Использование каспийского потенциала биоресурсов
Комментарии экспертов, Экология Каспия

Использование каспийского потенциала биоресурсов

Редакция портала «Casp-Geo» продолжает сотрудничество с Валерием Валентиновичем Котилко, доктором экономических наук, профессором, академиком РАЕН. Валерий Валентинович ранее был разработчиком темы по сотрудничеству прикаспийских государств для Минэкономразвития РФ, в связи с этим его оценки перспективных проектов и программ в области многостороннего экономического сотрудничества прикаспийских  государств представляют несомненный практический и научный интерес.

В очередном материала автором дается характеристика каспийского потенциала биоресурсов и перспективы его использования во благо всех прикаспийских государств:

 

Ежегодно в Каспийском море вылавливается 300 тысяч тонн рыбы — это составляет около 30% от общего улова рыбы во внутренних водоемах России. В структуре рыбной добычи преобладает килька — ее вылавливается до 200 тысяч тонн в год, часть улова перерабатывается в рыбную муку — продукт, как известно, стратегический.

Биологические ресурсы Каспия в ежегодном “рыночном” выражении оцениваются в 6 млрд. долларов.

Каспийское море — это самый большой и уникальный внутренний водоем нашей планеты. Это огромная кладовая водных биоресурсов. Ихтиофауна Каспия насчитывает около 150 видов и подвидов рыб, морского зверя и раков. Особый статус, безусловно, принадлежит осетровым — реликтовым обитателям, существующим здесь уже сотни миллионов лет. Мировой их генофонд сохранился только в Каспийском море. Однако за последние десятилетия в экосистеме Каспия произошли серьезные изменения, вызванные негативными антропогенными и природными факторами. Их совокупное воздействие существенно отразилось на популяции ценных промысловых объектов: килек, сельди, тюленей, особенно осетровых. Разведка и добыча углеводородов по устаревшим технологиям, загрязнение вод, хищническое рыболовство могут привести и приводят к необратимым процессам. Может быть уничтожена уникальная экосистема планеты — Каспийское море, как это произошло с Аральским бассейном.

Каспий, в отличие от открытого моря, является целостной, замкнутой природной системой. Нарушение ее состояния в одном районе неизбежно окажет отрицательное влияние на значительную часть всей системы. Разрушение хрупкого баланса пойдет по всем направлениям. Предотвратить этот процесс — задача всех заинтересованных лиц. Поэтому и необходима сегодня координация и объединение усилий всех участников хозяйственной и природной деятельности на Каспии. Это единственный путь сохранения экосистемы для нынешнего и грядущих поколений.

Главной экологической проблемой Каспия, значение которой невозможно переоценить, является, конечно, повышение уровня моря, но возможности человечества повлиять на этот процесс достаточно малы. Из зависящих прежде всего от человеческой деятельности проблем наиболее значимой с точки зрения сохранения экосистемы и биоразнообразия региона сегодня (как и прежде) остается проблема браконьерства. Опасностью, которая на данный момент еще потенциальна, но при развитии нынешних тенденций обязательно реализуется, является бесконтрольность добычи и транспортировки углеводородного сырья в районе каспийской акватории и в ее пределах.

Гидростроительство, загрязнение ядохимикатами, сточными водами и прежде приводило к появлению нежизнеспособной икры и мальков осетровых. Однако наличный вред от промышленного освоения региона несоизмерим с потенциальными опасностями от разработки углеводородного сырья каспийского шельфа. Всего лишь один разлив нефти здесь может привести к безвозвратной гибели нерестилищ осетровых и к непредсказуемым разрушениям экосистемы.

Широкомасштабная разведка и добыча углеводородного сырья со дна Каспийского моря, по мнению экспертов, неизбежно приведет к загрязнению нефтью, нефтепродуктами и другими экологически вредными веществами воды и дна Каспия. При этом последствия в районах разработки месторождений будут прослеживаться на расстоянии 5-12 км от места бурения. Наиболее тяжелые последствия, как считают эксперты, могут иметь аварии на буровых платформах.

Мировой опыт показывает, что морская разработка нефти оказывает весьма отрицательное влияние на рыбопродуктивность моря: нарушаются миграционные циклы косяков молоди и взрослых рыб, ухудшаются условия откорма и нереста, загрязняется водная среда токсичными веществами; даже при нормированном добыче нефти каждая буровая установка выбрасывает в море 30-120 тонн нефти, 150-400 тонн бурового шлама, 200-1000 тонн буровых выработок.

Когда речь заходит о биологических ресурсах Каспийского моря, нужно иметь в виду два обстоятельства. Во-первых, биологические ресурсы Каспия, в отличие от минеральных, являются самовозобновляемыми. Иначе говоря, при разумной эксплуатации они являются неисчерпаемыми; Каспийское море способно давать ежегодно 500-550 тысяч тонн высококачественной рыбы. Во-вторых, если минеральные ресурсы моря как-то можно разделить, расчертив границу, то биологические ресурсы являются подвижными, неделимыми — эксплуатировать биологию одной части моря, не нанося ущерб биологии другой части, в принципе невозможно.

Конвенция по защите морской природы Каспия (Тегеранская конвенция), подписанная в столице Ирана полномочными представителями пяти прикаспийских государств — Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркмении, стала первым юридически обязательным документом по Каспию, подписанным после распада Советского Союза.

Согласно Конвенции, эти государства берут на себя обязательство предпринять все необходимые меры, как индивидуальные, так и коллективные, по уменьшению и контролю загрязнения морской среды Каспия.

Целью конвенции является также принятие мер по сохранению, защите и восстановлению природных ресурсов Каспийского моря, их устойчивое использование, и сотрудничество прикаспийских государств как между собой, так и с соответствующими международными организациями.

Ценнейший биоресурс Каспия — последнее в мире крупное стадо осетровых, здесь вылавливается до 90% от всего мирового объема их добычи. Но уловы осетровых резко падают (с 16 тысяч тонн осетровых в год,  до 4 тысячи тонн). И это несмотря на энергичные меры по искусственному разведению осетровых, которое осуществляется на 7 российских и 2 иранских рыбоводных заводах.

Основными причинами сокращения стада осетровых являются следующие:

1) резкое ухудшение экологической обстановки на реках, впадающих в Каспий, в первую очередь Волге, которую сегодня можно с полным основанием назвать «главной сточной канавой» России.

2) браконьерство, включая морской лов. По  оценкам экспертов, несмотря на принимаемые правоохранительными органами меры, браконьеры изымают не менее 60% промыслового вылова осетровых.

Каспия — дельта Волги и заливы им. Кирова, Красноводский, Северо-чекменский признаны угодьями мирового значения. От их состояния зависит благополучие популяций птиц во многих странах Европы и Азии. Можно на-помнить еще о ценнейшей популяции каспийского тюленя и многих других неповторимых творениях природы, встречающихся только в этих местах.

Прикаспийские государства стоят перед выбором: рационально, сохраняя условия для воспроизводства, использовать биологические ресурсы Каспия или приступить к широкомасштабной разработке углеводородного сырья, хотя и менее рентабельной, чем, например, производство черной икры, дающей несопоставимо больший валовой доход.

Специфика же Каспия — закрытого водоема, особенно его мелководной, с глубинами 1—3 метра, северной части такова, что достаточно одного серьезного разлива нефти или токсичных продуктов бурения, чтобы нанести фатальный, последний удар по осетровому стаду и гнездовьям птиц. Точно такой же эффект дадут и незначительные регулярные разливы. И удар этот будет нанесен не по одной лишь природе. Только в Астраханской области около 200 тысяч человек (с учетом членов семей) связаны непосредственно с добычей и переработкой рыбы. Реальное количество наших сограждан, чье благополучие зависит от размеров и качества улова рыбы, гораздо больше.

Позиция России при многосторонних переговорах должна быть совершенно определенной: добыча углеводородного сырья может вестись только в тех районах и такими методами, которые в принципе  исключают ущерб для водных и околоводных видов фауны и флоры. Судя по мировому опыту, это вполне реально.

В ряде прикаспийских государств предлагается идея разделить Каспий на сектора так, как это сделано в Северном море, где каждое государство имеет “исключительное и суверенное право разрабатывать природные ресурсы и проводить собственную природоохранную политику”. Но эта идея не выдерживает никакой критики. Проведение параллелей между замкнутым южным водоемом — Каспием и открытым Северным морем в любой сфере: разработке ресурсов, торговле, геополитике — по меньшей мере, несостоятельно.

За время, прошедшее после первого Каспийского саммита, были разработаны протоколы к соглашению между Россией и Казахстаном о разграничении дна северной части Каспийского моря. Подписаны российско-азербайджанское соглашение о разграничении сопредельных участков дна Каспийского моря от 23 сентября 2002 года, трехстороннее соглашение России, Азербайджана и Казахстана о точке стыка линий разграничения сопредельных участков дна Каспийского моря от 14 мая 2003 года. Эти документы подвели договорно-правовую базу под разработку и добычу полезных ископаемых в северной части дна Каспия.

Однако аналогичных договоренностей по южной части Каспия в треугольнике между Азербайджаном, Ираном и Туркменистаном достичь пока не удалось. Это препятствует решению вопросов недропользования на всем Каспии и тормозит пятистороннее согласование соответствующих положений конвенции о правовом статусе Каспийского моря в целом.

На развитие режима живых ресурсов Каспийского моря, особенно для целей сохранения и рационального использования всего его экологического комплекса, оказало позитивное влияние установление заповедной зоны в Северной части Каспия — «детского сада» для молоди осетровых и других высокоценных видов рыб. Союз ССР в 1975 г. постановлением, принятым его Верховным Советом, объявил северную мелководную часть Каспия заповедной зоной, где запрещаются, в частности, геологоразведочные работы.

В настоящее время увеличение рыбных уловов может быть достигнуто не только за счет освоения традиционных объемов промысла, необходимо изучать и осваивать малоиспользуемые биоресурсы открытых вод океана, вводить промыслы в новые районы. Вместе с тем надо использовать современные методы и средства изучения экосистем: как показывает мировая практика, чем меньше имеется сведений о состоянии популяций, тем ниже уровень уловов.

Альтернативой промыслу является активное развитие аквакультуры и пастбищного рыбоводства. В этом направлении Каспийскому бассейну принадлежит лидирующая роль. Астраханские рыбоводные заводы при сопровождении науки только за последние 30 лет выпустили в море более 530 миллионов экземпляров молоди осетровых рыб стандартных навесок. Вся энергия, направленная на рост эффективности рыбохозяйственных исследований, призвана служить задаче обеспечения продовольственной безопасности страны и сохранения биоразнообразия ее морей, рек, в том числе Волго-Каспийского бассейна.

При подготовке многосторонних предложений о сотрудничестве следует учитывать уникальность Каспийского моря как места обитания большого количества разнообразных видов осетровых рыб. Однако нет пока международных соглашений о регулировании рыболовства на Каспии, и поэтому правовое регулирование рыболовства осуществляется преимущественно на национальном уровне. Так в Договоре 1940 года не решен вопрос о рыболовстве за пределами установленной 10-мильной рыболовной зоны, из чего следует, что за этими пределами устанавливается свобода рыболовства, которая должна регулироваться отдельными международными соглашениями.

В настоящее время на Каспии Договорами 1921 и 1940 гг. установлена 10-мильная рыболовная зона. Сторонами высказывались различные предложения о ее увеличении. Позиция России по данному вопросу состоит в установлении 15-мильной зоны. Расширение рыболовной зоны более 15 миль недопустимо, вследствие увеличение национальных промысловых зон и тем самым повышения угрозы причинения ущерба количеству осетровых. Окончательное установление прибрежных национальных рыболовных зон позволит выработать многоцелевую стратегию по использованию биоразнообразия Каспийского моря.

Несмотря на огромный комплекс международных отношений государств Каспийского моря по различным аспектам, в настоящее время существует достаточное количество вопросов, требующих разработки специализированного механизма их регулирования: урегулирование территориальных споров, ответственности за причинение ущерба окружающей природной среде, угрозе региональной безопасности, создание новых маршрутов газо- и нефтепроводов, определение ценовой политики, относительно стоимости прокачки нефти и газа.

В настоящий момент существует ряд организаций, которые осуществляют регулирование отдельно взятых вопросов, в частности, Комиссия по биоресурсам, созданная в 1992 году, Конференция прикаспийских государств и Секретариат, осуществляющие реализацию Рамочной конвенции по защите морской среды Каспийского моря.

В 1998 году была сформирована Каспийская Экологическая Программа (КЭП) — международный проект сотрудничества прикаспийских государств, который поставил своей целью устойчивое развитие и управление морской средой Каспия с целью достижения положительных долгосрочных эффектов для населения, проведение мер по защите здоровья населения, восстановления экологической целостности и обеспечение устойчивости региона для будущих поколений. Не являясь международной организацией, КЭП способствует защите морской и прибрежной среды Каспия, инициируя и содействуя проведению мероприятий по научным исследованиям и мониторингу. В рамках Программы рассматривается множество экологических и социально-экономических вопросов региона.

В настоящий момент единственной организацией, реализующей положения Рамочной конвенции по защите морской среды Каспийского моря является Конференция прикаспийских государств, которая собирается два раза в год для решения вопросов в области защиты окружающей среды и Секретариат, занимающийся подготовкой сессий Конференции и сотрудничеством с прикаспийскими государствами и международными организациями по различным вопросам. Отсутствие постоянно действующей региональной международной организации сдерживает развитие потенциальных возможностей политического, экономического и правового регулирования назревших проблем региона в целом и каждого прикаспийского государства в отдельности.

В 1992 г. прикаспийскими государствами была создана Комиссия по водным биоресурсам Каспийского моря, основными задачами которой являлось установление общего допустимого улова совместно используемых промысловых объектов (осетровые, килька, тюлень), определение национальных квот вылова и согласование организации их промысла, охраны и воспроизводства. Следует рассмотреть предложение о включении данной комиссии в качестве структурного подразделения в Каспийский экологи-ческий центр.

Размер предоставляемой каждому государству квоты напрямую должен зависеть от ряда факторов: 1) вклада соответствующего государства в деятельность по воспроизводству осетровых; 2) проведение государством мероприятий по повышению естественного воспроизводства осетровых, в частности дноуглубительных работ рек, в которых происходит нерест осетровых; 3) увеличение объема пресного стока; 4) степень загрязнения водоема различными отходами производства; 5) масштабы браконьерства и др.

Государствами, которые имеют на своей территории рыбозаводы по искусственному разведению мальков осетровых являются Россия и Иран, и, следовательно, размер ежегодно выделяемых квот у них должен быть, по нашему мнению, несколько больше, чем у других прикаспийских государств.

Вклад государства может быть и отрицательной величиной. В этом случае государство, на основании заключенного соглашения, должно исключаться из числа получателей квоты, а квота вылова — распределяться только между государствами, внесшими общий положительный вклад в формирование запаса.

В случае если государство не может самостоятельно осуществить промысел выделенной ему квоты, оно должно передать право на осуществление вылова одному из прикаспийских государств, в целях сохранения живых ресурсов для населения прикаспийских государств.

Следовало бы так же принять, по нашему мнению, прикаспийским госу-дарствам долгосрочную «Стратегию восстановления и устойчивого использования запасов осетровых и сохранения генофонда этих рыб», а также конкретную программу действий по этому вопросу, с целью недопущения исчезновения вида рыб осетровых пород.

В ходе многосторонних переговоров должны быть определены точки максимального приложения усилий, и во главу угла следует поставить спасение уникальных биобогатств моря пяти государств на основе грамотного использования имеющихся резервов.

По мнению ученых КаспНИРХа, требуется незамедлительное выполнение следующих задач: восстановление и поддержание на устойчивом уровне ресурсной базы путем проведения комплексных рыбохозяйственных мероприятий (включая развитие прибрежного и морского промысла); мониторинговые исследования состояния запасов водной среды; повышение эффективности государственного контроля использования и охраны биоресурсов; экологизация весенних попусков воды; мелиорация нерестилищ, каналов-рыбоходов авандельты, их расчистка и дноуглубление; рост масштабов и совершенствование биотехники искусственного воспроизведения биоресурсов путем увеличения навесок выпускаемой молоди и переход к прогрессивным методам мирового уровня. Одновременно требуется дальнейшая разработка нормативно-правовой базы в области рыбного хозяйства.

Комплексный подход заключается не только во взаимодействии различного рода структур, работающих на Волго-Каспии, но и в части охраны Каспия всеми государствами-соседями. Основой этого должна стать система обмена информацией. В настоящее время пора переходить от констатации негативных фактов к конкретным активным действиям. Причем не в одностороннем порядке, а комплексно, сообща со всеми странами прикаспийского региона. Каждое государство должно внести свою лепту в этот процесс.

На многосторонних переговорах прикаспийских государств целесообразно обсудить следующие вопросы, связанные с использованием потенциала биоресурсов:

  • современное состояние экосистемы и биоресурсов Каспийского моря;
  • перспективы развития нефтегазодобычи на Каспии;
  • подготовка комплекса природоохранных мероприятий, направленных на сохранение биоразнообразия и численности ценных промысловых рыб Каспийского моря в условиях промышленного освоения углеводородного сырья;
  • состояние и проблемы нормативно-правового сопровождения геологического изучения и освоения нефтегазовых месторождений;
  • проведение мониторинга по возможному влиянию разведки и разработки нефтегазовых месторождений на биоресурсы и среду их обитания;
  • самоочищающая способность каспийской экосистемы;
  • краткосрочные и долгосрочные последствия промышленного освоения углеводородного сырья на Каспии, включая его транспортировку, в т.ч. трубопроводными системами;
  • состояние геологического изучения нефтегазоносности морского дна Каспия;
  • геодинамические зоны и возможное их влияние на гидробионтов;
  • международное сотрудничество в целях сохранения экосистемы Каспия при нефтегазодобычи.

В качестве предложения следует рассмотреть вопрос о разработке многосторонней многоцелевой программы использования каспийского потенциала биоресурсов. Эта Программа может опираться на согласованную позицию всех прикаспийских государств и разработку следующих единых принципов и нормативно-правовых норм:

  1. Каспийское море является международным региональным озером с особым правовым статусом, отличным от статуса других международных озер и определяемым специальными международными договорами 1921 и 1940 гг. Поэтому к нему не применяются нормы международного морского права, в том числе Конвенции ООН по международному морскому праву 1982 года. Положения российско-иранских договоров в силу Венской конвенции о правопреемстве государств в отношении договоров 1978 г. должны сохраняться в силе для всех правопреемников до момента принятия Конвенции о статусе Каспия пятью прикаспийскими государствами, уточняющей этот статус и режим.
  2. Воды Каспийского моря, с целью добычи живых природных ресурсов за пределами прибрежных рыболовных зон каждого государства, находятся в общем пользовании всех прикаспийских государств.
  3. В целях осуществления свободы рыболовства за пределами прибрежных рыболовных зон прикаспийские государства должны получать разрешения (лицензии) и размеры квот от предлагаемого Каспийского экологического центра.

Для определения размера квот каждого государства предлагается использовать нескольких критериев: объем запаса рыбы в море на момент установления квоты; наличие у государства рыбозаводов для разведения молодняка рыб осетровых пород; проводимых мероприятий каждым государством, таких как увеличение пресного стока, дноуглубительные работы на внутренних реках, проводимые каждым государством для увеличения естественного воспроизводства осетровых. Размеры квот должны определяться прикаспийскими государствами в рамках существующей Комиссии по биоресурсам, которая, по-видимому, должна войти в структуру предлагаемого  Каспийского экологического центра.

  1. Регулирование рыболовства в прибрежных зонах прикаспийских государств находятся в их исключительной юрисдикции. Однако использование права свободы рыболовства должно быть оптимальным с целью сохранения и воспроизводства живых ресурсов водных пространств, находящихся в общем пользовании.
  2. В целях разведки и разработки минеральных ресурсов прикаспийские государства вправе разделить, путем консенсуса, лишь дно Каспия с учетом справедливости и интересов всех прикаспийских государств. Разделение должно проходить, на наш взгляд, по модифицированной срединной линии, равноудаленной от сухопутных границ пяти прикаспийских государств.
  3. Рыболовная зона каждого из прикаспийских государств не должна, по нашему мнению, превышать 15 морских миль, отсчитываемых от линии наибольшего отлива, с целью максимального сохранения биоресурсов Каспийского моря.
  4. Каспийское море должно быть открыто для торгового и военного мореплавания только прикаспийских государств, в том числе в прибрежных рыболовных зонах, без права заниматься в них иной деятельностью кроме прохода через эти воды.
  5. Плавание военных и торговых судов неприкаспийских государств запрещается.
  6. Граждане неприкаспийских государств не вправе быть членами экипажа торговых и военных судов, как это было указано в предыдущих договорах 1921 и 1940 гг..

10.Заход в порты, объявленные каждым государством для международного судоходства, могут осуществлять без разрешения только невоенные суда других прикаспийских государств. Военные корабли прикаспийских государств вправе заходить в порты других прикаспийских государств только на основании разрешения, полученного в дипломатическом порядке.

11.Разведка и добыча минеральных ресурсов (нефти и газа) разрешается только прикаспийским государствам, в пределах национальных донных секторов, установленных на согласованных и взаимоприемлемых основах на международной Конференции, Конвенцией о статусе Каспийского моря. Допускается совместная разработка спорных или совместных месторождений на основе отдельных международных соглашений, которая должна осуществляться с неукоснительным соблюдением всех необходимых мер, препятствующих загрязнению окружающей природной среды.

12.Прикаспийским государствам целесообразно дополнить Рамочную конвенцию по защите морской среды Каспийского моря 2003 года, статьями, предусматривающими единообразные меры защиты среды Каспийского моря от пагубного воздействия: браконьерства, разлива нефти, занесения микроорганизмов, загрязнения воды, уничтожения гидробионтов. Следует воздержаться от строительства трубопроводов по дну и берегам Каспийского моря с целью максимально возможной охраны окружающей среды Каспия и сохранения его уникального биоразнообразия.

  1. В Рамочную конвенцию 2003 года следует включить положения о создании в рамках Конференции, как главного органа по защите окружающей среды, специализированных структур (комитетов, групп) для решения отдельных вопросов.
  2. В целях мониторинга и осуществления координации мер по защите окружающей среды Каспия предлагается вместо Комиссии по биоресурсам Каспийского моря, действующей по Соглашению 1992 года, создать вышеуказанный Каспийский экологический центр.
Март 27, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели