Будущее Каспия. Научные проекты и исследования
Повестка дня, Экология Каспия

Будущее Каспия. Научные проекты и исследования

28 – 29 ноября в Институте океанологии им. П.П. Ширшова РАН прошёл Международный круглый стол «Будущее Каспия. Научные проекты и исследования».

Организаторами мероприятия выступили Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ), Национальный научный фонд Ирана (ННФИ) и Институт океанологии им. П.П. Ширшова (ИО РАН) при поддержке посольств всех прикаспийских стран в Российской Федерации.

В рамках форума работали 6 специализированных секций: «Наука для устойчивого развития Каспийского региона», «Каспийский регион в условиях глобальных изменений», «Динамика Каспия в условиях глобальных изменений», «Экосистема и биоресурсы Каспийского моря», «Опасные явления в регионе Каспийского моря», «Углеводородные и другие энергетические ресурсы Каспийского региона. Влияние их добычи на состояние морской среды»

В рамках форума было зачитано приветствие его участникам от имени министра иностранных дел России Сергея Лаврова. В своём обращении глава российского внешнеполитического ведомства отметил востребованность исследований по Каспийскому региону. По его мнению, связи между академическими кругами прикаспийских государств утвердились в качестве важной составной части многопланового взаимодействия прикаспийских стран.

Исследования по тематике Каспия востребованы как государственными и общественными структурами, так и деловым сообществом, а программа круглого стола позволяет предметно обсудить широкий спектр актуальных вопросов каспийской повестки дня — от освоения морской акватории до сохранения уникальной экосистемы и биоразнообразия.

На официальном сайте прошедшего круглого стола отмечается, что в настоящее время комплексному изучению Каспийского моря уделяется большое внимание, что связано не только с интенсивным развитием добычи нефти и газа, значительными изменениями регионального климата, но и с продолжающимися колебаниями уровня Каспия. За время инструментальных наблюдений (с 1837 г.) амплитуда колебаний уровня Каспийского моря составила более 3 м.

За последние 25 лет значительно уменьшился объем регулярных гидрологических работ в море, а также объем информации с метеостанций и постов Гидрометслужбы. По сравнению с 1960 г. сеть метеостанций и уровенных постов на Каспии стремительно сократилась почти в 3 раза, а их техническое оснащение морально устарело. Затруднен и обмен данными между государствами каспийского региона.

Уровенные посты проводят измерения вблизи береговой линии с разной точностью и временным разрешением в отсутствие единой высотной привязки. В большинстве случаев существенное влияние на точность измерений оказывают как особенности рельефа суши, так и очертания береговой линии. На точность измерений уровня также оказывают влияние современные вертикальные движения земной коры в каспийском регионе, которые вдоль побережья моря различаются не только по величине, но и по знаку. Это вносит значительную ошибку в расчеты межгодовой изменчивости уровня моря. Использование спутниковой альтиметрии способно не только восполнить потерю традиционной информации, но и дать возможность исследовать изменения уровня Каспийского моря на всей его акватории.

Повышение уровня Каспийского моря на 2.5 м с 1978 по 1995 г. привело к разрушению поселков и инфраструктуры в широкой (до 50–70 км) полосе береговой зоны Калмыкии (Лаганский район) и Казахстана, к затоплению 320 тыс. га ценных земель, повышению уровня грунтовых вод, подтоплению и засолению почв, железных и автомобильных дорог, линий электропередач и телефонной связи, нарушению работы газопроводов, загрязнению морских вод в результате затопления нефтяных скважин. Только в Дагестане 260 тыс. человек оказалось в зоне затопления, а общее воздействие этого подъема уровня моря коснулось 7 млн га суши, где проживало около 600000 человек. Экономический ущерб России из-за подъема уровня моря, по разным оценкам, тогда составил 0.5–1 млрд. долл. США. Суммарный совокупный прямой ущерб для прикаспийских стран, по данным ВМО, к 1995 г. составил около 15 млрд. долл.
Малые уклоны прибрежной равнины Калмыкии способствуют глубокому проникновению морских вод, особенно во время ветровых нагонов. Нагонные явления высотой 2–3 м могут затопить 20–30 км территории вглубь береговой зоны. Сгонные ветровые явления до 0.5 м (обычно ниже нагонных явлений) обнажают большие участки берега.

Неожиданным на фоне продолжающегося регионального потепления явилось учащение в 2000-х гг. холодных зим. Например, в январе 2012 г. покрылся льдом Северный Каспий (припай наблюдался даже в порту Махачкала), в Южном Каспии замерз залив Туркменбаши (Красноводский), что существенно нарушило транспортные коммуникации. Если оправдаются известные прогнозы, в ближайшее десятилетие можно ожидать новой череды холодных зим в регионах Южных морей России. Тем не менее, тенденция к потеплению Южных морей России за счет роста температуры воздуха и воды и, как следствие, тенденция к уменьшению ледяного покрова и толщины льда приведут к увеличению навигационного периода для морского судоходства в Северном Каспии, уменьшится опасность эксплуатации морских буровых платформ и трубопроводов.

До настоящего времени из-за неадекватного мониторинга отсутствует понимание о точном соотношении загрязнения из сухопутных, морских и атмосферных источников. Процесс обновления вод Каспия протекает очень медленно по сравнению с другими морями. Вследствие этого здесь существенно понижен порог неблагоприятного воздействия загрязняющих веществ, при котором наступают необратимые последствия в морской экосистеме. Поэтому промышленное освоение нефтегазовых ресурсов Каспия неминуемо становится дополнительным, а в ближайшие годы, возможно, и основным источником антропогенного воздействия на окружающую среду Каспийского моря. Это связано с разработкой недавно открытых очень крупных месторождений нефти и ее транспортировкой на мировые рынки.

При оценке экологического риска особое место уделяется анализу природных факторов возникновения аварийных ситуаций. На Каспии в перечень таких природных факторов можно отнести штормовые ветра, ледовые условия (Северный Каспий), изменения уровня моря, сгонно-нагонные явления, экстремальные волны, опасные геолого-геоморфологические условия (землетрясения, газонасыщеные зоны). Особенностью этих факторов является как весьма ограниченная возможность прогнозирования времени их возникновения, так и тяжесть их последствий.

Более разнообразны, менее предсказуемы и поэтому более опасны геолого-геоморфологические явления. Ведущееся разведочное бурение и планируемые к интенсивной разработке нефтегазовые месторождения на шельфе Каспийского моря находятся в зоне повышенной сейсмоопасности. Южная и большая часть Среднего Каспия подвергаются значительной геодинамической опасности, связанной с сейсмичностью. Кроме того, дно Каспия подвержено грязевому вулканизму. По статистике в акватории Каспия происходит до 1 тыс. землетрясений силой до 3 баллов по шкале Рихтера, а количество слабых толчков вообще исчисляется многими тысячами. Атырауская область Казахстана, включая акваторию Каспийского моря, относится к участкам земной коры с возможными проявлениями землетрясений магнитудой до 6 баллов по шкале Рихтера. А крупные нефтяные месторождения нефти и газа Кашаган, Кайран, Королевское, Тенгизское как раз расположены на тектонически активных участках. Исследования, проведенные иранскими специалистами, показывают, что южный, иранский берег Каспия подвержен землетрясениям и оползням, особенно в центральной части побережья от г. Амирабад до г. Нур и от г.Энзеги до г.Резваншахра.

Особую опасность представляют залегающие на небольшой глубине газовые резервуары, в которых часто создается высокое давление. При их разбуривании возникает опасность скачкообразного роста давления в скважине с последующим неконтролируемым выбросом газа и нефти, взрывов и пожаров. Данная проблема типична для северо-востока Каспия. Близкие по характеру неглубокие газовые скопления с повышенным давлением обнаружены в южной части Каспийского моря вблизи побережий Азербайджана и Туркменистана. Для Каспия характерны естественные просачивания углеводородных флюидов, образование естественных грифонов и сипажей нефти и газа.

Большую опасность представляют законсервированные скважины, расположенные недалеко от уреза морской воды. Именно на них приходится большая часть мини-утечек. А при изменении уровня Каспийского моря эти скважины попадают непосредственно в море. По результатам обследований в Казахстане составлен кадастр 1383 затопленных и подтопленных нефтяных скважин на площадях и месторождениях Атырауской и Мангистауской областей, часть из которых требует немедленных изоляционно-ликвидационных работ.

Мониторинг разливов нефти традиционными средствами контроля весьма затруднен. Вместе с тем, дистанционное зондирование Каспия показывает, что загрязнения моря нефтепродуктами в виде обширных темных пятен видны практически на каждом радиолокационном изображении. Это касается практически всех частей Каспия. Однако, космический мониторинг, ведущийся уже более 25 лет, не дает ответа на поставленные вопросы, поскольку ни в одной прикаспийской стране не организован постоянно действующий комплексный спутниковый мониторинг экологического состояния Каспийского моря.

Углеводородные ресурсы, сосредоточенные в основном на шельфе и прибрежных территориях Каспийского моря, транспортируются на внутренние и внешние рынки преимущественно через системы магистральных трубопроводов, железнодорожным транспортом, а также нефтеналивными танкерами до портов. В последние годы все чаще обсуждается вопрос создания многовариантной системы транспортировки углеводородных ресурсов с восточного побережья Каспийского моря в западном направлении, что предполагает либо прокладку трубопроводов по дну, либо увеличение танкерных перевозок. В силу физико-географических характеристик Каспийского моря оба варианта являются экологически небезопасными.

Декабрь 4, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели