Добыча и переработка углеводородного сырья в Каспийском регионе: состояние и перспективы
Комментарии экспертов

Добыча и переработка углеводородного сырья в Каспийском регионе: состояние и перспективы

Редакция портала «Casp-Geo» продолжает сотрудничество с Валерием Валентиновичем Котилко, доктором экономических наук, профессором, академиком РАЕН. Валерий Валентинович ранее был разработчиком темы по сотрудничеству прикаспийских государств для Минэкономразвития РФ, в связи с этим его оценки перспективных проектов и программ в области многостороннего экономического сотрудничества прикаспийских  государств представляют несомненный практический и научный интерес.

В первой части материала автором дается характеристика процессов в сфере добычи и переработки углеводородного сырья Каспийского региона:

Каспий скрывает в своем шельфе огромные неосвоенные запасы углеводородного сырья, примерно, 10-15% общих нефтегазовых запасов в мире.

Объективной основой разногласий в определении статуса Каспийского моря явилось неравномерное распределение нефтегазовых ресурсов в недрах под его акваторией.

Первое открытое столкновение интересов и позиций прикаспийских государств произошло в рамках Рештской конференции в августе 1993 года, когда Азербайджан высказал предложение о необходимости определить статус Каспия как «пограничного озера». МИД Российской Федерации еще в 1994 году предпринимал активные дипломатические усилия по предотвращению заключения Азербайджаном, Казахстаном и Туркменией контрактов с западными компаниями по освоению нефтегазовых месторождений дна Каспийского моря. 27 апреля 1994 года в связи с намечавшимся заключением контракта между Азербайджаном и консорциумом западных компаний МИД Российской Федерации направил ноту Великобритании, в которой заявлял об отсутствии у Азербайджана права на разведку и добычу нефти на шельфе Каспийского моря. 12 сентября 1994 года в адрес Азербайджана и Туркмении, 16 сентября — в адрес Казахстана были направлены ноты МИД Российской Федерации, цель которых заключалась в том, чтобы не допустить появления на Каспии иностранных (не российских) компаний. Однако, они никоим образом не остановили процесс заключения контрактов между Азербайджаном, Казахстаном и Туркменией с западными компаниями по освоению нефтегазовых месторождений Каспийского моря.

Россия выступила с новой компромиссной инициативой о разграничении дна Каспийского моря между сопредельными и противолежащими государствами по модифицированной срединной линии в целях осуществления суверенных прав на недропользование при сохранении в общем пользовании водного пространства, обеспечении свободы судоходства, согласованных норм рыболовства и защиты окружающей среды. Далее в 1998г. было подписано Соглашение между Россией и Казахстаном о разграничении северной части дна Каспийского моря. Россия и Казахстан приступили к освоению месторождений, расположенных в районах вероятного прохождения линии разграничения. 9 октября 2000 г. в   г. Астане президенты двух стран подписали совместную Декларацию о сотрудничестве на Каспийском море, что позволило закрепить Казахстан на близких России позициях. В результате многочисленных двусторонних переговоров, проходивших в 1998-2002 гг., позиции Туркменистана, Казахстана, России и Азербайджана значительно сблизились благодаря взаимным уступкам и смягчению позиции России, Иран же в некоторой степени остался в изоляции, настаивая либо на общем пользовании морем, либо на разделе Каспийского моря на национальные сектора, но на условиях равных долей (по 20%).

В последние годы переговорный процесс по определению зон влияния на Каспии набирает обороты. После долгих споров, в мае 2003 года Россия, Азербайджан и Казахстан разделили 64% северных акваторий Каспия на три неравных части, используя принцип медианы. Казахстану досталось 27%, России — 19%, Азербайджану — 18%. Разделить же южную часть моря пока не удается. Жесткую позицию занимает Иран. Он требует поделить Каспий между прикаспийскими государствами по-братски: 20% каждому. Несговорчивость проявил и Ашхабад. Но новое руководство Туркмении пошло навстречу инициативам Азербайджана: в настоящее время между этими странами проходят переговоры по поводу нефтяного месторождения «Промежуточное» («Сердар»), промышленные запасы которого оцениваются в 150 млн. тонн нефти.

В последнее же время Иран также пошел на уступки и согласился на секторальное деление Каспия в обмен на обещанную Тегерану ускоренную реализацию проекта транспортного коридора «Север – Юг». Для этого Россия проложит железнодорожную ветку от азербайджанского города Астара до иранского Решт.

Азербайджан и Казахстан продолжают наращивать объемы буровых работ на Каспии. При этом правительства прикаспийских государств периодически направляют друг другу жесткие ноты протеста, заявляя о готовности отстаивать свои территориальные интересы. Иногда эти столкновения выливаются в открытую информационную войну. Достаточно вспомнить грозные заявления российского МИДа по поводу подписания в Азербайджане контракта на разработку месторождений Азери, Чираг, Гюнешли. Или, например, противостояние Азербайджана и Туркменистана по поводу спорного месторождения Сердар.

Стратегия западных стран и крупных нефтяных компаний заключается в разделении стран Каспийского региона на конкурирующие группы, играя на противоречии которых можно обеспечивать максимально выгодные условия обеспечения себя энергоресурсами. Так создаются условия для конкуренции трубопроводов, что в итоге позволяет доставлять сырье на мировые рынки с минимальными издержками за счет урезания поступлений в бюджеты стран-участниц. Стоит отметить, что подобная стратегия уже приносит плоды западным нефтяным компаниям, которым за счет лоббистских возможностей удается активно защищать свои интересы даже в борьбе с государственными компаниями.

Стимулом повышенного внимания Запада к Каспийскому региону являются его энергопотенциал, а также заинтересованность западных государств в диверсификации на стратегические сроки доступных им источников нефти и газа. Часто подчеркивается также заинтересованность западных монополий во всех формах участия в разработке, транспортировке и переработке энергоресурсов региона. Но эта заинтересованность сама по себе редко влечет за собой прямолинейную политику соответствующих западных государств. Тезис о стремлении к диверсификации источников справедлив всегда и применительно ко всем жизненно важным ресурсам. Однако способность Каспийского региона даже в будущем поставлять на западные рынки такое количество энергоресурсов, которое на деле имело бы диверсифицирующий эффект, подвергается сомнению экспертами по многим пунктам: реальным размерам природных запасов углеводородов на Каспии; способности местных государств обеспечить необходимые объемы добычи, экспорта и транспортировки; целесообразности объемных новых капиталовложений в добычу и строительство трубопроводов на Каспии, учитывая значительно большие законсервированые объемы ресурсов в Саудовской Аравии и в Ираке; наконец, по готовности и желанию самих западных потребителей принять новых поставщиков.

Не исключено возрастание значения энергопотенциала Каспийского региона в более отдаленной перспективе, особенно в случае резкого роста спроса на энергоресурсы со стороны быстро развивающихся экономик Китая, Японии, Индии и стран Восточной Азии.

Очевидно, что Западные страны заинтересованы в  установлении контроля над энергетическими ресурсами новых прикаспийских государств и уменьшить влияние России в Каспийском регионе. При этом их не останавливает экономическая нерентабельность ряда прикаспийских месторождений и отказ от участия в разведке и добыче углеводородного сырья некоторых зарубежных компаний.

Анализ экономической ситуации показывает, что Каспийский регион не сможет в ближайшее десятилетие служить источником дополнительных объемов нефти и газа, поступающих на внешний рынок. Причина очевидна – запасы углеводородного сырья переоценены. Это подтверждают и данные об уровне добычи углеводородного сырья, достигнутом прикаспийскими странами в последние годы, а также прогнозные оценки на ближайшее десятилетие. Азербайджан, Казахстан и Туркменистан, чьи ресурсы рассматриваются в качестве основных источников для наполнения новых трубопроводов, не могут предложить необходимых объемов нефти и газа. Более того, согласно различным оценкам, через десять лет добыча в Казахстане и Азербайджане еще будет далека от того объема, который потребуют новые трубопроводы.

Количество проблем, препятствующих добыче нефти в этом регионе возрастает из года в год. Территориальные споры и претензии, дипломатические противостояния и демарши, политическая нестабильность, межнациональные конфликты, бюрократизм, коррупция, экологические проблемы, отсутствие транспортной инфраструктуры для экспорта нефти на мировые рынки – вот только не полный перечень проблем, которые поджидают потенциальных   инвесторов на пути к каспийским кладовым.

Существенных успехов в нефтедобыче достигли страны северного Каспия: Азербайджан и Казахстан. Разработка основных балансовых запасов нефти осуществляется здесь тремя большими проектами: Тенгиз, Карачаганак (Казахстан) и азербайджанский блок Азери-Чираг-Гунешли. Развитие этих ключевых проектов создало «второй бум» спроса на каспийскую нефть (первый бум имел место в конце XIX века). Нужно отметить, что Азербайджан и Казахстан, лидеры по добычи каспийской нефти, газ пока закупают в России и Узбекистане. Тем не менее, оба государства намерены увеличить добычу собственного газа, став, таким образом, его экспортерами. Азербайджан рассчитывает на месторождение Шах-Дениз. Казахстан полагается на четыре месторождения: Тенгиз, Карачаганак, Кашаган и Тюб-Караган.

В сравнении с этими государствами, успехи других стран Каспийского региона намного скромнее. Разведанных запасов нефти на шельфе Туркменистана значительно меньше, чем у его соседей. Российский сектор на Каспии остается одним из наименее исследованных на углеводороды. Но, несмотря на это, российские нефтяники проводят большую работу по освоению шельфовых месторождений. Лицензиями на право поисков, разведки и добычи углеводородного сырья в российском секторе Каспия в настоящее время обладают ОАО «ЛУКОЙЛ» (участки «Северный», «Центрально-Каспийский»), JKX (Caspoil) — дочернее предприятие ОАО Роснефти (месторождение Инчхе-море) и Каспийская нефтяная компания, созданная нефтяными компаниями ЛУКОЙЛ, ЮКОС и ОАО Газпром (Северо-Кавказский участок). Проведены соответствующие лицензионные конкурсы для трех участков в десятимильной прибрежной зоне Республики Дагестан. Начата подготовка к лицензионному конкурсу для проведения работ у побережья Калмыкии. Кроме Инчхе-море в северо-западной части Каспия открыты еще два перспективных нефтяных месторождения: Широтное и Хвалынское. Структуры «Широтная» и «Сарматская» располагаются в северной мелководной части Каспийского моря, на большом удалении от побережья и портов. Первый объект находится в 90 км от Астраханского рейда и в 250 км от порта Махачкала. Второй объект располагается, соответственно — в 60 км и 190 км от указанных пунктов. Нужно отметить, что соотношение нефти и газа на российском шельфе — примерно — 40 к 60.

На фоне вышеописанных стран усилия Ирана в сфере разработки месторождениий выглядят весьма скромно, несмотря на то, что запасы нефти на восьми глубоководных месторождениях, в не имеющем пока юридического признания «иранском секторе» Каспия, могут составлять более 4 млрд. тонн.

 

Продолжение в следующей части публикации…

Март 21, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели