Иранский вызов: Европа против Америки
Повестка дня

Иранский вызов: Европа против Америки

«Ультимативные требования ни к чему не приведут. Многонациональные соглашения, как соглашение по атомной программе, нельзя просто перечеркнуть. Выход из соглашения с Ираном не приведёт к росту стабильности, напротив, он стал бы угрожать миру», цитирует заявление министра иностранных дел Люксембурга Жана Ассельборна в интервью немецкой Welt, Наталья Меден, автор Фонда стратегической культуры.

Ассельборн подчеркнул, что соглашение по атомной программе Ирана (Совместный всеобъемлющий план действий, СВПД) – это не двусторонний американо-иранский договор, а многостороннее политическое соглашение, которое базируется на решении Совета Безопасности ООН, так что ужесточение требований к Ирану возможно лишь в случае несоблюдения Тегераном взятых на себя обязательств. Однако в этом иранцев не упрекнёшь: Жан Ассельборн сослался на данные МАГАТЭ  – точно так же, как это сделал как несколько дней назад Сергей Лавров. Приветствуя 10 января в Москве своего иранского коллегу Джавада Зарифа, российский министр иностранных дел заявил: «Отмечаем четкую констатацию Генерального директора МАГАТЭ Ю. Амано полного выполнения Ираном своих обязательств».

Интервью Ассельборна представляет собой первую реакцию европейских стран, не являющихся участниками подготовки СВПД, на политику администрации Трампа по Ирану. Политика эта беспокоит своей двусмысленностью: с одной стороны, Трамп не санкционировал возврат к антииранским санкциям (что было бы равнозначно одностороннему выходу из СВПД), с другой стороны, ультимативно заявил своим европейским союзникам, что совершает эту уступку в последний раз и даёт Ирану «последний шанс» в расчёте на то, что в течение последующих четырёх месяцев в соглашение будут внесены изменения, на которых настаивает американская сторона.

В ходе предвыборной кампании по выборам президента США в 2016 году Трамп называл соглашение по ядерной программе «худшей сделкой» американской дипломатии и обещал выйти из него. «Чудовищный», как выражается Трамп, недостаток ядерной сделки с Ираном заключается в том, что её действие не распространяется на иранскую ракетную программу. Официальные представители европейской дипломатической службы и МИД Германии заявили, что «принимают к сведению» позицию Трампа и будут «совещаться» с европейскими союзниками для выработки общей позиции. Ассельборн высказался первым.

Напомним хронологию последних событий. Заручившись в Москве поддержкой российской стороны, министр иностранных дел Ирана направился в Брюссель. Здесь 11 января состоялась его встреча с верховным представителем Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Федерикой Могерини и министрами иностранных дел Франции, Великобритании и Германии – трёх государств ЕС, участвовавших в заключении ядерного соглашения. Результат встречи немецкаяFrankfurter Allgemeine сформулировала с вызовом: «Европа борется за атомное соглашение – и против Америки».

Эмманюэль Макрон позвонил в Белый дом, чтобы отговорить американского союзника от опрометчивого политического решения. Да и на пресс-конференции в Брюсселе по итогам встречи с Зарифом четверо европейских дипломатов были единодушны. Соглашение функционирует и «делает мир более безопасным» (Могерини); соглашение «несёт безопасность и процветание иранскому народу и всему миру» (Борис Джонсон); «соглашение необходимо, и ему нет альтернативы» (министр иностранных дел Франции Ле Дриан); «Мы чрезвычайно заинтересованы» в сохранении соглашения и будем «защищать Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) от любых подрывающих его решений, с какой бы стороны они ни приходили» (Зигмар Габриэль).

Таким образом, европейская дипломатия ответила Дональду Трампу вполне однозначно: предложений по переработке соглашения с Ираном у неё нет.  Между тем в Вашингтоне говорят об «общей стратегии противодействия дестабилизирующему поведению иранского режима», охватывающей и ядерную программу, и ракетостроение, и политику Ирана в регионе Ближнего и Среднего Востока, и правозащитную тематику (недавние антиправительственные выступления в Тегеране подоспели прямо к вынесению американским президентом решения по СВПД). В рамках «общей стратегии противодействия» Трамп одобрил введение против Ирана новых санкций, внеся в чёрный список 9 юридических лиц и 5 граждан Ирана, включая главу судебной системы ИРИ.

Если на брюссельской встрече министров иностранных дел стран Европы  говорилось о том, что СВПД «несёт процветание иранскому народу и всему миру», то влиятельную антииранскую лоббистскую организацию «Объединение против ядерного Ирана» (United Against Nuclear Iran) такой расклад никак не устраивает. На сайте этой организации размещён её собственный чёрный список, куда включены свыше 1.000 компаний  (от российских «Аэрофлота» и Атомстройэкспорта до предприятий Саудовской Аравии), «уличённых» американскими лоббистами в деловых связях с Ираном.

Есть в чёрном списке United Against Nuclear Iran и 308 (!) германских корпораций, включая Audi, BASF, Bayer, BMW, Bilfinger, Bosch, Carl Zeiss, Commerzbank, Daimler…  В 2016 г. на долю Германии приходилось 5% иранского импорта, но потенциал существенно выше, о чём свидетельствуют высокие показатели роста торговли в первом полугодии 2017 года: немецкий импорт из Ирана вырос на 20,8%, экспорт в Иран – на 23,4%. Почти треть (31,4% в 2016 г.) иранского импорта составляют машины. Немецкий гигант Siemens, например, планирует наладить в Иране производство газовых турбин и локомотивов и подписал с иранскими властями декларацию о модернизации железнодорожной инфраструктуры – объём заказов оценивается в 1,4 млрд евро. В случае возврата к санкционному режиму, а тем более при его ужесточении все эти планы рухнут.

Комментируя ситуацию вокруг СВПД, газета немецких деловых кругов Handelsblatt поместила график, показывающий, как после приостановки санкций начала расти торговля с Ираном у Германии и Франции (у французов динамика роста ещё выше, чем у немцев):

Handelsblatt не стесняется обвинять Трампа в том, что он «превращает мир в пороховую бочку». Автор статьи называет поддержку президентом США недавних антиправительственных выступлений в Иране не только «совершенно недипломатичной», но и «взрывоопасной».

Если десяток лет назад в Америке широко звучали призывы «разбомбить» Иран, то теперь администрация Трампа делает ставку на экономическое удушение Исламской Республики с помощью санкций, рассчитывая, что санкционный режим приблизит наступление новой «весны» – уже не арабской, а персидской. Теперь Белый дом нуждается в общей с Европой «стратегии противодействия» Ирану.  Однако по мере того, как Трамп бесцеремонно продвигает свой лозунг America First, Европа всё больше задумывается о собственных интересах.  И начинает противодействовать не Тегерану, а Вашингтону.

Источник — Фонд стратегической культуры

Январь 16, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели