Игорь Братчиков о результатах встречи глав МИД стран Каспия
Комментарии экспертов

Игорь Братчиков о результатах встречи глав МИД стран Каспия

На прошедшей неделе ряд интересных и содержательных интервью азербайджанским СМИ – агентству «Азери-Пресс (АПА)» и международному журналу «Caspian Energy», дал спецпредставитель президента России по делимитации и демаркации границы с сопредельными государствами СНГ, руководитель российской делегации на многосторонних переговорах по правовому статусу Каспийского моря, посол по особым поручениям МИД РФ Игорь Борисович Братчиков.

Редакция портала «Casp-Geo» традиционно уделяет большое внимание официальным комментариям должностных лиц прикаспийских государств, касающимся актуальных вопросов ситуации в Каспийском регионе.  Именно поэтому мы решили опубликовать полностью содержание заявлений Игоря Братчикова, которое позволяет получить целостное представление о позиции российского руководства по каспийской проблематике.

Интервью И.Б. Братчикова московскому корреспонденту АПА:

— Игорь Борисович, какие конкретные подготовительные процедуры будут проведены в прикаспийских странах для подготовки Конвенции о правовом статусе Каспийского моря к вынесению на очередной саммит глав прибрежных государств?

На декабрьском Совещании министров иностранных дел прикаспийских государств (СМИД) в Москве удалось полностью согласовать проект Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Теперь сторонам предстоит организовать подготовительный процесс к его подписанию на высшем уровне в рамках V Каспийского саммита в первой половине 2018 г. в Казахстане. Для этого будет необходимо в начале завершить редакционную правку текста, осуществить его перевод на национальные языки прикаспийских стран, а затем оперативно провести необходимые – в соответствии с законодательством каждой из сторон – внутри государственные процедуры. Исходим из того, что они пройдут оперативно и не потребуют много времени.

— Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров на пресс-конференции по итогам СМИД заявил, что согласованы ключевые вопросы, которые долгое время оставались открытыми в проекте Конвенции. Остались ли какие-то мелкие несогласованные вопросы? Если да, то какие?

— Действительно, ряд ключевых вопросов, без которых было бы невозможно представить проект Конвенции в своём нынешнем компромиссном виде, был согласован на СМИД лично министрами. При этом понимание по другим, наверное, более «лёгким» модальностям данного документа было достигнуто на экспертном уровне ранее, в преддверии встречи глав внешнеполитических ведомств. Теперь текст Конвенции свёрстан полностью.

— На V Каспийском саммите наряду с Конвенцией о правовом статусе Каспийского моря также ожидается подписание ряда многосторонних соглашений. Что это будут за документы?

— В работе сейчас ряд пятисторонних документов, регулирующих взаимодействие «каспийской пятёрки» в различных сферах. Часть из них при сохранении существующего темпа переговоров и конструктивного настроя сторон может быть включена в «подписной пакет» V Каспийского саммита в Казахстане. Речь здесь идёт, прежде всего, о проекте Соглашения о предотвращении инцидентов на Каспийском море, инициированного российского стороной, а также проектах соглашений о торгово-экономическом и транспортном сотрудничестве между прикаспийскими государствами, подготовленных туркменскими партнёрами. Имеются неплохие шансы вывести на саммит один или несколько отраслевых протоколов к Соглашению о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море 2010 г. Приоритетными направлениями работы в данном контексте являются борьба с терроризмом, организованной преступностью и браконьерством, обеспечение безопасности мореплавания в каспийской акватории, а также взаимодействие пограничных ведомств.

— Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров на пресс-конференции по итогам СМИД также затронул проблематику реализации рамочной Тегеранской конвенции по защите морской среды Каспийского моря и подчеркнул, что готовится к подписанию новый протокол. Что это будет за документ и когда можно ждать его подписания?

— Рамочная конвенция по защите морской среды Каспийского моря 2003 г. – она же Тегеранская конвенция, – как видно из её названия, предполагает заключение дополнительных протоколов, её конкретизирующих. В настоящее время разработаны четыре приоритетных протокола, первый из которых – о региональной готовности, реагировании и сотрудничестве в случае инцидентов, вызывающих загрязнение нефтью (Актаусский протокол 2011 г.), — уже вступил в силу в июле 2016 г. На очереди находящийся в высокой степени готовности важнейший Протокол по оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте. Его подписание мы ожидаем в период до или одновременно с принятием Конвенции.

— Негативное влияние на завершение работы по определению правового статуса Каспийского моря оказывали разногласия между Азербайджаном, Ираном и Туркменистаном вокруг спорных трансграничных месторождений на юге водоёма. Будет ли Конвенция способствовать их скорейшему разрешению?

— Проблема разграничения пределов юрисдикции между прибрежными государствами подробно рассматривалась в ходе IV Каспийского саммита, состоявшегося в Астрахани в сентябре 2014 г. Тогда главами прикаспийских стран было достигнуто понимание, что данный вопрос будет рассматриваться в двух различных плоскостях. Согласно договорённости президентов, акватория (водная толща) будет разграничиваться на морское пространство под национальным суверенитетом прибрежного государства шириной 15 морских миль, примыкающее к нему 10-мильное пространство, где действуют исключительные права прибрежного государства на добычу биоресурсов, и общее водное пространство. Схема делимитации дна и недр Каспийского моря принципиально другая: их разграничение осуществляется в целях недропользования (т.н. ресурсная юрисдикция) по договорённости между сопредельными и противолежащими государствами в дву- и трёхстороннем формате. Успешный прецедент подобного разграничения был создан Россией, Казахстаном и Азербайджаном, которые разделили дно и недра Северного Каспия на основании соглашений 1998-2003 гг. В последствии к ним присоединился Туркменистан, разграничивший морские дно и недра с Казахстаном по соглашению 2014 г. Очевидно, что найденная «северная формула» могла бы подсказать пути к взаимовыгодному решению «южной головоломки».

— Планируется ли проведение встреч Специальной рабочей группы на уровне заместителей министров иностранных дел прикаспийских государств (СРГ) перед очередным саммитом?

— Исходим из того, что в преддверии встречи лидеров прикаспийских государств СРГ займётся редакционной правкой отдельных положений Конвенции, сверкой её переводов, обсуждением содержательного наполнения встречи в верхах в Казахстане.

Интервью И.Б.Братчикова журналу «Caspian Energy (CE)»:

  — Можно ли считать Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря, переговоры по которой продолжались в течение 20 лет, согласованной? Будет ли она принята на V Каспийском саммите и когда он состоится?

Работа над проектом Конвенции фактически завершена на Совещании министров иностранных дел прикаспийских государств, состоявшемся 5 декабря 2017 г. в Москве. Теперь всем сторонам предстоит провести положенные внутригосударственные процедуры для подготовки этого документа к подписанию на высшем уровне. Ожидается, что данное историческое событие произойдёт на V Каспийском саммите в Казахстане в первой половине 2018 г. Конкретную дату этого мероприятия казахстанские коллеги имеют в виду согласовать по дипломатическим каналам с учётом рабочих графиков всех пяти президентов.

 — Не могли бы Вы рассказать, как продвигалось согласование Конвенции? По каким вопросам прибрежным странам долгое время не удавалось достичь консенсуса?

 Описывать детали переговоров по правовому статусу Каспийского моря предстоит, наверное, историкам дипломатии и политологам уже после того, как Конвенция будет принята и начнёт работать на благо всех пяти прибрежных государств. Однако уже сегодня очевидно, что по-настоящему мощный импульс всему процессу выработки отвечающего современным потребностям правового режима этого уникального водоёма был дан решением IV Каспийского саммита, состоявшегося в сентябре 2014 г. в Астрахани. Итоги Астраханского саммита были единодушно охарактеризованы его участниками как «прорывные».

В последующие три года удалось гармонично внедрить астраханские договорённости президентов в текст Конвенции, конкретизировав их в её соответствующих статьях и параграфах.

Подчеркну: Конвенция в своём итоговом виде является продуктом взвешенного компромисса и адекватно отображает сложившийся баланс интересов, не ущемляя позиции ни одной страны и закладывая правовой фундамент будущего бесконфликтного сотрудничества в регионе в различных областях. Данный документ содержит единые понятные правила взаимодействия стран в различных сферах, порядок разрешения возможных спорных вопросов без постороннего вмешательства, сохранения в регионе безопасной и прогнозируемой обстановки.

 — На Каспии сегодня много законсервированных структур, на которых не ведётся операционная деятельность по причине отсутствия юридических договорённостей. Считаете ли Вы, что в южной части Каспия три страны – Азербайджан, Иран и Туркменистан – могут разрабатывать их на паритетных началах, придерживаясь опыта России?

— Вопрос ресурсной юрисдикции обсуждался лидерами прикаспийских стран в ходе Астраханского саммита. Тогда было достигнуто понимание о том, что дно и недра Каспийского моря будут разграничиваться в целях недропользования по договорённости между сопредельными и противолежащими государствами в дву- и трёхстороннем формате. Положительный опыт делимитации такого рода имеется: Россия, Казахстан
и Азербайджан разделили дно и недра Северного Каспия на основании соглашений 1998-2003 гг., Казахстан и Туркменистан – по соглашению от 2014 г. Допускаю, что при условии проявления сторонами доброй воли и известной доли гибкости «северная формула» применима и для нахождения элегантного и взаимовыгодного решения «южного уравнения».

 — Какова позиция России по транскаспийским газопроводам, не претерпела ли она изменения?

 Позиция России по вопросу строительства магистральных трубопроводов в каспийской акватории открыта и последовательна. Мы продолжаем выступать за сохранение экологического императива при осуществлении инфраструктурных проектов. Подобная позиция обусловлена как требованиями взятых на себя обязательств по международным договорам в сфере защиты и охраны окружающей среды, например по Рамочной конвенции по защите морской среды Каспийского моря 2003 г. (Тегеранской конвенции), так и элементарными категориями здравого смысла. Ведь забывать о возможных фатальных экологических последствиях для хрупкой экосистемы водоёма в погоне за гипотетическими экономическими выгодами было бы крайне неосмотрительно. Такой подход свёл бы на нет декларируемый сторонами принцип солидарной ответственности за судьбу Каспийского моря и нивелировал значительные усилия, которые прибрежные страны прилагают для того, чтобы сохранить для потомков «живой» Каспий, восстановить и приумножить его утраченное биоразнообразие, снизить уровень антропогенной нагрузки. С удовлетворением констатируем, что в проекте Конвенции стороны смогли найти выверенные формулировки по этому принципиальному вопросу.

— Каким образом будет вырабатываться пятисторонний консенсус прибрежных стран в отношении возможных форс-мажорных ситуаций при разведке и добыче нефти и газа на Каспии?

Для решения такого рода проблем у нас существует неплохой юридический инструмент – вышеупомянутая Тегеранская конвенция и протоколы, разработанные в дополнение к ней. Первый из них – о региональной готовности, реагировании и сотрудничестве в случае инцидентов, вызывающих загрязнение нефтью (Актаусский протокол 2011 г.), – уже вступил в силу в июле 2016 г. В высокой степени готовности и важнейший Протокол по оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте, подписание которого Россия ожидает в период до или одновременно с принятием Конвенции о правовом статусе Каспийского моря.

Декабрь 17, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели