Гюльнара Мамедзаде: «Каспийский формат создал целую систему взаимодействия между нашими странами…»
Комментарии экспертов, Повестка дня

Гюльнара Мамедзаде: «Каспийский формат создал целую систему взаимодействия между нашими странами…»

Одним из спикеров IV Каспийского медиафорума была заместитель директора Международного экспертного совета Baku Network Гюльнара Мамедзаде (Азербайджанская Республика). В перерыве между сессиями форума аналитик поделилась с редакцией «Каспийского вестника» своим мнением о ситуации в Каспийском регионе.

— В своём выступлении Вы сказали, что в ходе работы над Конвенцией прикаспийскими странами создана некая интеграционная модель и сейчас наблюдается благоприятный момент для её социально-экономического наполнения. Сколько времени может занять этот процесс?

— Это довольно длительный и сложный процесс. Уникальная интеграционная модель может быть создана, но речь не только о создании интеграционных структур. В данном вопросе следует не ограничиваться бюрократическими рамками, очень важен элемент вовлеченности общественного фактора, стимулирования новых участников для реализации этих процессов и проектов, иначе это останется на уровне государственных структур, чиновников.

На мой взгляд, как раз молодежные направления – это один из стимулов для активизации этих процессов. Очень важно создавать площадки, где молодёжь могла бы презентовать свои стартапы, где будет возможность рассказать о своих идеях спонсорам, чтобы были условия для реализации проектов.

С подписанием Конвенции завершился первый важный этап. Он был политическим, очень сложным. Сейчас взаимоотношения стран Каспийского региона выходят на уровень, экономического,гуманитарного измерения.  Эти вопросы могут получить дальнейшее развитие, поскольку согласование получили многие базовые вопросы, в том числе военно-политического характера.

Как мне представляется, гуманитарная плоскость у нас достаточно насыщена, за исключением Ирана и Туркменистана, это объясняется спецификой этих стран, с ними сложно коммуницировать. Но Россия, Казахстан, Азербайджан достаточно интегрированы, в том числе в экономическом, гуманитарном, и в информационном поле, учитывая широкий ареал распространения русского языка. В этой плоскости процесс наполнения, взаимопроникновения происходит, есть темы, которые интересуют эти три государства. Чтобы привлекать, например, Иран, нужно проработать другие схемы, с учётом специфики этой страны, в том числе через информационную призму. То есть, это долгосрочный многоплановый процесс, его нужно прорабатывать на нескольких уровнях. Но состоится ли Каспийская интеграционная  модель – это пока вопрос.

— На данный момент политическое руководство прикаспийских стран демонстрирует конструктивный настрой  на планомерное решение наиболее актуальных проблем региональной ситуации. На Ваш взгляд, можно ли говорить о факторах, которые коренным образом изменят  данный подход?

— Подписание Конвенции называют историческим событием, но это событие не получило достаточного отражения в информационном поле, поскольку тема специфическая, необходимо работать на уровне экспертов или ответственных политических кругов с тем, чтобы она находила понимание на уровне более широких масс. Но и на уровне экспертов отмечается выжидательная позиция, поскольку еще нет достаточного понимания, какие процессы последуют после декларации.

В интеграции Каспийского региона не заинтересованы определённые игроки, возможно, какие-то деструктивные моменты будут проявляться вследствие вмешательства геополитических факторов, и насколько устойчивы к подобному воздействию окажутся страны Каспийского региона, не будут ли подвержены фрагментации текущие договоренности, пока не очень ясно. И всё же у нас плюсов больше, чем минусов. Сейчас больше оснований для позитивных ожиданий, нежели негативных.

Негативные факторы всегда присутствуют. Но именно Каспийский формат создал целую систему взаимодействиям между нашими странами. Прикаспийские страны, как в двустороннем, так и многостороннем формате за последнее время существенно нормализовали отношения.  В частности, Азербайджан улучшил отношения и с Ираном, и с Туркменистаном, также Азербайджан в сложный момент выступил в роли медиатора нормализации отношений между Россией и Турцией. На казахстанской площадке был запущен сирийский переговорный процесс. Взаимные интересы, прежде всего, в сфере безопасности, обеспечили достижимость результата. В частности,  когда ситуация вокруг Ирана усложнилась, в каспийском процессе это послужило некоторым катализатором ускорения процесса работы над Конвенцией.

На следующем этапе, думаю, будет идти речь о создании новых транспортных, энергетических коридоров, то есть, будет формироваться новая конфигурация – энергетическая, логистическая. И как на это будут реагировать внешние игроки? Ведь нефтегазовый рынок остаётся конкурентным – здесь есть интересы России, Азербайджана, Казахстана, Туркменистана, и даже Китая и Турции, которая имеет сопричастность к этому вопросу через проекты с Азербайджаном и Россией – «Турецкий поток», TANAP. То есть, присутствует целый спектр вопросов, в них, естественно, могут вмешаться внешние факторы. Но, полагаю, у нас сейчас больше возможностей сохранить Каспийский формат.

Если речь идёт о Турции или Китае, то у них также есть интерес к Каспийскому региону, потому что в данном случае речь идёт о поставках газа и логистических транспортных коридорах. Как мы знаем, Китай реализует проект «Один пояс – один путь», а Турция превращается в региональный энергетический хаб. Эти страны заинтересованы в том, чтобы Каспийская конфигурация сохраняла стабильность. Кроме того, они также присутствуют в других региональных объединениях, например, в ШОС. То есть, на сегодняшний день интересы этих игроков – Китая и Турции – не противоречат интересам Каспийской пятёрки. Как будет на следующем этапе, покажет время.

— Спасибо.

Беседовала Ангелина Девятова.

Сентябрь 29, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели