Иран единственный не добывает нефть на Каспии
Аналитика, Вокруг Ирана, Комментарии экспертов

Иран единственный не добывает нефть на Каспии

24-25 декабря 2018 года Иран посетила парламентская делегация от Азербайджана во главе со спикером Национального собрания страны Октаем Асадовым. В ходе встречи прибывшей в Тегеран делегации с президентом Хасаном Роухани особое внимание сторон было уделено тематике совместной разработки месторождений каспийского шельфа, расположенных на смежных участках морского дна Каспия, которое до настоящего момента соседними государствами не разграничено.

Исламская Республика Иран – одна из ведущих нефтедобывающих стран в мире. Экспорт энергоносителей составляет основу иранской экономики. Однако, основные месторождения Ирана расположены на юге страны — в Персидском заливе. Юг Ирана настолько богат своими запасами нефти, что мало кто думал, что однажды Каспий так же будет добавлен в список нефтяных регионов Ирана. В апреле 2012 года на дне Каспийского моря было открыто нефтяное месторождение легкой нефти «Сардар джангал». Однако к этим запасам, в отличие от южных месторождений, не так легко добраться, и некоторые эксперты считают, что ее добыча не является экономически выгодной.

Иран единственная прибрежная страна региона, которая до сих пор не эксплуатирует  месторождения на Каспии. После распада Советского союза в 1991 году Азербайджан стал первой страной на побережье Каспия, которая начала эксплуатировать месторождения моря. Добыча нефти и газа в стране началась в 1997 году. В 2016 году началась добыча на месторождении Шах Дениз. Туркменистан в 2007 году, Россия в 2010 году и Казахстан в 2016 году перешли на добычу нефти и газа.

Согласно результатам исследований, на месторождениях в Каспийском море находится около 25,7 миллиардов баррелей нефти и 106 триллионов кубических футов газа. Исследовательский центр Исламского консультативного совета (Меджлиса) в одном из своих отчётов подчеркивал, что Ирану необходимо разрешить имеющиеся разногласия по поводу владения запасами нефти и газа и сотрудничать с компаниями, имеющими технологию глубоководного бурения в Каспийском море, чтобы получить возможность использовать ресурсы моря.

Объем каспийских запасов нефти и газа невелик по сравнению с южными запасами Ирана, но из-за нестабильности на Ближнем Востоке по причине действий ИГИЛ в Ираке и Сирии, войны в Йемене, напряженности в отношениях Ирана и Саудовской Аравии, основного экспортера нефти и газа, а также готовности стран-импортеров энергоносителей диверсифицировать свои источники энергии, запасы нефти и газа в регионе Каспийского моря привлекли внимание игроков нефтегазового рынка, включая Китай и Европейский Союз. В качестве примера проявления подобного внимания действующих игроков к использованию энергии из Каспийского моря можно отметить такие проекты, как проект Южного газотранспортного коридора (SGC) и строительство Центрально-Азиатского трубопровода в Китай (The Central Asia – China gas pipeline — CACGP).

18-го декабря с.г. в Тегеранском университете прошла конференция, посвященная правовому статусу Каспийского моря, на которой ученые и эксперты обсудили имеющие соглашения. Открытым на форуме остался вопрос о доли Ирана в Каспии, т.к. пока ни одно из имеющихся соглашений, помимо ирано-советского договора 1921 года, не предусматривает варианта раздела Каспийского моря. Также участниками научного мероприятия отмечалось, что Иран не имеет выгодного географического положения на Каспии: вогнутый пляж и неподходящая география являются факторами, которые нанесли наибольший вред стране, даже два острова у берегов Туркменистана и Азербайджана определили пределы моря в ущерб ИРИ.

В связи с неопределенностью правового статуса Каспийского моря за прошедшие годы были подписаны двухсторонние и трехсторонние соглашения между северными странами – Россией, Туркменистаном, Казахстаном и Азербайджаном. Но стоит отметить, что позиция Ирана по этим соглашениям была негативной. Тегеран критиковал и не соглашался с ними. Дело в том, что при таком подходе доля Ирана в Каспийском море составляет около 13%, в то время как иранский подход заключается в том, чтобы разделить Каспийское море на равные части, т.е. доля Ирана должна составить 20%. Между южными соседями – Ираном, Азербайджаном и Туркменистаном не было достигнуто никаких соглашений. Основные разногласия связаны с владением нефтяных блоков. Азербайджана и Туркменистан ведут споры по месторождениям Азари, Кепез и Чираг, которые в Туркменистане называются Осман, Омар и Сардар соответственно, а Иран и Азербайджан оспаривают право собственности на месторождение Альборз, которое называется в Азербайджане Алов.

12-го августа в городе Актау, Казахстан, состоялся пятый каспийский саммит на высочайшем уровне. По итогам была подписана историческая Конвенция о правовом статусе Каспийского моря. Стороны договорились о том, что водная поверхность Каспия остается в общем доступе, а дно и ресурсы делятся между странами на участки. Однако, даже эта, казалось бы, окончательная конвенция, не решила имеющиеся споры. Вопрос о территориальном разграничении Каспия для Ирана остается открытым. Если такие страны, как Россия и Казахстан, не имеющие территориальных споров с остальными прикаспийскими странами, удовлетворены достигнутыми соглашениями, то иранская сторона все еще вынуждена отстаивать свои права на территории и ресурсы.

Возможный вариант разграничения Каспийского моря

Из Статьи 8 Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, где отсутствуют конкретные формулировки о разграничении моря, можно заключить, что между Ираном, Азербайджаном и Туркменистаном, у которых имеются территориальные споры, продолжатся переговоры по данному вопросу. Отметим также, что Меджлис Ирана до сих пор не ратифицировал конвенцию.

В начале апреля 2018 года Иран договорился с Азербайджаном о разработке площадки Альборз, расположенного на стыке морских границ ИРИ и АР. Согласно договоренностям, две страны, в сотрудничестве друг с другом, независимо от правового режима Каспийского моря, будут заниматься разработкой этого месторождения. На сегодняшний день ни одна нефтяная компания официально не выразила готовность заниматься добычей в этом регионе.

Существует и ряд объективных сложностей: глубоководность, закрытость моря и отсутствие выхода в открытые воды, эксплуатационные ограничения, связанные с транспортировкой оборудования, переменчивые климатические условия, стоимость и риск геологоразведочных работ, отсутствие подходящих площадок для разведывательной деятельности и обслуживание морского флота. Конечно, Иран имеет большой опыт в области разработки и добычи углеводородных месторождений в морском секторе, но этот опыт связан с южной частью страны (Персидский залив). Каспийское море (из-за его глубины) требует особых условий на всех этапах бурения, разработки, добычи и транспортировки.

Конечно, на Каспии важна не только добыча нефтегазовых ресурсов, но и проведение нефтепровода также играет значимую роль, о чем отметил президент ИРИ Хасан Роухани на саммите прикаспийских государств на высшем уровне в Казахстане, заявив: «Сотрудничество в области энергетики, в том числе транспортировки энергии и обмена, является еще одним важным вопросом сотрудничества на Каспии. Мы начали работать над этим с некоторыми прибрежными странами, и будем продолжать серьезно его расширять».

По данным Управления энергетической информации США (EIA), доля Ирана от энергетических запасов на Каспии составляет 500 миллионами баррелей нефти и 2 триллиона кубических футов газа. Иран обладает наименьшим количеством запасов среди прикаспийских стран. В последние годы остальные страны использовали свою часть акватории. Статистика показывает растущий рост добычи нефти и газа других стран. Были спроектированы и построены трубопроводы в Каспийском море и налажена транспортировка в Европу. Конечно, России не нужно много каспийской нефти и газа из-за высокой добычи нефти, превышающей 10 миллионов и 400 тысяч баррелей в день.

На прошедшем недавно первом заседании совета директоров Каспийской нефтяной компании (Caspian Oil Company – Иран) с присутствием новых членов обсуждалась проделанная работа компании за 2018 год. Новый председатель совета компании подчеркнул непрерывность и необходимость развития геологоразведочных работ на Каспии и в северных провинциях страны, отметив, что развитие в этой области имеет особое значение для страны как на национальном, так и на региональном уровнях. На собрании было высказано мнение, что геологоразведочные работы в Каспийском регионе следует проводить в качестве национального проекта для достижения желаемых целей. Как заявил Мохсен Делауз, генеральный директор Caspian Oil Company, компания вскоре может начать девелопментские работы.

Исходя из вышеуказанных факторов, иранские эксперты считают нецелесообразными добычу нефти на иранском участке Каспия. Затраты на разведывательные работу и добычу превышают те доходы, которые страна получит от добычи тех самых 500 млн баррелей. Тем не менее, Иран не намерен уступать соседнему Азербайджану спорное месторождение Альборз (Алов), преследуя в первую очередь не экономические, а стратегические цели, а заявления о совместной деятельности носят больше политический характер.

Ида Саркисян, иранист

На главном фото — работающая на Каспии иранская разведочная платформа «Амир-Кабир»

Источник: Яндекс

Январь 10, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели