Экспертное сообщение Игоря Борисовича Братчикова на Каспийском медиафоруме
Аналитика, Каспийский диалог, Комментарии экспертов

Экспертное сообщение Игоря Борисовича Братчикова на Каспийском медиафоруме

Одним из главных событий состоявшегося на прошлой неделе Четвёртого каспийского медиафорума стало экспертное сообщение специального представителя Президента Российской Федерации, посла по особым поручениям Министерства иностранных дел РФ Игоря Борисовича Братчикова, которое он сделал в ходе дискуссионной панели «Каспийское сотрудничество на новом этапе. Результаты V Каспийского саммита через призму подписанных документов».

Портал «Каспийский вестник» публикует текст выступления российского дипломата, которое будет интересно, как экспертам и учёным, занимающимся каспийской тематикой, так и все тем, кому не безразлична судьба Каспийского моря и окружающего его региона:

12 августа в Актау произошло событие, без преувеличения, историческое. Мы шли к этому событию без малого четверть века и настоящий прорыв на этом пути произошёл здесь в Астрахани, на Чётвертом каспийском саммите, когда страны подписали совместное заявление по его итогам, в котором был зафиксирован каркас будущей Конвенции. После этого в течение трёх лет этот каркас был существенно дополнен и из политического превратился в правовой документ. Финальная точка в работе над тестом Конвенции была поставлена на московской встрече глав МИД в декабре 2017 года. За оставшееся до подписания Конвенции время стороны решали только сопутствующие, процессуальные вопросы.

Все стороны в ходе переговоров продемонстрировали конструктивный и ответственный подход, вели переговоры прагматично, с прицелом на результат. Все отстаивали собственные позиции, но все с уважением относились и к объективным интересам партнёров.

Высокий уровень доверия, который сложился между нашими странами, наработанный уровень сотрудничества позволяли находить те взаимоприемлемые решения, при помощи которых мы и вышли на оправданный компромисс. После каждого из раунда переговоров на межгосударственному уровне в каждой из стран региона проводилось углубленная, тщательная межведомственная проработка вносившихся предложений. В этой работе участвовали эксперты многих ведомств и научных учреждений. Хотелось бы подчеркнуть, что все формулировки, каждое слово и каждая запятая Конвенции имеют своё значение. Во многом, поэтому мы старались вести дискуссии в конфиденциальном режиме и сознательно избегать пиар-компаний, так как не хотели, чтобы Конвенция на этапе её подготовке стала заложницей  каких-то внутриполитических баталий в той или иной стране.

Переговоры проходили под непосредственным руководством и в соответствии с директивами высшего руководства наших стран. В достижение конечных договоренностей реально сильный вклад внесли пять министров иностранных дел, которые лично работали над наиболее сложными формулировками.

В итоге мы имеем сегодня тщательно сбалансированный, основанный на полном равноправии сторон современный документ, своего рода «Конституцию Каспийского моря», который, мы рассчитываем, ещё долго будет служить интересам пяти наших государств.

Конвенция закрепляет эксклюзивные права на Каспий за прибрежными государствами, то есть юридически фиксирует традиционно присущий этому водоёму закрытый внутренний характер. Однозначно запрещается присутствие на Каспии судов под флагами некаспийских государств или вооружённых сил, не принадлежащих сторонам. Ни один существенный вопрос каспийской повестки не может решаться без участия какого-либо из пяти каспийских государств.

В целях эффективного выполнения Конвенции и обзора сотрудничества на Каспии создаётся механизм регулярных консультаций высокого уровня под эгидой министерств иностранных дел пяти стран. Таким образом, закрепляется сложившийся региональный многоуровневый механизм взаимодействия, получивший название «каспийская пятёрка».

Конвенция создаёт для Каспийского моря уникальный правовой режим. Особый правовой статус Каспийского моря объясняется своеобразием географических, гидрологических и иных характеристик. Каспий – это внутриконтинентальный водоём, не имеющий прямой связи с Мировым океаном, поэтому он не может рассматриваться в качестве моря. Одновременно, в силу своих размеров, состава воды, особенностей дна Каспий не может считаться и озером. В этой связи Каспийскому морю не применимы как положения Конвенции по морскому праву 1972 года, так и принципы, которые используются в отношении трансграничных озёр. То есть на секторы разграничивается только его дно, а суверенитет в отношении водной толщи устанавливается на основе иных принципов. Прибрежные государства получают полную ресурсную юрисдикцию над своим участком дна. Однако правовой статус, покрывающих этот участок вод отличен. Непосредственно к берегу будет примыкать акватория, находящаяся под национальной юрисдикцией прибрежного государства шириной 15 морских миль. Граница этой зоны приобретает статус государственной границы. Следует напомнить, что по существующему на сегодняшний день положению, границы на Каспии проходят по побережью. Далее следует рыболовная зона шириной 10 морских миль. Таким образом, эксклюзивные права на добычу биологических ресурсов будут действовать в пределах 25-мильного прибрежного пояса. Сейчас это 10 миль. За пределами этого пояса находятся общее водное пространство, где все пять прикаспийских государств обладают равными правами на судоходство, рыболовство и иные виды морской деятельности.

В Конвенции в пятистороннем порядке признаются те принципы, на основании которых было проведено в 1998-2003 годах разграничение участков дна между Россией, Казахстаном и Азербайджаном, то есть прикаспийские страны договорились в Конвенции урегулировать вопрос раздела дна в дву- и трёхстороннем формате путём переговоров на основе международного права между сопредельными и противолежащими государствами. При этом в Конвенции чётко фиксируются цели такого разграничения — исключительно для недропользования.

Особенное урегулирование в Конвенции получил вопрос прокладки подводных трубопроводов, который в последнее время имел в СМИ спекулятивный характер. Конвенция постулирует право каждого прибрежного государства строить всю необходимую инфраструктуру, связанную с транспортировкой добытых углеводородов в пределах своего донного сектора. Наряду с этим допускается строительство магистральных транскаспийских трубопроводов. Однако только при условии соответствия таких работ требованиям международных экологических стандартов, которые закреплены в международных договорах, участниками которых являются прикаспийские страны. В этой связи в Конвенции прямо упоминается Рамочная конвенция по защите морской среды Каспийского моря 2003 года – Тегеранская конвенция, и соответствующие протоколы к ней. За три недели до Каспийского саммита в Москве министры экологии пяти стран подписали протокол по оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте к Тегеранской конвенции. По этому протоколу любой масштабный инфраструктурный проект на Каспии, в том  числе на трубопроводный, подлежит тщательный экологической экспертизе всеми сторонами, которые считают себя затронутыми. Причём на самом раннем этапе планирования.

Отмечу, что подписание этого протокола в преддверии или одновременно с Конвенцией было условием достижения окончательных договоренностей на встрече министров иностранных дел в Москве в декабре 2017 года.

Относительно военного мореплавания и военного строительства Конвенцию необходимо рассматривать в пакете с ещё одним документов, подписанным на саммите в Актау – Соглашением о предотвращении инцидентов на Каспийском море. Предусмотренный двумя документами режим гарантирует свободу развития военно-морских сил всех прикаспийских стран, свободу мореплавания и действий военных кораблей в общем водном пространстве. Устанавливаются правила безопасного поведения кораблей в территориальных водах и в районах интенсивной хозяйственной деятельности. Исключительная прерогатива прикаспийских стран в обеспечении безопасности в Каспийском бассейне дополнительно закрепляется протоколами к Соглашению о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море, которое было подписано в Баку в 2010 году. Эти протоколы также были подписаны на Саммите в Актау, причём по договоренности между странами их статус был повышен с межведомственного до межправительственного. Имеются ввиду протоколы о совместной борьбе с терроризмом, о совместной борьбе с организованной преступностью, а также о взаимодействии пограничных служб  и береговых охран наших стран.

С подписанием в Актау двух межправительственных соглашений, которые были инициированы президентом Туркменистана, о сотрудничестве в торгово-экономической и транспортной сфере, создаются предпосылки к консолидации усилий прикаспийских стран по наращиванию инвестиционной привлекательности и конкурентоспособности Каспийского региона, особенно в инфраструктурной и логистической сферах.

Принятие Конвенции, как было подчеркнуто главами прикаспийских стран в ходе итоговой пресс-конференции в Актау, создаёт благоприятные условия для расширения сотрудничества пяти стран в различных сферах, формирует более ясную правовую ситуацию в регионе, что объективно сужает поле для  возможных конфликтов и вмешательства внерегиональных сил.

Я думаю, все Вы понимаете, что в нынешних непростых геополитических условиях, в ситуации глобальной турбулентности и близости конфликтов и горячих войн от Каспийского региона, успех который был достигнут в Актау дорогого стоит.

Сентябрь 28, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели