Эксперт о ситуации с месторождениями в казахстанском секторе дна Каспийского моря
Комментарии экспертов

Эксперт о ситуации с месторождениями в казахстанском секторе дна Каспийского моря

В ходе Международного круглого стола «Перспективы развития нефтегазовой отрасли в условиях «зеленой» экономики как основа устойчивого развития Каспийского региона», организованном 6 ноября 2020 года общественным фондом «Мир Евразии» (Республика Казахстан), Центром международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия» (Российская Федерация) и Астраханским государственным техническим университетом выступил Сергей Домнин, экономический обозреватель (Республика Казахстан).

Действительно, казахстанское руководство очень многое связывало с развитием каспийского шельфа. И в те далекие времена, когда нам обещали нефтяное изобилие, и сейчас. На шельфе добывается не так много нефти. И основная наша надежда связана с северо-каспийским проектом – Кашаганские месторождения. Очень долго этот проект запускался. Связано это было, в том числе с большими экологическими рисками. Поскольку Каспий замкнутый водоем, риски распространились бы на всю акваторию. Были бы очень серьезные проблемы. Часть проблем мы видели в Казахстане, не связанных непосредственно с разработкой на шельфе – выбросы сероводорода, которые происходили на прибрежных месторождениях, которые удалены от Каспия на 20-30 км, но приводили к гибели животных. И аварии очень часто происходили именно на суше.

Казахстан эти ожидания во многом не оправдал. Кроме «Кашагана» ни один проект, который делался на шельфе, не выстрелил. Первый блок, с которого ушли, потому что там была сухая скважина – это «Курмангазы», разрабатывался совместно с «Роснефтью». Недавно наши вышли из проекта «Жемчужина». Под «нашими» я понимаю прежде всего НК «КазМунайГаз». Сейчас признаются убытки по блокам «N» и «Сатпаев», речь идет если не о выходе, то о минимизации работ. Совокупные убытки, которые признал «КазМунайГаз», в прошлом году превышали 200 млрд. тенге. Это полмиллиарда долларов. Большие деньги за ноль добытых баррелей нефти, за ноль перспектив, связанных с этими месторождениями.

Ситуация должна была вызвать апатию у критично мыслящих казахстанских топ-менеджеров в нефтяной сфере. Не случайно в последние годы те программы геологической разведки, которые анонсировались, не были в полной мере запущены. Я имею ввиду такие программы, как входящие в большой проект «Евразия» — бурение ниже глубины 4-6 тыс. метров. Это уже на суше Казахстан изучил довольно хорошо. Выше точно ничего нет из того, что экономически можно отработать. Все эти ожидания не сбываются на суше, а на море тем более.

На фоне этого есть такая особенность – экономика добычи нефти. Любые расчеты показывают, что с учетом налогового режима, издержек на транспортировку, нерентабельно отрабатывать казахстанскую нефть, когда на суше это в среднем $46-$48, а на море на $10 дороже. При том, как выясняется, у нас особо и нечего отрабатывать на море, это достаточно высокие цены по нынешним меркам. Но проблема в том, что цены сейчас на рынке невысокие, да и не будут высокими, потому что на рынке появились производители сланцевой нефти, а они сильно будут придавливать цену при любом развитии ситуации. Цена поднимается выше $50. А они приходят на рынок и увеличивают предложение.

Еще один важный момент, который сейчас происходит в развитых странах, и коронакризис его ускорил – переход к зеленой экономике по существу, а не декларативно. Какие-то элементы мы даже у себя в Казахстане видим. Например, активизация инвестиций в ВИЭ. Там даже большая активность складывается, чем в традиционных секторах электроэнергетики.

Сейчас у кандидата в президенты США Д. Байдена очень серьезная повестка, как и в Евросоюзе, связанная с возобновляемыми источниками, переходом ну нулевые выбросы парниковых газов. Все это будет не только давить цены на нефть вниз, но и существенно ухудшать условия финансирования нефтяных проектов и всех проектов, связанных с ископаемым топливом. Такого притока иностранных компаний мы в Казахстане не увидим. В России этого притока и не наблюдалось, там свои сильные компании. Но все эти компании переходят на работу по другим правилам.

Ко всему этому добавляются вопросы, связанные с политическими моментами. Мы помним, как не удалось запустить проект Транскаспийского газопровода. Как очень долго этот план вынашивали и очень хотели реализовать Туркменистан и Азербайджан. Формально этот проект был отложен на неопределенный срок из экологических соображений.

Понятно, что во всех этих условиях действующие проекты будут отрабатываться до предела. Инвестиции достаточно большие, что у «Лукойла», что у консорциума, который сейчас разрабатывает «Кашаган». Около года назад Кашаганский консорциум отказался от разработки еще двух месторождений: «Хазар» и «Каламкас-море» – нерентабельно при нынешних ценах.

Помимо всего этого у нас есть серьезные экологические проблемы, которые никуда не уходят. И дело даже не в том, что произойдет на море. Как я уже говорил, в Казахстане серия случаев, когда аварии, происходящие на установках подготовки нефти и газа, происходили. Это очень большой риск для экосистем и для людей. Возможно, в какой-то момент придет осознание, что это слишком большой риск для того, чтобы продолжать добывать углеводороды на Каспии.

И вот есть ли будущее у нефти на Каспии? Логично ли это будущее в горизонте условно 10-20 лет, пока не отработаются все эти месторождения, которые находятся в работе? Я думаю, что более реалистично вот этот вопрос рассматривать и на уровне отраслевых политик.

Доклад опубликован в сборнике по итогам Международного круглого стола «Перспективы развития нефтегазовой отрасли в условиях «зеленой» экономики как основа устойчивого развития Каспийского региона».

В ходе мероприятия рассмотрены перспективы развития нефтегазовой промышленности прикаспийских стран (как одного из основных секторов экономики и источника интереса к региону со стороны крупнейших мировых игроков) в условиях экономического кризиса и снижения спроса на энергоносители; обсуждены экономические, политические и правовые аспекты совместной разработки нефтегазовых месторождений силами национальных компаний стран региона, дана оценка влиянию данной отрасли на экологию Каспийского моря, проанализированы предпринимаемые меры по защите окружающей среды от негативного воздействия.

В работе круглого стола приняли участие эксперты в нефтегазовой отрасли, политологи, экологи, журналисты государств каспийской пятерки, а также руководители дипломатических учреждений, расположенных в прикаспийских субъектах стран-участниц.

2 декабря, 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели