Каспий 20 лет назад. События марта-апреля 2000 года — Россия возвращается в регион
Аналитика, Исторические хроники Каспийского региона, Колонка редактора

Каспий 20 лет назад. События марта-апреля 2000 года — Россия возвращается в регион

Руководствуясь стремлением комплексного и максимально объективного познания происходящих в Каспийском регионе геополитических, геоэкономических и иных процессов,  редакция портала «Каспийский вестник» продолжает публикацию серии материалов, посвящённых описанию происходивших в Каспийском регионе событий с начала 2000-х годов. Сопоставляя дела двадцатилетней давности и текущие тенденции развития ситуации на Каспии, можно лучше понять те процессы, которые происходят в регионе сегодня.

В первой статье цикла редакция портала «Каспийский вестник» анализировала события января-февраля 2000 года.

Очередной материал посвящён событиям следующих двух месяцев 2000 года – марта и апреля, которые, как впоследствии покажет время, стали предвестниками коренной трансформации российской политики в Каспийском регионе, инициатором которой стал новый лидер Российской Федерации – Владимир Владимирович Путин.

Россия обращается лицом к Каспийскому региону

Ключевым событием этого периода стало проведение 21 апреля под председательством В.В.Путина заседания Совета Безопасности Российской Федерации, на котором обсуждался вопрос о положении в Каспийском регионе и политике России на этом направлении. Основным докладчиком на мероприятии стал министр иностранных дел РФ И.Иванов.

Характеризуя ход и итоги заседания, Пресс-центр МИД России в сообщении, датированном 11 мая 2000 года, отмечал, что сам факт вынесения каспийской проблематики на рассмотрение Совета Безопасности свидетельствует о большом внимании, которое российское руководство уделяет этому региону. Значение региона для интересов России обосновывалось следующим образом:

«Большой Каспий является традиционной зоной национальных интересов России. В современных условиях, его значение для безопасности российского государства серьезно возросло. В частности от ситуации в регионе во многом зависит спокойствие границ, обстановка в прилежащих районах Российской Федерации, ход интеграционных процессов в СНГ. В этой связи Россия заинтересована в развитии широких связей со странами Каспия, укреплении их независимости и суверенитета, в освоении выявленных здесь крупных запасов топлива, в экономически обоснованных, а не политизированных маршрутах его транспортировки».

В пресс-релизе МИД также отмечалось, что добиться этого можно лишь обеспечив стабильность на Каспии, наладив устойчивые добрососедские, а лучше дружественные отношения между государствами региона, урегулировав имеющиеся там локальные конфликты.

Одной из центральных проблем, обсужденных на заседании Совета безопасности, стала и выработка нового правового статуса Каспийского моря.

По итогам мероприятия Совет Безопасности принял решение учредить пост специального представителя Президента Российской Федерации по Каспийскому региону. Были определены основные направления политики России на Каспии, комплекс конкретных мер по реализации задач, которые стоят перед страной в этом регионе.

Было официально заявлено, что Совет Безопасности Российской Федерации исходит из того, что масштабность интересов России на каспийском направлении обуславливает необходимость ее всестороннего присутствия в регионе, проведения там более активной политической линии. Вместе с тем, отмечалось, что Россия не претендует на доминирующую роль в регионе, не хочет конфронтации, выступает за конструктивное взаимодействие с иностранными партнерами, готова к честной, цивилизованной конкуренции. В то же время руководство страны констатировало свою готовность твердо отстаивать и продвигать свои законные интересы на Каспии.

Позднее, во исполнение решения Совбеза президент Российской Федерации назначил Виктора Ивановича Калюжного заместителем министра иностранных дел, возложив на него функцию специального представителя Президента РФ по вопросам урегулирования статуса Каспийского моря.

Справка:

Министр топлива и энергетики Российской Федерации Виктор Иванович Калюжный. Сергей Субботин / РИА Новости

Виктор Иванович КАЛЮЖНЫЙ родился 18 апреля 1947 г. в Стерлитамаке (Башкирская АСССР) — известном центре нефтепереработки и нефтехимии. После окончания средней школы он работал слесарем с СУ-1 «Башнефтестроя», техником в тресте «Башвостокнефтеразвелка». Затем поступил в Уфимский нефтяной институт и в 1970 г окончил его. После института был распределен в Сибирь. В 1970-1980  гг. прошел должности оператора, мастера, заместителя начальника цеха, затем стал главным инженером нефтегазодобывающего управления. В 1980-1984 гг. был заместителем начальника, секретарем парткома управления «Стрежевойнефть». В 1986-1990 гг. был начальником управления «Приобьнефть», потом получил должность главного инженера производственного объединения «Нижневартовскнефть». С августа 1990 г. по январь 1993 г. работал начальником нефтегазодобывающего управления СП «Вьетсовпетро». По возвращении из Вьетнама был назначен первым заместителем гендиректора по коммерческим вопросам в компании «Томскнефть». С декабря 1994 г. работал первым вице-президентом по коммерческом деятельности, экономике и финансам ОАО «Восточная нефтяная компания» (название «Томскнефть» после реорганизации и приватизации). 4 декабря 1998 г. был назначен первым заместителем министра топлива и энергетики РФ. 25 мая 1999 г. стал министром топлива и энергетики РФ. 31 мая 2000 г. назначен заместителем министра иностранных дел, специальным представителем президента РФ по вопросам урегулирования статуса Каспийского моря.

Ещё одним важным событием апреля 2000 года стало проведение в г.Астрахани в рамках Дней Совета Федерации в Астраханской области 27-28 апреля научно-практической конференции «Российский парламентаризм и государственная власть в регионе». В рамках конференции был проведен круглый стол на тему «О законодательном обеспечении интересов Российской Федерации в зоне Каспийского бассейна», организованный Комитетом по делам Содружества Независимых Государств совместно с администрацией области и Астраханским областным Представительным Собранием. В работе «круглого стола» приняли участие члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, руководящие работники ряда федеральных министерств и ведомств, органов исполнительной и законодательной власти Астраханской области и других субъектов Российской Федерации, представители деловых, общественных и научных кругов.

В ходе состоявшейся дискуссии обсуждался широкий спектр проблем Каспия в контексте новой Концепции национальной безопасности Российской Федерации. В резолюции круглого стола отмечалось, что участники дискуссии были едины в понимании того, что с изменением геополитических реалий в зоне Каспийского бассейна, на Кавказе и в Центральной Азии в целом, а также вовлечением этих регионов в нарастающий процесс глобализации, Россия оказалась перед объективной необходимостью уделять повышенное внимание обеспечению своих многовекторных интересов на южных рубежах, прежде всего в сфере национальной безопасности.

В этой связи были предложены ряд рекомендаций органам государственной власти, а том числе просить Президента Российской Федерации провести обмен мнениями с руководителями Азербайджанской Республики, Республики Казахстан и Туркменистана по основополагающим политико-правовым и другим вопросам Каспийского региона в период работы очередного заседания Совета глав государств СНГ, рекомендовать МИД России совместно с заинтересованными федеральными министерствами и ведомствами обратиться к прикаспийским государствам с предложением активизировать усилия по согласованию и принятию Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, Рамочной конвенции по защите морской среды Каспийского моря, Соглашения о сохранении и использовании биологических ресурсов Каспийского моря, Соглашение о защите природной среды Каспийского моря, Соглашение о сотрудничестве прикаспийских государств в области гидрометеорологии и мониторинга природной среды Каспийского моря и др.

Ряд предложений участников астраханского круглого стола касался необходимости достижения справедливого варианта прохождения разграничительной модифицированной срединной линии в формате российско-казахстанского переговорного процесса по реализации Соглашения о разграничении дна северной части Каспийского моря, принятия нормативно-правовых актов о разведке и разработке нефтегазоносных участков дня Каспийского моря, активизации сотрудничества прикаспийских государств в сфере охраны окружающей среды, в сфере формирования транзитных грузопотоков и развития транспортной системы и др. Исходя из объективной необходимости сближения и гармонизации национальных законодательств прикаспийских государств в различных сферах деятельности на Каспии, предлагалось возобновить начатую в октябре 1995 г. в г. Махачкале парламентариями Азербайджана, России и Ирана работу по созданию Межпарламентской Каспийской Ассамблеи.

Таким образом, проведение апрельского заседания Совета безопасности послужило катализатором активизации российской политики на Каспии. Многие предложения парламентариев и экспертов, озвученные в конце апреля 2000 года в Астрахани будут впоследствии успешно реализованы, что в итоге послужит укреплению позиции России в Каспийском регионе.

Что касается других значимых событий марта-апреля 2000 года, то среди них следует отметить продолжение усилий Вашингтона по формированию новой трубопроводной архитектуры Каспийского региона и наметившееся в марте 2000 года «потепление» американо-иранских отношений. Ряд значимых событий произошёл в транспортной сфере. Кроме того об открытии первого крупного месторождения на Северном Каспии сообщила российская компания ЛУКОЙЛ.

Однако обо всём по порядку.

США прокладывают путь трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан

Ян Калицки

В начале марта 2000 года США продолжили реализацию своих  экономических планов на Южном Кавказе. С этой целью советник Министерства торговли США по новым независимым государствам Ян Калицки совершил поездку в столицы Армении, Грузии и Азербайджана. Чиновник обсудил вопросы реализации проектов двустороннего экономического сотрудничества этих стран с США, а также проекты регионального сотрудничества. На итоговой пресс-конференции Я.Калицки заявил, что в ходе переговоров были затронуты перспективы реализации региональных проектов нефте- и газопроводов и вопросы взаимного сотрудничества стран Южного Кавказа. По его словам, одной из главных целей США в регионе является недопущение экономической зависимости стран Южного Кавказа от какого-либо одного государства.

12 апреля 2000 года в Вашингтоне на слушаниях в сенатском Комитете по международным отношениям состоялось выступление специального советника Президента и Государственного секретаря США по дипломатической работе Джона С. Вулфа.

В докладе он рассказал о ключевых направлениях  развития каспийской энергетической политики. Отметив важные решения Стамбульского саммита ОБСЕ, где были подписаны ряд соглашений по трубопроводным  каспийским проектам, американский чиновник заявил, что США удалось существенно продвинуться в реализации основных целей своей энергетической политики на Каспии.

Справка редакции: 18 ноября 1999 г. в Стамбуле, Турция, президенты Азербайджана, Туркменистана, Грузии и Турции подписали Межправительственную декларацию о принципах реализации Транскаспийского трубопровода, которая была засвидетельствована президентом США Б. Клинтоном.

Среди этих ключевых целей он назвал укрепление независимости и благосостояния государств региона; упрочение энергетической безопасности США за счёт  притока на мировые рынки новых источников энергии, не ограничиваемых региональными конкурентами и такими географическими преградами, как Босфор и Ормузский пролив; восстановление экономических связей между государствами региона, позволяющих смягчить региональные конфликты; расширение деловых возможностей для компаний из США и других стран.

Именно в таком контексте, со слов Вулфа, Соединенные Штаты поддержали идею пяти конкретных трубопроводов:  КТК (Каспийский трубопроводный консорциум), трубопровод Баку-Новороссийск, трубопровод Баку-Супса, основной экспортный трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан (ОЭТ БТД) и Транскаспийский газопровод. Что касается последних двух проектов, то американский чиновник выразил тогда уверенность, что БТД начнёт транспортировать нефть в 2004 году, а через три года начнётся транспортировка газа из Туркменистана и Азербайджана через Турцию в Грузию посредством Транскаспийского газопровода.

Спустя две недели после выступления Д.Вулфа в Вашингтоне состоялась важное мероприятие на пути реализации трубопровода БТД. 28 апреля 2000 года в присутствии министра иностранных дел Грузии Ираклия Менагаришвили, министра иностранных дел Азербайджана Вилайета Гулиева, заместителя министра иностранных дел Турции Митхата Балкана, было подписано соглашение о юридической основе строительства нефтепровода.

Мадлен Олбрайт

В своём выступлении на торжественной церемонии госсекретарь США Мадлен Олбрайт заявила, что очень рада возможности быть свидетелем подписания очередного важного Соглашения, связанного с сооружением трубопровода по маршруту Баку-Тбилиси-Джейхан. От имени Президента Клинтона она поздравила Президентов Шеварднадзе, Алиева и Демиреля с состоявшимся событием и отметила, что соглашение знаменует собой серьезный шаг вперед в создании энергетического коридора Восток-Запад, что по её убеждению послужит развитию демократии, повышению уровня стабильности и укреплению мира на всей территории региона.

В озвученном М.Олбрайт заявлении Президента Клинтона также указывалось, что Соединенные Штаты привержены строительству трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан, являющегося важным элементом американского подхода к энергетическому развитию Каспия. По словам американского президента, Вашингтон намерен обеспечить странам региона доступ на мировые рынки, одновременно помогая разнообразить источники энергоснабжения потребителей в Соединенных Штатах и по всему миру.

Иран и США на пути к нормализации отношений?

В середине марта 2000 года наметился позитивный тренд в преодолении кризиса в американо-иранских отношениях.

Инициатором процесса «размораживания отношений с Ираном» формально стала госсекретарь США Мадлен Олбрайт, которая выступила на заседании Американо-иранского совета, перед представителями полуторамиллионной иранской диаспоры США.

Известно, что контакты между двумя странами были разорваны сразу после победы Исламской революции 1979 года. Формально по причине захвата группой иранских студентов американского посольства в Тегеране. В отношении Ирана были введены санкции как в сфере энергетики, так и  импорта иранских товаров, в т.ч. ковров, икры и других не нефтяных продуктов.

Ситуация не менялась вплоть до 1997 года, когда Иран в результате президентских выборов возглавил сторонник реформ Мохаммад Хатами, огласивший призыв к «диалогу цивилизаций».

Последовав примеру своих союзников из числа европейских стран, поспешивших возобновить деловые контакты с Ираном, США разработали ряд конкретных шагов, направленных на сближение с Тегераном. Эти шаги и были озвучены госсекретарём США на собрании Американо-иранского совета.

М.Олбрайт объявила, что принято решение снять запрет на поставки иранских ковров, икры, фисташек и сухофруктов. Иран также получил право закупать у американцев зерно и медикаменты. Глава внешнеполитического ведомства США также пообещала, что в будущем может быть рассмотрен вопрос о разблокировании иранских счетов в банках Соединенных Штатов, замороженных после 1979 года.

Однако наряду с продвижением экономических вопросов, Олбрайт в своей речи подтвердила позицию Вашингтона он не приемлемости внешней политики Ирана. Она традиционно подвергла Тегеран критике за «пособничество международному терроризму», за финансирование и лоббирование организаций, срывающих ближневосточный мирный процесс, за разработку оружия массового поражения, в том числе ядерного. Госсекретарь также раскритиковала Корпус стражей Исламской революции (КСИР) и иранские спецслужбы в целом.

Со своей стороны, Мадлен Олбрайт признала вину США за участие в государственном перевороте 1953 года, в результате которого при содействии ЦРУ был свергнут популярный в стране левый премьер-министр Мохаммед Мосаддык, а также выразила сожаление за помощь Ираку в ирано-иракской войне 1980 года.

При этом Олбрайт отметила важную роль Ирана в регионе, на Кавказе и Центральной Азии. Особое место она отвела Тегерану в урегулировании армяно-азербайджанского конфликта.

Таким образом, в своей речи Госсекретарь США обрисовала зоны первоочередных стратегических интересов США и направления возможного диалога с Тегераном.

Реакция Ирана была неоднозначной. С одной стороны, официальный представитель МИДа Хамид Реза Асефи заявил, что Тегеран считает предпринятые США шаги позитивными и приветствует их. С другой стороны, секретарь Высшего совета национальной безопасности, а ныне Президент Ирана Хасан Роухани назвал критику Вашингтона постыдным вмешательством во внутренние дела страны и продолжением действий по навязыванию американской политики.

Транзитно-транспортный потенциал Каспийского моря на повестке дня

Информационная повестка дня рассматриваемого периода была насыщена сообщениями о планах прикаспийских государств по использованию транзитно-транспортного потенциала Каспийского моря.

14 марта в столице Грузии завершилась первая конференция Межгосударственной комиссии по проекту ТRАСЕСА (Транспортный коридор Европа-Кавказ-Азия). Тбилисская встреча стала вторым практическим шагом по реализации проекта после Бакинского саммита стран-участниц в конце 1998 года.

Справка: Транспортный коридор ЕВРОПА — КАВКАЗ — АЗИЯ (ТРАСЕКА) проект нового евроазиатского транспортного коридора, проходящего через регион Кавказа. Идея восстановления Великого шелкового пути легла в основу программы технического содействия развитию коридора, которая была рассмотрена в 1993 г. на конференции в Брюсселе, Бельгия, при участии лидеров восьми стран Закавказья и Центральной Азии. Тогда государства — члены Европейского Союза подписали Брюссельскую декларацию о разработке транспортного коридора Европа – Кавказ — Азия (TRASEKA). Основными узлами для распределения транспортных потоков южнокавказского коридора уже тогда предполагались порты Черного и Каспийского моря: Поти и Батуми (Грузия)— к Восточной и Центральной Европе через порты европейских стран Черного и Средиземного моря; Баку (Азербайджан) — к Центральной и Дальневосточной Азии через порты Актау (Казахстан) и Туркменбаши (Туркменистан).

Саммит в Баку

В сентябре 1998 года на саммите в Баку, Азербайджанская Республика, 12 стран ТРАСЕКА подписали «Основное многостороннее соглашение о международном транспортном коридоре Европа-Кавказ-Азия для развития» с целью полного использования его геополитических и экономических возможностей. Соглашение стало логическим продолжением межрегиональной программы Европейского Союза ТРАСЕКА и одновременно единственной правовой основой для ее эффективной реализации. После подписания настоящего Соглашения и создания межправительственной комиссии (МПК) и ее постоянного секретариата ТРАСЕКА были созданы новые правовые рамки для развития и осуществления международных транзитных перевозок на более высоком уровне.

Для участия в конференции в Тбилиси прибыли официальные делегации из Азербайджана, Армении, Болгарии, Казахстана, Киргизии, Молдавии, Румынии, Таджикистана, Турции, Узбекистана и Украины, в основном, представленные на уровне премьеров и вице-премьеров. Главными задачами конференции были разработка механизмов осуществления решений, принятие устава постоянного комитета Межгосударственной комиссии, утверждение ее бюджета.

Выступивший на Форуме президент Грузии Эдуард Шеварднадзе назвал проект ТRАСЕСА «безальтернативным и безусловно выгодным для всех стран-участниц» и призвал участников конференции уделить большее внимание упрощению таможенных и пограничных процедур, согласованию тарифной политики на всем протяжении предполагаемого транспортного коридора.

На мероприятии отмечалось, что в рамках ТRАСЕСА уже реализуется ряд программ по развитию транспортных инфраструктур стран-участниц. На эти цели Евросоюз выделил 88 млн. евро, 48 млн. из которых были реализованы в виде прямых инвестиций. Активизировалась и финансовая поддержка связанного с ТRАСЕСА проекта «Возрождение Великого шелкового пути» со стороны США и Японии.

На конференции в Тбилиси участники рассмотрели планы строительства железной дороги и паромной переправы в Актау (Казахстан) и железнодорожных соединений с европейскими магистралями в Поти и Батуми (Грузия). Секретарь Грузинского бюро Межгосударственной комиссии по проекту TRACECA З. Квачантирадзе был избран генеральным секретарем TRACECA.

По мнению большинства наблюдателей, одной из основных целей, которыми руководствовались тогда Евросоюз и США при разработке проектов ТRАСЕСА и «Великий шелковый путь», являлось ослабление влияния России и Ирана в Кавказско-Центральноазиатском регионе и укрепление здесь позиций Запада.

Параллельно с проектом Транспортного коридора Европа-Кавказ-Азия прикаспийские страны работали над альтернативными коридорами, проходящими в направлении Север-Юг, а не Восток-Запад, как в случае  с ТRАСЕСА.

Кирсан Илюмжинов

В марте 2000 года стало известно, что правительство Калмыкии ПВО главе с президентом Республики Кирсаном Илюмжиновым совместно с московской компанией «Марина Лайн» разработали проект транспортного коридора NOSTRAC, связывающего Европу со странами Ближнего Востока и Азии. Сообщалось, что NOSTRAC должен стать своеобразной альтернативой проекту TRАСЕСА.

Для оптимизации грузовых перевозок разработчики проекта Nostrac предлагали наладить паромное сообщение между российским берегом Каспийского моря и побережьями Туркмении и Ирана. В рамках проекта планировалось строительство специальных паромных комплексов-портов. На российском побережье — в 70 км от города Лагань на границе Калмыкии и Дагестана, в Туркмении—в районе города Туркменбаши (б. Красноводск) и в Иране — вблизи города Амирабад. Объем инвестиций в проект оценивался в $2,5-3 млрд.

Специально под данный проект  специалистами КБ «Вымпел», ЦНИИ имени академика Крылова и ЦНИИМФ была разработана модель нового паромного судна, трёхпалубного 298-метрового парома, способного перевозить 120 железнодорожных вагонов всех видов, 104 магистральных автотрейлера и около 500 пассажиров.

Предполагалось, что управлять работой транспортного коридора и связанной с ним инфраструктурой будет международный консорциум NOSTRAC, в который на равных правах войдут, представители восьми заинтересованных государств.

В качестве конкурентного преимущества коридора называлось существенное сокращение времени следования грузов.  

Несмотря на амбициозные планы президента Калмыкии Кирсана Илюмжинова, проект НОСТРАК остался лишь на бумаге. Более реальные перспективы по участию в каспийских грузоперевозках на направлении «Север-Юг» были в тот момент у другого прикаспийского субъекта Российской Федерации – Астраханской области.

Весной 2000 года портовая Астрахань стала местом притяжения  бизнесменов и высокопоставленных чиновников-транспортников.

В марте посол Индии в России Сатиндер Ламба прибыл в Астрахань с делегацией индийских предпринимателей, заинтересованных в налаживании транзита Бомбей (Индия) – Бендер-Аббас (Иран) – Энзели (Иран) – Каспийское море – Астрахань (Россия). Для уточнений позиций и деталей вместе с ним прилетел заместитель министра транспорта РФ Евгений Казанцев.

Находясь в Астрахани, индийский дипломат участвовал во встрече партии контейнеров с чаем и табаком, которую непосредственно из порта Бомбея на Аравийском море международные транспортные компании доставили в Астрахань. Тогда он заявил, что успех нового маршрута «Север-Юг» определяют три обстоятельства: время доставки контейнеров от Бомбея до Москвы (оно не должно превышать тридцать суток), цена (она должна быть не только привлекательной, но и стабильной) и надежность. Также Сатиндер Ламба отмечал, что новому транспортному коридору необходима активная популяризация внутри России, так как во многих случаях именно российским экспортерам предстояло принимать решение о вариантах транспортировки их грузов.

«ЛУКОЙЛ» даёт старт российским нефтяным проектам на Каспии

Весной 2000 года в российской компании ЛУКОЙЛ заявили об открытии первого крупного нефтегазового месторождения в российском секторе дна Каспийского моря.

В результате геологоразведочных работ на каспийском участке «Северный» ЛУКОЙЛ открывает первое нефтегазоконденсатное месторождение с предполагаемыми запасами нефти и газа 450 млн т, которое названо в честь секретаря Совета директоров ОАО «ЛУКОЙЛ» Юрия Корчагина (1932 — 2000).

На посвященной открытию церемонии в городе Астрахань представители ЛУКОЙЛа заявили, что первая разведочная скважина на месторождении  показала запасы до 2.2 баррелей углеводородов. В компании предполагали, что в месторождении находится большое количество нефти, а также природного газа и газового конденсата. Северное месторождение по своим объемам сравнивали с полями Brent и Forties в Северном море у берегов Великобритании, на которых нефть и газ добывались в течение нескольких десятилетий. ЛУКОЙЛ планировал потратить $6-7 млрд, чтобы в течение пяти лет подготовить участок для промышленной эксплуатации. После сего не исключалась возможность  приглашения крупнейших международных нефтяных компаний, таких как Agip (Италия) и ARCO (ВР Amoco).

Одним из перспективных блоков на каспийском участке «Северный» тогда же было названо Хвалынское месторождение, страт работ по которому дал лично вице-премьер Виктор Христенко, возглавивший прибывшую на нефтеразведочную платформу «Астра» правительственную делегацию. Внимание высших российских чиновников к факту обнаружения ЛУКОЙЛом  нефтегазового месторождения в российском секторе дна Каспийского моря связывалось с открывающимися перспективами увеличения влияния страны в этом политически важном регионе и укреплением уверенности в потенциальных богатствах Каспия.

Также следует отметить, что ситуация вокруг Хвалынского месторождения стала важным фактором в российско-казахстанских отношениях. Касым-Жомарт Токаев, возглавлявший в тот период правительство Казахстана отмечал, что месторождение находится на границе секторов двух соседних государств, в этой связи до определения модифицированной срединной линии с Россией о принадлежности данного месторождения говорить преждевременно.  Однако премьер Казахстана одновременно заявлял, что выступает за «гибкий и комплексный подход» в решении этого вопроса. В том случае, если месторождение находится на срединной линии, то в дальнейшем две страны могли бы договориться о его совместном освоении. Забегая вперёд, следует отметить, что впоследствии так и произошло, Россия и Казахстан смогли договориться.

В завершение исторического экскурса в события марта-апреля 2000 года необходимо обратить внимание на запуск ещё одного принципиально важного для политической ситуации в регионе процесса – начало подготовки Первого саммита глав прикаспийских государств, который в итоге состоится в 2002 году в Туркмении.

Президент Туркмении Сапармурат Ниязов в начале марта принял в Ашхабаде министра правительства Исламской Республики Иран Бижана Зангане, курирующего нефтяную отрасль. Сообщалось, что на встрече стороны обсудили возможность проведения в туркменской столице саммита государств Каспийского региона, на котором планируется коснуться проблем правового статуса Каспия. С.Ниязов также передал через министра приглашение своему иранскому коллеге Сейеду Хатами принять участие в этом саммите и сообщил, что уже получил предварительное согласие прибыть в Ашхабад от и.о. российского президента Владимира Путина.

Автор: Влад Кондратьев

При подготовке статьи использовались материалы журнала «Вестник Каспия», № 2 (22) – март — апрель 2000 г., № 3 (23) – май — июнь 2000 г., а также издания «Энциклопедия. Каспийское море» / И.С.Зонн, А.Г.Костяной, А.Н.Косарев, С.С.Жильцов – М.: Восточная книга, 2013. 560с.  

27 июня, 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели