Энзелийская операция 1920 года в воспоминаниях командира эсминца «Деятельный» — часть II
Исторические хроники Каспийского региона, Колонка редактора

Энзелийская операция 1920 года в воспоминаниях командира эсминца «Деятельный» — часть II

Продолжение – первая часть по ссылке.

В своих воспоминаниях Иван Степанович Исаков уделяет большое  внимания факторам, обеспечившим существенное преимущество Волжско-Каспийской флотилии над противником в Энзелийской операции. Главным образом, все они связаны с решительным характером действий советского командования, ставшими полной неожиданностью для англичан.

Прежде всего, автор обращает внимание на непонятную медлительность обороняющихся сил, которая, как выяснилось позднее, была связана с двумя важными обстоятельствами. В частности с тем, что один из пристрелочных снарядов крейсера «Розы Люксембург» разорвался в помещении британского штаба, а также тем фактом, что советское (декретное) время, по которому жила и воевала Каспийская флотилия, опережало официальное британское время в Энзели на два часа.

Адмирал Исаков уточняет, что главарт флотилии Борис Петрович Гаврилов, лично управлявший огнём корабельной артиллерии на «Розе Люксембург», при выборе целей на побережье руководствовался достаточно простым соображением. Рассматривая в бинокль береговую полосу, он увидел несколько незначительных одноэтажных домиков, а среди них группу домов покрупнее. С учётом того, что «колонизаторы», как правило, привыкли располагаться в лучших домах занятой ими местности, Гаврилов приказал открыть огонь именно по ним. И оказался прав.

Высадка десанта в Энзели
Источник – Гражданская война и военная интервенция в СССР. 1918–1922. Энциклопедия. М., 1987 (warspot.ru)

В итоге вслед за первым залпом советского крейсера из окон и дверей поврежденной штаб-квартиры, так же как из смежных домов, вокруг которых тоже рвались крупные снаряды, начало выскакивать начальство британской 39-й бригады и других учреждений гарнизона Энзели. С учётом этого управление английской обороной оказалось нарушенным, во всяком случае, на первом этапе боя.

Что касается временного фактора, то автор отмечает, что когда еще в Баку планировалось начало тактического развертывания перед Энзели на 7 часов 00 минут, то никто не задумался о том, что стрелки всех английских часов как в штабе, так и в лагере или на постах и батареях «его величества» показывали 5 часов по второму поясному времени. Подавляющее большинство английских войск в это время спали и не могли оперативно среагировать на появление Волжско-Каспийской флотилии.

«Энзелийская побудка» — так И.С. Исаков назвал в целом действия советского флота на первом этапе, объясняет полное расстройство управления обороной Энзели и непонятную вначале медлительность действий англичан.

Вместе с тем, автор отмечает, что определённую роль могли также сыграть действия Ленкоранского кавалерийского дивизиона, который, заранее сосредоточившийся в азербайджанской Астаре, в 7 часов утра пересёк персидскую границу и сопровождаемый со стороны моря кораблями «Пролетарий» и «Астрабад», форсированным маршем выдвинулся в сторону Энзели с запада. Несмотря на то, что кавалерия нигде не встретила сопротивления и подошла к городу к моменту, когда операция уже закончилась, о её действиях наверняка было донесено английскому командованию, ведь телеграфная линия бойцами Красной Армии намерена не повреждалась. Первое сообщение могло поступить уже тогда, когда весь каспийский горизонт был заполнен советскими боевыми кораблями и транспортами с десантом, продвигающимися к берегу, что подтверждало серьезность намерений большевиков и могло создать впечатление о полном окружении английских сил, повлияв тем самым на решения обороняющихся.

Что касается артиллерийской канонады, то И.С.Исаков пишет, что общая картина получилась довольно внушительная, так как временами огонь с моря велся от Кивру до Кечелала девятью кораблями почти из тридцати средних стволов, не считая мелких калибров истребителей. Несомненно, что в этих условиях английскому командованию трудно было сразу разобраться в намерениях большевистского флота.

Ещё одним важным элементом Энзелийской операции стала решительная высадка десанта на персидское побережье, которая проводилась под командованием уже довольно опытного командира — военмора Ивана Кузьмича Кожанова, ранее уже освобождавшего от противника остров Чечень. На действиях отряда следует остановиться подробнее.

Иван Кузьмич Кожанов

Развертывание группы трёх десантных кораблей, пишет И.С.Исаков, осуществлялось по плану. К восьми часам десант был готов к высадке. При этом с берега направление высадки прикрывала только застава с пулеметом, контролировавшая въезд в Энзели со стороны Решта. Однако после обстрела прикрывавшего высадку тральщика «Володарский» она ретировалась. В дальнейшем в этот район было переброшено британское подразделение пехоты, укомплектованное главным образом индусами, за ними расположились английские пулеметные взводы. Однако сил для обороны побережья явно не хватало. Здесь сыграл свою роль и отвлекающий манёвр, в котором лично участвовал И.С. Исаков. В своей книге он вспоминает о чувстве радости, которое он испытал, увидев, что в район обстрела его эсминца, противоположный реальному направлению высадки десанта, английское командование перебросило, по крайней мере, батальон индусов. В итоге это подразделение передислоцировалось в район сосредоточения основных усилий уже поздно, когда исход Энзелийской операции был предрешён.

Десантирование проходило с транспортом «Березань», «Колесников» и «Паризиен». «Став на якоря, они спустили все свои шлюпки, которые, будучи набиты десантниками до предела, двинулись на веслах к пляжу. Никакого порядка при этом не было. Над всем царил единый, общий порыв — возможно скорее добраться до берега и сцепиться с англичанами раньше других», — вспоминает автор.

Эта поспешность в итоге сыграла злую шутку. Приблизившись к берегу первые шлюпки, с ходу врезавшиеся в берег, были залиты набегавшей с кормы прибойной волной. В итоге прибой развернул опустевшие шлюпки  и часть из них затопил. Ситуацию спас прикрывавший высадку тральщик «Володарский», который отбуксировал уцелевшие шлюпки обратно и не оставил тем самым высадившуюся одну десятую десанта без поддержки.

Однако, как признает И.С.Исаков, эта оплошность не сыграла роковой роли, напротив в данной операции боевой порыв и стремительность атаки кожановцев оказались выше, чем дисциплина и организованность, которые так необходимы десанту в критический момент — при бое за береговой плацдарм.

Перелом определился тем, что из-за дерзкой атаки первого броска, не остановившегося в ожидании высадки главных сил, не получилось паузы или заминки, и это вместе со своевременной поддержкой артиллерии канонерских лодок дало возможность захватить плацдарм на берегу.

В итоге, пока один тральщик и несколько шлюпок продолжали медленно перевозить основной состав десантных батальонов, бойцами первых взводов в относительно короткий срок были выполнены следующие задачи (причем ценою потери только семи или восьми раненых моряков):

  • были перерезаны все провода, шедшие от Энзели на Решт, по обеим сторонам шоссе, включая и линию индоевропейского телеграфа, следовательно, была прервана проволочная связь не только со штабом дивизии, но и с высшим командованием в Багдаде;
  • сбита застава на шоссе приблизительно в составе пулеметного взвода, которая, подобрав раненых, стала отходить на запад, в сторону Казьяна, постепенно обрастая подходящими пополнениями; тем самым Энзели был отрезан от Решта, а следовательно, и от всего внутренней персидской территории;
  • выставлен заслон (первоначально в составе взвода), фронтом на восток, для того чтобы задержать какие-либо части, могущие подойти на помощь из Решта. Значительно позже, примерно к полудню, этот взвод вырос до отдельного батальона, который продвинулся до моста через Сефид-Руд и выслал вперед охранение и небольшие разведотряды.

Главным просчетом англичан при организации обороны побережья, как пишет адмирал Исаков, было полное отсутствие артиллерии, хотя бы полевой. Советскому командованию по данным разведки было известно о наличии в районе действий 8-й батареи «Королевской полевой артиллерии» приданной 39-й бригаде, однако она вероятно осталась в Реште и не смогла поддержать оборону. А все пытавшиеся стрелять английские пулемёты тотчас накрывались несколькими снарядами с кораблей даже без вызова огня со стороны десанта. Таким образом, несмотря на численное превосходство, англичане, находясь под огнём кораблей, ни разу не встали во весь рост для контратаки, а только переползали, отходя от одного рубежа к другому.

В этих условиях английскому командованию ничего не оставалось, как запросить временного перемирия и прекращения огня.

И.С. Исаков пишет, что почти одновременно с первым залпом и даже на несколько минут раньше радиостанцией флагманского эсминца «Карл Либкнехт» была начата передача текста телеграммы для береговой радиостанции в Казьяне в адрес английского командования содержащая ультиматум о сдаче Энзели вследствие присутствия в порту кораблей и имущества, принадлежащего России.

Хью Фредерик Бэйтмен-Чемпейн, фото 1904 года
Источник – angelfire.com (warspot.ru)

После того, как британская радиостанция подтвердила получение телеграммы комфлота, последовал ответ, в котором английское командование сообщило, что по существу предложений российской стороны командующий генерал Чемпэйн не вправе принимать самостоятельное решение и запросит сейчас же Тегеран, но так как для получения ответа потребуется определенное время, британское командование просило приостановить какие- либо военные действия…».

Фёдор Фёдорович Раскольников

В итоге комфлот Фёдор Фёдорович Раскольников дал согласие на двухчасовой перерыв. Однако, ссылаясь на его воспоминания в рассказе «Взятие Энзели» И.С. Исаков пишет, что согласие на перемирие было мотивировано не столько существом просьбы Чемпэйна, сколько тем обстоятельством, что «высадка» советского десанта протекала медленно и не была еще закончена. Поэтому, подняв сигнал о прекращении огня, Ф.Ф.Раскольников не приостановил высадку кожановских отрядов, несмотря на последовавшие последствие протесты британской стороны.

Таким образом, с перемирием был завершён ещё один важный этап «Энзелийской операции».

Продолжение в следующей публикации.

Подготовил Влад Кондратьев

Главное фото: Моряки Волжской флотилии.1918 г.

22 мая, 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели