регионального социально-экономического развития, основанного на человеческом капитале. Он включает в себя комплексную систему безопасности, рассматривающую определенное пространство как единое социо-географическое целое, во взаимосвязи его социо-культурной, экономической, информационной и экологической составляющих.

Актуальность проблематики определяется рядом факторов:

—  в российской практике такой научный подход фактически не используется;

— Каспийский регион практически никогда не был в фокусе комплексного исследования.

Поэтому целью данных исследований Большого Каспия является создание аналитической системы коллективной безопасности, учитывающей не только социокультурные, политические, географические факторы, но и их взаимосвязь с экономикой, экологией, и с информационными потоками.

В университете функционирует Институт исследований проблем Юга России и Прикаспия, который активноработает над данной проблематикой.

Восприятие Каспия, как самостоятельного региона особенно важно в тот момент, когда традиционные паттерны (модели и системы) советской культуры уже не актуальны, а новые общие пока не сформированы, что находит отклик и в восприятии этих проблем региональной молодежью.

Каспий представляет собой уникальныйрегион и подходы к его исследованию должны учитывать фактор его целостности и комплексности.

Например, комплекс экономических проблем, связанных с добычей углеводородов, транспортными коридорами и неравномерным развитием экономик стран Прикаспия, с одной стороны влияет на уровень жизни населения региона, геополитическую ситуацию, миграционные процессы, а с другой — на состояние экосистемы акватории, и соответственно, на качество жизни населения региона.

Загрязнение вод влияет на биоразнообразие, каспийское рыболовство, качество жизни населения региона, провоцирует миграционные процессы, что по-своему оказывает влияние на трансформацию идентичностей населения региона. Сохранение и реставрация культурного наследия, комплексный подход к его использованию, активизируют туристическую сферу прежде всего для регионального туризма и сделают регион еще более узнаваемым сегментом мировой культуры и идентичности народов Большого Каспия.

Слайд 11.Большой Каспий как геополитическая ось Евразии

В рамках пространственного треугольника РИК на пространстве Большого Каспия, Россия выступает глобальным субъектом международных отношений, консолидирующей современные мирохозяйственные связи ведущих экономик мира, а также как гарант и своеобразный «зонтик» безопасности на данном геополитическом и экономическом пространстве.

Представляется, что соответствуя данному положению, статус России может определяться сохранением и выстраиванием своих мирохозяйственных связейна равноправных партнерских отношениях, сопряжением национальных экономик и геостратегических проектов, развитием двухсторонних партнерских преимуществ.

Указанные положения позволяют определять Евразию, с центром в Каспийском регионе, как современный эпицентр мировых трансформационных преобразований.

В данных условиях «Большой Каспий», а в его лице — Каспий можно представить, как «центр пересечения и сопряжения миров» – «Востока и Запада», «Севера и Юга». Это формирующееся геополитическое пространство, притягивающее ведущих мировых игроков, в ареале которого осуществляется «разлом» существующего мирохозяйственного уклада и формирование нового многополярного мироустройства, в котором заинтересованы все страны Большого Каспийского региона.

Слайд 12.Высшее образование как компонент системы противодействия идеологии терроризма и экстремизма

Постмодернизм, как философское понимание общественной жизни нового мира, сопровождается сменой традиционной парадигмы и развитием:

— дегуманизации; 

— расчеловечиванием;

— формированием постчеловека — гипотетического образа будущего человека, который значительно отличается от привычного человеческого облика в результате использования передовых технологий: информатики, биотехнологии, медицины и так далее.

Коллективный Запад, в первую очередь, США, с помощью «управляемого хаоса», «мягкой силы», «гибридных войн», «экспорта демократии» и других вызовах угрожает странам нарождающегося нового мирохозяйственного уклада.

Формируется новое мировоззрение, основанное на технологической фальсификации мифов и реальности (коронавирус, торговые войны, перенос идеологической и гибридных войн на культуру и др.).

Политический кризис в Республике Беларусь – полигон отработки новых гибридных технологий на постсоветском пространстве.

По мнению экспертов, применительно к России и государствам СНГ в течение многих лет одной из приоритетных целей модели управляемого хаоса в культурно-мировоззренческой сфере является русский язык и ограничение сферы его общения. Фактически – это новый универсальный процесс наступления Запада против «русского мира», нарушающий экономические, культурные и другие связи.

В этих условиях необходимо сформировать новую повестку просвещения и образования как компонента системы противодействия идеологии терроризма и экстремизма.

Указанная проблематика многогранна и требует системной аналитической работы в различных сферах общественной жизни.

В качестве возможных подходов представляется целесообразным выделить и оценить следующие аспекты:

  1. Виды террористических угроз, в т.ч. и медико-биологического характера;особенности реакций на них населения, относящегося к различным социально-экономическим и этно-конфессиональным группам.

2) Объективные и субъективные причины распространения угроз террористического и экстремистского характера для Прикаспийских государств, входящих в СНГ.

3) Возможные методы автоматического выявления такой информации на сайтах в Интернете и в социальных сетях, в потоках сообщений электронной почты.

4) Общую роль российских вузов в обеспечении устойчивости молодежи к воздействию угроз террористического и экстремистского характера, распространяющейся по различным каналам; повышении общей культуры работы с информацией.

5) Характеристику вузовских учебных курсов, в рамках которых могут (должны) рассматриваться вопросы противодействия террористическим и экстремистским угрозам.

6) Вопросы противодействия угрозам экстремистского и террористического характера в рамках деятельности ассоциаций вузов, в т.ч. и с зарубежными странами.

16 ноября, 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели