Исторический календарь – 300 лет карте Каспийского моря Ван-Вердена и Соймонова
Исторические хроники Каспийского региона, Колонка редактора

Исторический календарь – 300 лет карте Каспийского моря Ван-Вердена и Соймонова

Редакция портала «Каспийский вестник» продолжает знакомить своих читателей с историческими хрониками Каспийского региона. После того как 18 августа в России был отмечен День географа, особого внимания заслуживает памятная дата в истории географического описания Каспийского моря.

300 лет назад, в 1721 году Петр I, будучи Почетным членом Французской Академии наук, послал в Париж один экземпляр карты Каспийского моря К.П.Ван-Вердена и Ф.И.Соймонова.

Как отмечают исследователи, наибольший вклад в её составление был внесён Федором Ивановичем Соймоновым (1682-1780) – русским гидрографом, географом и картографом, который в ходе своей государственной службы был также тайным советником и занимал пост сибирского губернатора. В честь него в 1836 году Г. С. Карелиным названа бухта в заливе Туркменбаши (бывш. Красноводский), которая была описана и нанесена на карту 1715 г. первоисследователем Каспийского моря А. Бековичем-Черкасским.  

Согласно Каспийской энциклопедии [Зонн И.С…, 2013] по окончании Московской школы навигационных и математических наук в 1711-1715 гг. Ф.И. Соймонов находился в Голландии для практики в морских науках. В 1716-1718 гг. служил на Балтийском флоте. Плавал на корабле «Инь гермавланд», на борту которого во время шведской войны находился сам Петр I.

С 1719 года он на службе в Астраханской губернии. В 1719-1720 гг. участвовал совместно с капитан-лейтенантом К. Ван-Верденом, поручиком В. А. Урусовым в экспедиции по съемке южных и западных берегов и проливов Каспийского моря, по итогам которого и была подготовлена представленная в 1721 году Петром I в Париже карта. Каспийская экспедиция 1719-1720 гг. положила начало многолетним научным трудам Ф.И. Соймонова.

Экспедиция Соймонова и Ван-Вердена подробна описана советским исследователем Е.Л.Штейнбергом в его работе «Первые исследователи Каспия (XVIII-XIX вв.)». Известно, что начальником экспедиции был назначен Ван-Верден, а его помощниками: Соймонов и Урусов, унтер-лейтенанты Дорошенко и Золотарев. Но как отмечает Е.Л.Штейнберг, душой этой экспедиции и ее истинным руководителем был именно Соймонов. Автор пишет, что царская инструкция приказывала экспедиции заняться описаниями западного и южного берегов Каспия, «не описывая Трухменского (туркменского, восточного) понеже оный уже описан».

Примечание редакции: данное обстоятельство связано с тем, что восточное побережье Каспия у берегов современной Туркмении было описано несколькими годами ранее в ходе трагически закончившейся экспедиции Александра Бековича-Черкасского. Однако как выяснится позднее, восточное побережье было изображено на той самой первой карте с существенными искажениями.

«В сем курсе,— говорилось в инструкции,— прилежно усматривать: гаванов и рек, и какие суда могут приставать; также скампавеями можно ль ходить и спасаться во время шторму… И где косы подводные, и камни и прочее осматривать и верна ставить на карту. Также крейсовать чрез море и какие острова или мели найдут. Также море, сколько где широко, ставьте на карту».

В конце мая Ван-Верден, Соймонов и Урусов на трех судах («Св. Александр», «Св. Екатерина» и «Астрахань») вышли в море. Они побывали на о. Тюленьем, на о. Чечень, в Аграханском заливе, исследовали устье Терека. В течение нескольких дней крейсировали близ Дербента, потом спустились вдоль кавказского побережья к Бакинскому заливу; наконец, достигли устья Куры и прошли вверх по течению реки приблизительно на двенадцать верст. В результате работ экспедиции был нанесен на карту почти весь западный берег Каспия, произведены промеры глубин, изучены грунты и течения, описаны острова, бухты, отмели, подводные камни и т.д. В Бакинском заливе экспедиция обследовала три небольших островка. Два из них удивительно напоминали, по своему расположению и очертаниям, хорошо знакомые мореплавателям Балтики острова Нарген и Вульф близ Ревеля. Так их и назвали. Третий островок получил название «Песчаного».

В мае 1720 года те же три судна возвратились туда, где были прерваны прошлогодние работы, т. е. к устью Куры. Закончив описание и съемку этого участка кавказского берега, экспедиция направилась к южному побережью и обследовала его полностью от Энзелийской бухты до Астрабадского залива. Карты и опись западного и южного берегов, составленные в итоге двух плаваний Ван-Вердена, Соймонова, Урусова, были препровождены в Петербург. Петр приказал присоединить к ним материалы предыдущих экспедиций Бековича-Черкасского, Кожина, Травина и составить единую общую карту всего Каспийского моря. В конце 1720 года карта эта была изготовлена и выгравирована под названием «Картина плоская моря Каспийского, от устья Ярковского до залива Астрабатского».

Как пишет в своей работе Е.Л.Штейнберг, по сравнению с современными, хорошо известными изображениями Каспия, карта Соймонова и Ван-Вердена покажется странной и наивной. Однако географическое описание — это весьма длительный процесс. В целом другим российским учёным понадобилось почти полтора столетия кропотливой исследовательской деятельности, чтобы очертания Каспийского моря на карте стали такими, какими мы привыкли их видеть ныне.

«Тем не менее, карта 1720 года была первой, основанной на научных изысканиях. И если сравнить ее с предшествующими, например, с картой, составленной двадцатью годами раньше известным французским картографом XVIII века — Делилем, где Каспий изображен в виде небольшого, неправильного круга, а названия и местоположение многих пунктов заимствованы из описаний средневековых и даже античных географов, то станет ясным, как велики были научные результаты каспийских экспедиций петровской поры», — отмечает в своём труде советский исследователь.

Также известно, что карта эта была издана Российской Академией наук в Петербурге, а затем переслана в Париж. В 1745 году она появилась во французском издании Делили. «С этого времени она начинает заменять в иностранных атласах прежнюю карту Каспийского моря, составленную Делилем еще в 1700 году по различным малодостоверным источникам и в которой встречаются названия местностей, заимствованные у Птолемея». 

Ф.И.Соймонов, понимая несовершенство своей карты, решил отправиться в новую экспедицию. В 1726 г. он вновь обошел и описал эти берега.

Из вышеупомянутой книги Е.Л. Штейнберга известно, что в начале мая 1726 года большая часть экспедиции, с начальником во главе, вышла на двух судах (гекбот «Царицын» и шнява «Астрахань») из устья Волги, взяв курс на юго-восток, к Тюб-Карагаискому мысу. Одновременно штурман Далматов на небольшом боте был послан описать Эмбенский залив.

На третий день Соймонов достиг острова Кулалы. Бросив якорь у северной оконечности острова, он намеревался произвести подробную его опись и измерения глубин. Разразившаяся ночью буря помешала ему осуществить это намерение. Жестоко потрепанный «Царицын» нашел приют в южной бухте острова, гораздо более безопасной, нежели прежняя якорная стоянка.

Разгрузив судно, матросы принялись за его починку. Течь была законопачена, и хотя некоторые офицеры предлагали отправить гекбот обратно в Астрахань, Соймонов счел его пригодным к плаванию. От подробной описи острова Соймонову пришлось отказаться, но южная губа, обращенная к тюб-караганскому берегу, была описана и нанесена на карту.

Покинув Кулалы, экспедиция направилась далее на юг, вдоль восточного побережья и, не останавливаясь, миновала Тюб-Караган и Александр-Бай; в этих местах были произведены только промеры глубин и определение различных пунктов, причём удалось внести значительные исправления в карту 1720 года, в которой «почти каждое место положено целым градусом далее к северу, нежели быть надлежит…».

Вскоре корабли достигли Кара-Богаза. Исследование этого залива представляло особый интерес. Ни одно русское судно не проникало еще сюда, и даже туркменские рыбачьи баркасы редко отваживались посещать его неизведанные воды. Среди местных жителей Кара-Богаз пользовался дурной славой. Рассказывали, что в заливе не обитают ни рыба, ни птица, что, в нем находится некая смертоносная пучина, поглощающая воды Каспийского моря. Отсюда, должно быть, и произошло самое название «Кара-Богаз», т.е. «черная пасть». Соймонова не пугали эти зловещие рассказы. Но все же он не решился войти в Кара-Богаз, так как резкие повышения и понижения глубин навели его на мысль об обилии подводных камней.

Определив вход в Кара-Богаз, Соймонов продолжал плавание к югу.

Руководствуясь полученной инструкцией, экспедиция не стала описывать Красноводский залив. Соймонов полагал, что этот залив уже обследован Бековичем-Черкасским, Кожиным и Урусовым. Зайдя на остров Огурчинский, корабли пошли к Астрабаду. Астрабадский залив был подробно описан, после чего Соймонов пошел вдоль южного побережья Каспия от Астрабада до Баку, описал Ашперонокий пролив с его островами и 6 ноября 1726 года вернулся в Астрахань.

Таким образом, Ф.И.Соймонов стал первым географом, которому впервые удалось, в течение одного шестимесячного плавания, обойти всю береговую линию Каспия, исследовать многие, до тех пор вовсе неизученные, места, уточнить и исправить прежние астрономические определения некоторых пунктов (устье Урала), остров Кулалы, Тюб-Караган, мысы Песчаный и Камель, Красноводский залив и пр.

По окончании экспедиции Ф. И. Соймонов тщательно обработал и систематизировал добытые сведения.

В 1731 году Адмиралтейств-коллегия издала материалы его путевого журнала под названием «Описание Каспийского моря от устья реки Волги, от протока Ярковсково до устья реки Астрабадской».

Помимо этого описания в том же году был издан атлас Соймонова, в котором были помещены: общая карта Каспийского моря и несколько отдельных карт его западных и южных районов. Общая карта выгодно отличается от карты 1720 года: очертания берегов, местоположение островов и заливов даны на ней значительно верней, чем на предыдущей. Хотя и здесь исследователи нашли некоторые пробелы, главным образом в описании восточного побережья. Заливы Гассан-Кули, Кара-Богаз, Александр-Бай остались по-прежнему необследованными, а Красноводский и Астрабадский заливы были описаны весьма неточно.

Однако научные заслуги Ф.И. Соймонова не подлежат сомнению. Они были высоко оценены и его современниками, и потомством.

Что касается дальнейшего жизненного пути героя нашей статьи, то будущее Соймонова было насыщено множеством событий, в том числе и весьма трагических.

В 1730 г. в чине капитана 2-го ранга он был назначен прокурором Адмиралтейств-коллегии, вел беспощадную борьбу сo взяточничеством и казнокрадством. Через год становится обер-штер-кригскомиссаром (главным интендантом) флота и получает звание капитан-командора.

В 1738 г. назначен в Сенат в обер-прокуроры в ранге генерал-майора; в том же году издал переводной атлас Балтийского моря. В 1736 г. вышла его книга о штурманском искусстве.

В 1740 г. по приказу Бирона был арестован как соучастник А. П. Волынского и приговорен к смертной казни, которую императрица Анна Иоанновна заменила ссылкой в Охотск. Вместо казни Соймонов был наказан кнутом «с вырваньем ноздрей» и сослан в Сибирь, на вечную каторгу.

Два года спустя Соймонову было объявлено помилование; его не без труда нашли в Охотске, но он отказался возвратиться в Петербург и остался на Дальнем Востоке, где в течение многих лет вел плодотворные научные географические и гидрографические исследования. Он исследовал Приамурье, изучал природу, экономику, население. Основал Навигацкую школу в Нерчинске и геодезическую в Тобольске. В 1763 г. вышла работа С. «Описание Каспийского моря…» (с дополнениями Г. Миллера), содержащая гидрографическую характеристику моря и описание природы и хозяйственной деятельности населения прилегающих областей.

В 1757 г. императрица Елизавета Петровна назначила Соймонова губернатором Сибири. Пробыв на этом посту шесть лет, он сделал многое для улучшения сибирской администрации, для экономического и культурного развития глухой и полудикой тогда окраины. На этом посту он способствовал проведению многих экспедиций по изучению Сибири, Алеутских островов и Тихого океана.

Затем Ф.И. Соймонов был переведен в Москву и назначен сенатором. Он продолжал трудиться, совмещая свои государственные обязанности с научно-литературной деятельностью. В 1766 г. он уволился со службы. Скончался же Ф.И.Соймонов в 1780 году, почти столетним старцем, оставив по себе яркий след в истории русской культуры.

При подготовке статьи использовались:

1. Каспийское море. Энциклопедия / И.С.Зонн, А.Г.Костяной, А.Н. Косарев, С.С.Жильцов. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Восточная книга, 2013. – 560 с.

2. Е.Л.Штейнберг. Первые исследователи Каспия (XVIII-XIX вв.). – М.: Государственное издательство географической литературы, 1949. – 75 с.

Владислав Кондратьев

22 августа, 2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели