Исход уральских казаков 1919-1920-х годов через Каспий и Персию
Исторические хроники Каспийского региона

Исход уральских казаков 1919-1920-х годов через Каспий и Персию

В начале декабря в Москве, в Доме русского зарубежья им. А.И.Солженицына открылась фотодокументальная выставка «Русский исход. Трагедия и величие», посвященная первой волне эмиграции после революции и гражданской войны. Все материалы для экспозиции передали потомки эмигрантов из разных стран.

Дом русского зарубежья

Сто лет назад около трёх миллионов граждан Российской империи оказались в изгнании. Многие всю жизнь прожили с серыми паспортами апатридов — людей без гражданства. Выставка «Русский исход» — это не только об эвакуации Врангеля из Крыма. Это про исход всероссийский — на северо-западе, где сражались добровольцы под руководством генерала Юденича, на севере, юге и Дальнем Востоке.

Представлены на выставке и уникальные документы, посвященные исходу уральских/яицких казаков, проходившему через Каспийский регион.

«Уральские казаки уходили… вдоль Каспия — вот их маршрут. И ушли в Персию. И в конце концов они оказались первыми русскими эмигрантами в Австралии», — рассказал каналу Культура заместитель директора Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына Игорь Домнин.

В связи с открытием выставки редакция портала «Каспийский вестник», которая не раз обращалась к событиям Революции и Гражданской войны на Каспии, предлагает своим читателям ознакомиться с подробностями исхода уральских/яицких казаков 1919-1920-х гг.

Владимир Сергеевич Толстов (1884 — 1956). Последний атаман Уральского казачьего войска, последний командующий Уральской отдельной армии

Прежде всего необходимо кратко отметить, что Ура́льские каза́ки (ура́льцы) или Ура́льское каза́чье во́йско (до 1775 года и после 1917 года — Яи́цкое каза́чье во́йско) — часть сословия казаков в Российской империи. Уральские казаки размещались на западе Уральской области (ныне северо-западные области Казахстана и юго-западная часть Оренбургской области), по среднему и нижнему течению реки Урал (до 1775 — Яик). Старшинство войска с 9 июля 1591 года, в этот месяц Яицкие казаки приняли участие в походе Царских войск против Шамхала Тарковского. Войсковой штаб — Уральск (до 1775 года назывался Яицкий городок). Уральские казаки имеют многовековую историю, в подробности которой в рамках данной статьи мы углубляться не будем. Составить же представление об исходе уральских казаков во времена Гражданской Войны в России можно составить из статьи Александра Самсонова «Марш смерти. Как погибла Уральская белая армия»,  опубликованной на страницах Сетевого издания «Военное обозрение» 30 декабря 2019 года. Автор описывает историю гибели Уральской белой армии генерала В. С. Толстова в конце 1919 года. Уральская армия тогда была прижата к Каспийском морю и совершила «Марш смерти» — тяжелейший поход вдоль восточного берега Каспийского моря в форт Александровский. Ледяной поход по пустыне добил уральцев, остатки которых различными путями, главным образом, через Персию покинули пределы Родины.

Отступление уральцев к Каспию

После поражения в октябре-ноябре 1919 года Восточного фронта Колчака Уральская белая армия оказалась изолированной и перед лицом превосходящих сил красных. Уральцы были лишены всяких источников пополнения вооружением и боеприпасами. Разгром белоказаков был неизбежен. Однако уральцы продолжали оказывать сопротивление, несмотря на то, что колчаковцы всё дальше откатывались на восток, а соседняя Оренбургская армия была разгромлена и отступила на восток, затем юг. Помощь Деникина была слабой, осенние штормы на Каспии затрудняли подвоз припасов, Гурьев блокировала красная Каспийская флотилия. Скоро подвоз по морю был полностью перекрыт – северная часть Каспия замерзала, связь Гурьева с Кавказом была прервана.

В начале ноября 1919 года красный Туркестанский фронт под командованием Фрунзе в составе 1-й и 4-й армий (22 тыс. штыков, сабель, 86 орудий и 365 пулемётов) перешёл в общее наступление против Уральской армии (около 17 тыс. тыс. штыков и сабель, 65 орудий, 249 пулемётов), чтобы концентрированными ударами на Лбищенск с севера и востока окружить и уничтожить главные силы противника. Под напором красных, Уральская армия начала отступление. 20 ноября Красная Армия заняли Лбищенск, однако окружить главные силы уральцев не удалось. Фронт стабилизировался южнее Лбищенска.

В Калмыкове собрались остатки Уральской армии. В полках осталось по 200-300 бойцов, почти вся артиллерия была утрачена. Было много больных и раненых. На главном направлении осталось всего около 2 тыс. человек против 20 тыс. красноармейцев. У красных также была эпидемия тифа, но они имели тыл для размещения больных, и всё время получали пополнения. На правом фланге располагались остатки 2-го Илецкого казачьего корпуса генерала Акутина, всего около 1 тыс. здоровых бойцов. Штаб корпуса располагался в ауле Кызыл-Куга.

С наступлением зимы Фрунзе удалось сломить сопротивление уральских казаков. Туркестанский фронт подтянул резервы и получил оружие и боеприпасы. Фрунзе добился у Ленина полной амнистии для простых казаков. Казаки, не желающие покидать родные станицы, стали массами возвращаться к мирной жизни. Также комфронта применил новую тактику борьбы с непокорными уральцами, которые совершали конные рейды. Красная кавалерия и пулеметные заставы стали отрезать белоказаков от станиц и хуторов, вытесняя их в голую зимнюю степь, не подпуская к жилью, пропитанию. Боевые возможности уральцев были подорваны, они больше не могли вести партизанские действия.

10 декабря 1919 года Красная Армия возобновила наступление. 4-я советская армия Восканова и экспедиционный корпус 1-й советской армии сломили сопротивление ослабленных уральский частей, фронт рухнул. Казаки отходили, оставляя станицу за станицей. Командование Уральской армии решило отходить к Гурьеву, затем на форт Александровский, так как северная часть Каспия уже замерзла и эвакуироваться из Гурьевского порта было нельзя. Из Александровского надеялись переправиться на кавказский берег.

18 декабря красные захватили Калмыков, отрезав, тем самым, пути отхода 2-му Илецкому корпусу. 22 декабря красные заняли п. Горский, один из последних опорных пунктов уральцев перед Гурьевом. Командующий Уральской армии Толстов со штабом отошёл в Гурьев. Советское командование предложило казакам капитулировать, обещало амнистию. Уральцы обещали подумать, было заключено 3-дневное перемирие. В это время белоказаки уничтожали имущество, которое не могли взять с собой, и под прикрытием небольшого заслона начали поход в форт Александровск. 5 января 1920 года красные вошли в Гурьев.

Тем временем фланговые части были отрезаны от основных сил. Алаш-Орда — самопровозглашённое казахское национально-территориальное образование, перешла на сторону красных (правда, это не помогло националистам, Алашская автономия была ликвидирована большевиками). Войска Алаш-Орды вместе с красными атаковали казаков. Части 2-го Илецкого корпуса, понеся большие потери в боях при отступлении, и от тифа, в начале января 1920 года были почти полностью уничтожены и пленены красными войсками у населенного пункта Малый Байбуз. Штаб корпуса во главе с генералом Акуниным был уничтожен, его командир взят в плен (его вскоре расстреляли). Илецкая дивизия полковника Балалаева на реке Уил подверглась той же участи. Только 3-й полк смог прорваться из окружения и выйти к Жилой Косе.

Часть левого фланга Уральской армии – 6-я дивизия полковника Горшкова (из состава 1-го Уральского корпуса), которая была направлена к Волге для связи с армией Деникина, оказалась отрезанной от основных сил в районе Ханской ставки. Казаки могли идти на запад, чтобы перейти через Волгу и соединиться с армией Деникина, либо попытаться прорваться на соединение с Толстовым, который уже вышел в форт Александровск. В итоге было решено форсировать Урал и соединиться со своими в районе Жилой Косы. От дивизии осталось 700 – 800 человек, было много больных. С Горшковым решилось идти около 200 человек, остальные решили разойтись по домам. Небольшой отряд смог форсировать р. Урал по льду, но затем его разгромили казахи Алаш-Орды. Лишь небольшая группа спаслась (есаул Плетнев и 30 казаков) и через два месяца к марту 1920 года вышла к Александровску.

Марш смерти

В конце 1919 года Толстов вышел с остатками армии, осколками белогвардейских частей, которые располагались в районе восточнее Астрахани и беженцами (всего около 15 — 16 тыс. человек) в поход протяженностью 1200 километров, вдоль восточного берега Каспийского моря в форт Александровский. Это была небольшая крепость, в прошлом построенная русскими как база для покорения Западного Туркестана. Туда заранее ещё во время навигации были вывезены солидные запасы провианта, амуниции и одежды. В Александровске уральцы планировали наладить связи с Туркестанской армией генерала Казановича и переправиться на кавказское побережье в Порт-Петровск.

До селений Жилой Косы и Прорва ещё встречались зимовки местных жителей, но далее никаких стоянок не было. До Жилой Косы поход был более или менее нормальным. Были зимовки, пища. Обозы шли почти непрерывной лентой. Можно было сменять коней на более приспособленных к местным условиям верблюдов. В Жилой Косе частям, тыловым учреждениям и беженцам выдавалось продовольствие на дальнейшую дорогу (1 фунт пшеничной муки на день, всего на 30 дней).

До Прорвы дорога была хуже. Было две дороги. Хорошая степная, но более длинная обходившая узкие морские рукава. И короткая зимняя, почти вдоль побережья, где было много узких морских рукавов (ериков). В морозы ерики замерзали. Стояли сильные морозы, поэтому большинство поехало по второму пути. Но на второй день пути резко потеплело, пошёл дождь, вода стала прибывать, лёд подмыло и он стал ломаться при переезде. Это резко осложнило путешествие. Многие повозки утонули, или они застряли насмерть. Прорва была небольшой рыбацкой деревушкой, поэтому там не задерживались. Здесь осталась только небольшая группа больных, а также те, кто хотел попытать счастья – проехать в форт Александровский по льду, когда замерзнет море. Это был более короткий путь. Но на этот раз лёд был взломан южным ветром и беженцам пришлось вернуться в Прорву. Там они были схвачены прибывшими красными.

От Прорвы до Александровска было более 700 вёрст голой пустыни. Здесь поход проходил по безлюдной пустыне при ледяных ветрах и морозах до минус 30 градусов. Поход был плохо организован. Выходили наспех, без соответствующей подготовки для движения по голой безлюдной пустыне, в морозы. Генерал Толстов выслал заранее в форт сотню казаков, чтобы устроить пункты снабжения и отдыха по пути и подготовить форт к их приходу. Эта сотня кое-что сделала, но этого было мало. Не была организована закупка верблюдов для солдат и беженцев у местных жителей. Хотя у Уральского войска были денежные средства: войсковое казначейство привезло в Александровск не менее 30 ящиков по 2 пуда каждый с серебряными рублями. Да и имущества было много, его в основном просто бросили по пути. Это добро можно было выменять на верблюдов, кибитки, войлочные ковры (кошма) для защиты от ветра. Топлива не было, пищи тоже, резали и ели лошадей, ночевали в снегу. Люди жгли всё, чтобы выжить, телеги, сёдла и даже ложи винтовок. Многие уже не просыпались. Каждый привал утром походил на большое кладбище. Умирающие и замерзающие люди убивали себя и свои семьи. Поэтому это поход был назван «Марш смерти» или «Ледяной поход по пустыне».

Через ледяную пустыню к марту 1920 года прошли всего около 2 – 4 тыс. обмороженных, голодных и больных уральцев и других беженцев. В основном дошли молодые, здоровые и хорошо одетые (так английская миссия дошла почти без потерь). Остальные погибли от голода, холода, тифа, либо были перебиты красными и местными кочевниками, либо повернули назад. Местные жители, пользуясь бедственным положением уральцев, нападали на небольшие группы людей, убивали и грабили их. Часть беженцев вернулась обратно. Повернули назад оренбургские казаки, бывшие с уральцами. Многие, особенно больные и раненые, женщины с детьми, остались в Жилой Косе — небольшом рыбачьем поселке. Она была занята красными 29 декабря 1919 года (10 января 1920 года).

К этому времени ужасный марш к Александровскому форту утратил смысл. Туркестанская армия Казановича в декабре 1919 года была разгромлена и в начале 1920 года её остатки были блокированы в районе Красноводска. 6 февраля 1920 года остатки Туркестанской армии на кораблях Каспийской флотилии Вооруженных сил Юга России были эвакуированы из Красноводска в Дагестан, часть белогвардейцев вместе с англичанами бежала в Персию. Война между Белой и Красной армиями в Западном Туркестане закончилась. Белых разбили и на Юге России. Деникинцы отступали с Кавказа. Эвакуация была налажена плохо, начались нелады с командованием флотилии. Флот присылал иногда суда, но они в первую очередь были заняты перевозкой грузов. Поэтому успели эвакуировать в Петровск только не казачьи части, часть раненых, тяжело больных и обмороженных казаков. Порт Петровск был оставлен в конце марта 1920 года и дальнейшая эвакуация на Кавказ стала невозможной.

Поход уральцев в Персию

4 апреля 1920 года из порта Петровска, ставшего основной базой красной Волжско-Каспийской флотилии, к форту подошли эсминец «Карл Либкнехт» (и катер-истребитель «Зоркий». Командовал отрядом командующий флотилией Раскольников. Одержав верх над судами противника, 5 апреля красные пленили последние остатки Уральской армии. Казаки, полностью деморализованные прежними драматическими событиями, утратили волю к сопротивлению и сдались. Было пленено свыше 1600 человек.

Генерал Толстов с небольшим отрядом (немногим более 200 человек) ушёл в новый поход в сторону Красноводска и далее в Персию. Уральская армия прекратила своё существование. Через два месяца тяжелейшего похода, 2 июня 1920 года отряд Толстова вышел к г. Рамиану (Персия). В отряде осталось 162 человека. Далее отряд дошёл до Тегерана. Генерал Толстов предложил британцам создать уральскую часть в составе экспедиционного корпус в Персии. Сначала британцы выразили интерес, но затем отказались от этой идеи. Казаков поместили в лагере для беженцев в Басре, и в 1921 году перебросили вместе с моряками белой Каспийской флотилии во Владивосток. С падением осенью 1922 г. Владивостока, уральцы ушли в Китай. Часть казаков остались в Китае и совместно с оренбургскими казаками некоторое время жили Харбине. Другие перебрались в Европу, часть вместе с Толстовым уехала в Австралию.

Небольшая часть уральцев, которых из Александровска успели эвакуировать на Кавказ, при отступлении армии Деникина попала в Закавказье, одни в Азербайджан, другие в Грузию. Из Азербайджана казаки пытались пробраться в Армению, но были блокированы, разбиты и пленены. Из Грузии часть казаков смогла добраться до Крыма, где служила под началом генерала Врангеля.

Так заканчивает своё повествование об истории исхода уральских казаков Александр Самсонов.

Также следует отметить, что подробности последнего этапа борьбы уральских казаков против власти большевиков и их исхода из страны из первых уст можно узнать в мемуарах атамана Толстова В.С., изданных в 1921 году в Константинополе и позднее переизданных.

Таким образом, эта трагическая история и спустя много лет привлекает к себе особое внимание, причем не только историков, но и современных поэтов. На портале Стихи.ру, к примеру, опубликованы пронзительные стихотворения Павла Кожевникова, посвящённые «Маршу смерти» и дальнейшей судьбе уральских казаков. Этим стихотворениями редакция «Каспийского вестника» и заканчивает свой рассказ.

Что с тобой будет, Горынович?*

С неба сыпится крупа ледяная,
Иссякая вокруг всё без жалости,
Как офлаженная волков мы стая,
Сквозь пургу и смерть идём, проклиная
Слабоволие царя, его дворян,
За предательство и трусость жалкую.

Что нас ждёт впереди – мы не ведаем,
Что у нас позади – всё порушено…

Жили все мы по законам отцовским,
Чистоту соблюдали душевную,
Да любили Яик – вольный батюшку,
Да молились мы искренне Господу!
И Россиюшку кровью казацкою
Укрепляли, стерегли, защищали.

А она в час жестокий поддалася,
Супостатам, родная, продалася.
И терзают её волки злючие,
На куски разрывают «товарищи»…

Ты прости нас, Яик, милый батюшка,
Не смогли устоять против ворога,
Против ворога, злого, коварного.
Что с тобой теперь будет, Горынович?

***

На душе, словно, камень, желваки как сталь,
Покидали уральцы свой край навсегда,
«От кровавых лап – в неизвестную даль»
Уводил атаман казаков в никуда…

Кто в Багдаде отстал, кто в Бомбее лежит,
Кто почил на Сэн-Женевьев-де-буа,
А Россия признать до сих пор не спешит,
Что своих сыновей тогда  предала…
__________
Горынович\Горыныч – так любовно казаки называли Яик-Урал реку.

На главном фото картина «Уральские казаки». Худ. Николай Самокиш

Материал подготовил Влад Кондратьев

6 января, 2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели