Исторические аспекты научного освоения Волго-Каспийского региона
Аналитика, Исторические хроники Каспийского региона

Исторические аспекты научного освоения Волго-Каспийского региона

В текущем году Астраханское отделение Русского географического общества опубликовало очередные выпуски Астраханского краеведческого вестника. Седьмой выпуск Сборника приурочен к празднованию 460-летия города Астрахани, отмечавшегося в 2018 году.

В очередном выпуске «Астраханского краеведческого вестника» опубликованы новости из экспедиций членов РГО, исторические очерки, статьи, посвящённые тенденциям и перспективам развития туризма в Астраханском регионе, о внедрении новых, экологически чистых технологий на водном транспорте и т.д.

Портал «Каспийский вестник» представляет вниманию читателей одну из статей Астраханского краеведческого вестника под названием «Исторические аспекты научного и промышленного освоения Волго-Каспийского региона», автором которой является член Астраханского отделения Русского географического общества профессор Андрей Петhович Бухарицин. Статья публикуется с некоторыми сокращениями.

С давних времен человечество стремилось за горизонт. Жажда познания, жажда открытий и стремление развивать новые навыки, технологии, торговые отношения и осваивать новые территории, заставляло людей противостоять стихиям. И с самого начала освоения человеком стихий земли, воды и воздуха ставило перед ним все новые технические задачи, призванные помочь ему в освоении оных. Используя простые инструменты и применяя нехитрые приемы, человек приобретал навыки и опыт, научился специальным образом обрабатывать древесину и строить суда для перемещения по рекам, морям и даже океанам. До недавнего времени считалось, что поморы, поселись на территории западного берега Белого моря от Онеги до Кеми в начале прошлого тысячелетия. Для длительных плаваний по северным морям они сконструировали парусное судно, которое получило название «коч». На кочах были осуществлены и первые выдающиеся экспедиции русских мореплавателей. Так, в 1601-1602 годах помор Лев (Леонтий) Иванович Шубин совершил плавание из Северной Двины в Тазовскую губу, где позже был основан город Мангазея — первый русский заполярный город в Сибири. Мангазейский морской путь — маршрут из Белого моря в Западную Сибирь — стал одной из важнейших транспортных магистралей поморов. В 1648 году в экспедицию отправились Семен Дежнев и Федот Попов. На семи кочах они прошли от реки Колымы (Магаданская область) до Берингова пролива, отделяющего Аляску от Чукотки. Об этом великом географическом открытии документально стало известно лишь в 1736 году. Обогнув крайнюю восточную точку Азии, русские мореходы назвали ее «Большим Чукотским Носом» — сегодня он известен как мыс Дежнева. Но недавно сделанная находка в корне меняет и дополняет знания о достижениях и знаниях наших предков. В 2015 году на дне Тихоокеанского залива (залив Петра Великого), Генрихом Петровичем Костиным из Владивостока, многие годы занимающегося подводной археологией, 17- кратного чемпиона СССР по подводному спорту, тренера подводников- спортсменов были найдены останки древнего судна (поморского коча), изучение которых методом спектрального анализа позволило датировать их IX веком! Таким образом, позволяя предполагать, что еще 10 веков назад, задолго до экспедиции Ермака, наши предки бороздили моря и океаны на деревянных, славянских судах — кочах, огибая наш материк по так называемому северному морскому пути, путешествуя из Белого моря в Северный ледовитый и Тихий океаны. По словам Костина:

— по конструкции судно представляло собой копию одно- или двух палубного корабля-коча архангельских моряков-поморов. Здесь к месту напомнить, что корабли Колумба были беспалубными. Коч — это русская северная галера. На одно- или двух палубном судне легко решалась проблема спасения мореплавателей от холода в северных широтах. По- видимому, идея строительства палубных кораблей западноевропейцами была заимствована у русских поморов. По своему предназначению большие 500-тонные суда-кочи были разных типов. Также кочи строились по особому принципу, с высокой кормой и низким носом, обеспечивая наблюдателю курсовой обзор и возможность своевременного предупреждения об изменении ледовой обстановки по курсу следования (рис. 1).


Рис. 1. Некоторые типы русской северной галеры — коча (из интернета)

Наряду с освоением северных морских путей, шло и освоение южных маршрутов, которые пролегали по Черному и Каспийскому морям. Каспий имеет океаническое происхождение — его ложе сложено земной корой океанического типа. Он сформировался примерно 10 миллионов лет назад, когда закрытое Сарматское море (Тетис), потерявшее связь с мировым океаном примерно 70 миллионов лет назад, разделилось на две части — Каспийское море и Чёрное море.

Изучение карты звездного неба и движения небесных тел издревле помогало мореходам в ориентировании посреди океанских и морских просторов, позволяя иметь жесткую привязку своего местоположения в пространстве, что очень важно в навигации и построении маршрутов. А появление таких технологических инструментов навигации как секстант, а позже и магнитный компас, картографирование и создание единых морских карт привело к появлению морских лоции, а далее и автоматизированных систем, облегчающих современное судовождение, давая возможность ориентироваться и своевременно предупреждать о возникновении опасных ситуаций: (ледовых, гидрометеорологических, логистических и т.д.), уменьшая риски судовождения в сложных условиях.

Несмотря на это, превосходство стихий не соизмеримо превосходило, и по настоящий момент превосходит, усилия человека, направленные на их преодоление.

Проблематикой поведения и мониторинга природных систем, таких как земля, реки, моря и океаны, атмосфера и атмосферные явления, льды и снежные покровы, занимаются отраслевые и академические институты и службы: Институт водных проблем РАН, Институт физики атмосферы РАН, Институт океанологии РАН, Арктический и антарктический научно-исследовательский институт, Морской гидрофизический институт РАН, Институт космических исследований РАН, Росгидромет, Институт криосферы Земли РАН, Научный центр оперативного мониторинга Земли, НИЦ Планета и многие другие…

Основываясь на многолетних данных исследований этих институтов и служб, полученных путем длительного наблюдения за поведением данных систем и дополненных данными, получаемыми при помощи орбитальных группировок спутников дистанционного зондирования Земли (далее ДЗЗ), а также данными подспутниковых наблюдений, возможно формирование временных рядов всевозможных научных данных, которые в свою очередь позволяют строить модели, анализировать зависимости и выявлять влияние одних систем на другие и наоборот, таких как атмосфера, ледяные и снежные покровы морей, океанов, рек т.д.

Каспийское море является важнейшей судоходной и торговой артерией соединяющей государства, граничащие с ним, это Российская Федерация, Азербайджан, Казахстан, Туркменистан и Иран. Каспийское море имеет длинную и богатую историю освоения.

В Каспийском море развито судоходство. На Каспийском море действуют паромные переправы, в частности, Баку — Туркменбаши, Баку — Актау, Махачкала — Актау. Каспийское море имеет судоходную связь с Азовским морем через реки Волгу, Дон и Волго-Донской канал. В дельте реки Волги находится крупнейший логистический узел — порт Оля, обслуживающий международные направления. Через Каспийское море пролегают морские торговые пути со многими восточными и азиатскими странами.

А с 1820 года, когда на Апшеронском шельфе близ Баку была пробурена первая нефтяная скважина началось промышленное освоение и добыча природных ископаемых. В Каспийском море разрабатывается множество месторождений нефти и газа. Доказанные ресурсы нефти в Каспийском море составляют около 10 миллиардов тонн, общие ресурсы нефти и газоконденсата оцениваются в 18-20 миллиардов тонн. Во второй половине XIX века началась добыча нефти в промышленных объёмах на Апшеронском полуострове, затем — и на других территориях.

В 1949 году на Нефтяных Камнях впервые начали добывать нефть со дна Каспийского моря. Так, 24 августа 1949 года бригада Михаила Каве- рочкина приступила к бурению скважины, давшей 7 ноября того же года долгожданную нефть.

Помимо добычи нефти и газа, на побережье Каспийского моря и каспийском шельфе ведётся также добыча соли, известняка, камня, песка, глины.

Также на Каспии издревле развито рыболовство, добывали осетра, каспийскую сельдь и кильку, сазана, судака и леща, существовали артели по добыче тюленя (рис. 2, 3).


Рис. 2. Каспийский тюлень (нерпа). Самка с новорождённым тюленёнком — бельком. Фото П.И. Бухарицина

В Каспийском море осуществляется более 90 процентов мирового вылова осетровых. Помимо промышленной добычи, в Каспийском море процветает нелегальная (браконьерская) добыча осетровых и их икры.

Из исследований Б.А. Шлямина [1] известно, что свое название море получило от имени древних племен — каспиев, населявших среднее и юго-восточное Закавказье во втором тысячелетии до нашей эры. В первом тысячелетии до нашей эры соседние племена оттеснили каспиев в юго-западную часть побережья, которое получило название Каспиана. Во II в. до нашей эры Каспии были ассимилированы албанами, а на рубеже нашей эры греческий географ Страбон писал, что «народ этот ныне неизвестен». До татарского нашествия северные берега моря населялись кочевниками, из которых самыми многочисленными были хазары, воевавшие с русскими князьями. Их столица — город Итиль — располагалась в устье Волги (Итиля). Проходили годы, и на землях, прилегавших к морю, создавались и разрушались государства. По Каспию прокладывались важные торговые пути на Балтику — через Волгу; на Черное море, к генуэзцам — через Кавказский перешеек; и в Хиву и Бухару — через закаспийские пустыни.

Первые сведения о Каспийском море и его берегах найдены в сочинениях древних греческих и римских ученых. Однако эти сведения, полученные ими от купцов, участников войн, мореплавателей, не были точными и нередко противоречили друг другу.


Рис. 3. Черная икра каспийского осетра (фото из интернета)

Находки в пещере Хуто у южного побережья Каспийского моря свидетельствуют, что человек жил в этих краях примерно 75 тысяч лет назад. Первые упоминания о Каспийском море и проживающих на его побережье племенах встречаются у Геродота. Примерно в V—II вв. до н. э. на побережье Каспия жили племена саков. Позже, в период расселения тюрков, в период IV-V вв. н. э. здесь жили талышские племена (та- лыши). Согласно древним иранским рукописям, русские плавали по Каспийскому морю с IX-X вв.

Страбон считал, что Сыр-Дарья впадает одновременно двумя рукавами: в Каспий, и в Аральское море. Во всеобщей же географии Клавдия Птолемея, которая была настольной книгой путешественников вплоть до XVII века, Аральское море вовсе не упоминается.

Дошли до нас и древние карты античных географов. Расстояния между географическими пунктами определяли тогда по скорости и времени передвижения сухопутных караванов и судов, а направление пути — по звездам.

Геродот (живший около 484-425 гг. до нашей эры) первый определил Каспий как изолированное от океана море с отношением его ширины к длине, как 1:6, что очень близко к действительности. Аристотель (384-322 гг. до нашей эры) подтвердил заключение Геродота. Однако многие их современники считали Каспий северным заливом океана, который окружал, по их представлениям, всю известную тогда землю.

По поручению царя Селевка I, греческий наварх и географ Патрокл Македонянин предпринял исследование Каспийского моря в период между 285 и 282 гг. до н. э.

Птолемей (90-168 гг. нашей эры), как и Геродот, считал Каспийское море замкнутым, но изображал его неверно, в форме, приближающейся к кругу.

Позднее, в 900-1200 гг. нашей эры арабские ученые, следуя Птолемею, представляли Каспий замкнутым и круглым. Каспийское (Хазарское) море можно объехать кругом, возвратившись в то место, откуда отправился, и не встретить препятствий, кроме рек, впадающих в море, писал Истахари. То же подтвердил в 1280 г. Марко Поло — знаменитый венецианский путешественник, посетивший Китай. Как увидим ниже, неверное представление о форме Каспия сохранялось в западном ученом мире до начала XVIII столетия, пока не было опровергнуто русскими гидрографами.

Русские воины и купцы уже в IX веке проникли на берега Каспийского моря. В XV веке тверской купец Афанасий Никитин прошел по западному берегу от Дербента до Баку, а оттуда направился в Иран и Индию. Афанасий Никитин побывал в Индии на 27 лет раньше прославленного Васко да Гамы.

После свержения татарского ига начинается накопление географических сведений, и составляются русские географические карты. Иван Грозный повелел «землю измерити и чертеж государства сделати». Так была создана первая карта Московского государства и объяснение к ней в виде «Книги Большого Чертежа». В эту книгу вошли сведения об Аральском море, а также о реках, впадающих в Каспийское и Аральское моря, о чем в то время в Западной Европе имели смутное представление. Иван Грозный присоединил к Московскому государству Казань, Астрахань (рис. 4) и северный берег Каспийского моря до реки Яика (Урала).

К этому времени русские купцы господствовали на всем волжском торговом пути, имевшем тогда очень большое значение для Европы. Из Азии шло много шелковых тканей, и недаром этот торговый путь называли «шелковым». Испросив разрешения московского царя, на Каспий потянулись торговые экспедиции Дженкинсона, Олеария, Стрейса, Вит- сена (XVI-XVII вв.).

Эти экспедиции почти ничего не дали науке, поскольку они преследовали только узкие торговые интересы, кроме того, немало страдали от произвола властей, вассалов персидского шаха, и от набегов разбойников. Карты Дженкинсона и Стрейса полны ошибок, на них не указаны широты, долготы, и это неудивительно — ведь составлены они были по рассказам местных жителей.

Первые гидрографы. Еще в 1624 году русские имели подробную опись портов Каспийского моря под названием «О ходу в персидское царство и из Персиды в турецкие земли, в Индию и Урмуз (Урмуз — Ормуз — остров у входа в Персидский залив), где корабли проходят, писаную московским купчиною Федором Афанасьевым Котовым». Однако эта опись была схематична и неточна.


Рис. 4. П. Верещагин. Старая Астрахань. 1879 г. (из интернета)

Гидрометеорологические наблюдения начали проводиться на кораблях российского флота с момента его основания. Первые записи в вахтенных журналах наблюдений за погодой относятся к 1696 году, когда эскадра Петра I, построенная под Воронежем, не смогла выйти в Азовское море из-за сильных восточных ветров, согнавших воду в устье реки Дон. Первый в российском флоте «Устав морской» обязывал штурмана: «…записывать… прибавление и убавление ветров и парусов, склонение компаса, течения моря и грунты», а командира корабля «.оной журнал по возвращению из компании, отдавать аншеф- командующему для подания в Адмиралтейскую Коллегию». В Уставе приводилась форма журнала и «пример как журнал держать».

Первая четверть XVIII века, при правлении Петра I стала важным периодом в географическом изучении Каспия, в этот период Россия «выходила» на моря. Эти исследования часто сопровождались военными действиями или предшествовали им. По приказу Петра I, в 1714-1715 была организована экспедиция под руководством А. Бековича- Черкасского. В 1720-х годах гидрографические исследования продолжены экспедицией Карла фон Вердена и Ф. И. Соймонова, позднее — И. В. Токмачёвым, М. И. Войновичем и другими исследователями.

В 1715 году между Россией и Персией был заключен торговый договор. Нарушение этого договора вассальным ширванским ханом дало повод к войне, начавшейся в 1722 году. Через год морские и сухопутные силы русских, действуя совместно, заняли Дербент и Баку. После этого в Петербурге был заключен мирный договор, по которому все море с персидскими провинциями на южном берегу Гилян, Мазандеран и Астра- бад — перешло к России. В Энзели и Реште русские войска находились до 1733 года.

В этот период в исследовании Каспия начала применяться инструментальная съемка, или, как говорят моряки, опись моря. С помощью астрономических инструментов и компаса определялись направление и протяженность различных участков береговой линии, как материка, так и островов. Все данные требовалось «положить» на карту; измерялись глубины и определялись координаты, то есть широты и долготы опорных точек. Во время этих работ на Каспии был применен первый в мире надежный лот с отделяющимся грузом для измерения больших глубин. Лот состоял из пары крючьев и груза, прилаженных так, что при ударе о дно груз отрывался, а крючья возвращались на поверхность с куском грунта. Спустя 100 лет такой лот «изобрел» мичман американского флота Брук, которого неправильно считали автором этого прибора. Лот с отделяющимся грузом используется и при современных промерах океанских глубин для уточнения данных эхолота.

Первыми гидрографами явились морские офицеры, обученные «навигацкому» искусству. Один из них — Александр Бекович- Черкасский в детстве был привезен в Россию с Кавказа в качестве «аманата» (заложника) и получил воспитание в доме князя Голицына.

Посылая Бековича на Каспий, Петр I поручил ему начать переговоры с хивинским и бухарским ханами, наладить торговые и дипломатические отношения, а также выяснить, возможен ли поворот Амударьи в Каспий по ее прежнему руслу — Узбою, что облегчило бы ведение торговли. Мысль о повороте Амударьи подал посланец туркмен Ходжа Нефес, явившийся в 1713 г. в Петербург к царю. Бекович и его помощник Кожин дали первые надежные сведения о восточных берегах Каспия и первую карту моря. Бекович-Черкасский погиб вместе с отрядом сопровождающих его солдат в стычке с войсками вероломного хивинского хана Шир-Гази.

Находясь в Париже в 1717 году, Петр I посетил французскую Академию наук. Там он встретил Делиля и уверил его в том, что Оксус (древнее название Аму-дарьи) теперь уже не впадает в Каспий. Петр показал ему карту Бековича, на которой был нанесен огромный залив у восточного берега Каспийского моря. Он рассказал также Делилю, что залив этот имеет соленую воду, от которой рыбы гибнут, и никакого водоворота в нем нет (считалось, что через водоворот в «пучину» уходит избыток вод, приносимых в Каспий реками. Об испарении тогда знали мало).

В 1735 году Россия уступила Персии часть берегов, отодвинув границу на западе до р. Сулак. В это время усилились происки в Азии западноевропейских государств, боявшихся укрепления там позиций России. Дело шло к захвату Персии Англией. В конце XVIII века Кавказские народности, страдая от набегов персов и турок, стали искать защиты у России. Все это привело к ряду русско-персидских войн. Так, в 1796 году вследствие нападения Персии на Грузию, Россия объявила войну Персии. С помощью Каспийской военной флотилии, созданной еще в 1722 году с базой в Астрахани и значительно усилившейся с тех пор, русские легко одержали победу, заняв западный берег до Гиляна. В этой победе немалую роль сыграли надежные морские карты русских гидрографов.

Основные успехи в развитии отечественной метеорологии в России связаны с именем М.В. Ломоносова. В «Рассуждении о большой точности морского пути» он предлагал государствам, заинтересованным в развитии мореплавания, объединить усилия, создав Морскую академию, которая могла бы «новыми полезными изобретениями безопасность мореплавания умножить. По его инициативе Адмиралтейств-коллегией были организованы экспедиция В.Я. Чичагова (1765-66 гг.) с целью пройти из Атлантического океана в Тихий океан Северным морским путем и одновременно с ней экспедиция П.К. Креницына (1764-69 гг.) для исследования Алеутских островов. Благодаря Ломоносову корабли экспедиций были обеспечены необходимыми астрономическими и физическими приборами, многие из которых были им лично изготовлены в мастерских Академии наук.

В этих экспедициях было положено начало инструментальным гидрометеорологическим и геофизическим измерениям, проводившимся на кораблях российского флота, которые с этого времени стали вытеснять визуальные наблюдения, в основном сводившиеся к записям об изменении ветра.

Предсказание погоды М.В. Ломоносов считал одной из основных задач метеорологии, указывая: «Если мы научимся точно предсказывать погоду нам нечего будет просить у бога», но оговаривался, что она «едва постижимой кажется». 13 мая 1759 г. в докладе «О предсказании погод, а особенно ветру» он обращает внимание на необходимость сбора гидрометеорологических сведений и их обработки: «…все сие по истинной теории ничем другим, как частными и верными мореплавающих наблюдениями и записками перемен воздуха утверждено и в порядок приведено быть должно. А особливо когда б в различных частях света. те, кои мореплаватели пользуются, учредили самопишущие метеорологические обсерватории».

Таким образом, Ломоносов выдвинул идею службы погоды, а затем и разработал ее основные положения. Отметим, что именно этими путями шло создание сети морских обсерваторий и гидрометеорологических станций, наблюдения которых позволили не только создать службу погоды России, но и обеспечить значительные достижения, как в изучении атмосферы, так и в разработке теоретических методов прогнозов погоды.

Каспийское море имело для России большое политическое и торговое значение. Русское правительство искало в Средней Азии кратчайший путь для торговли с Индией. Стремясь к развитию торговли, оно старалось обезопасить ее от грабежей и произвола местных властей.

В начале XIX века инструментальная съёмка берегов проведена И. Ф. Колодкиным, в середине 19 в. — инструментальная географическая съемка под руководством Н. А. Ивашинцева. С 1866 года в течение более 50 лет велись экспедиционные исследования по гидрологии и гидробиологии Каспия под руководством Н. М. Книповича.

Большую работу по созданию точных карт Каспийского моря проделала экспедиция капитана Николая Алексеевича Ивашинцева, работавшая с 1857 по 1871 год. Это был один из наиболее способных офицеров русского военного флота того времени. По своему призванию Ивашинцев был подлинным ученым-исследователем. Результатом Каспийской экспедиции были многочисленные научные труды Ивашинцева, среди которых наибольшее значение имел двухтомник «Гидрографические исследования Каспийского моря». По данным этой экспедиции, в 1877 году был издан атлас Каспия, который не потерял своего значения до настоящего времени.

Известному русскому физику Ленцу принадлежит честь организации в 1830 году регулярных наблюдений над уровнем Каспия, но только через семь лет специальной экспедиции Академии наук удалось точно определить превышение уровня Азовского моря над уровнем Каспийского, которое оказалось равным 26 метрам.

Началом научно-промысловых исследований Каспия следует считать экспедицию К. М. Бэра. Академик Бэр со своим помощником Данилевским работал на Каспии с 1853 по 1856 гг., изучая жизнь промысловых рыб. Их рекомендации о промыслах основаны на глубоком научном анализе фактов. Бэр первый сделал химический анализ каспийской воды.

В 1897 году основана Астраханская научно-исследовательская станция. В первые десятилетия Советской власти в Каспийском море активно велись геологические исследования И. М. Губкина и других советских геологов, преимущественно направленные на поиск нефти, а также исследования по изучению водного баланса и колебаний уровня Каспийского моря.

Большим событием была океанографическая съемка моря, выполненная под руководством С. В. Бруевича. Работа проводилась на трех судах с 1933 по 1935 год. Основной задачей было изучение биологии и химического строения вод и определение промысловой и биологической продуктивности моря. Позднее при Академии наук СССР была создана особая «Каспийская комиссия», возглавляемая Н. М. Книповичем, которая занималась всесторонним изучением особенностей Каспия.

В настоящее время ситуация и актуальность освоения Каспийского моря только возрастает…

Автор: А.П.Бухарицин

Февраль 23, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели