Каспий на распутье — влияние коронавируса на каспийскую безопасность
Безопасность и милитаризация, Зарубежные материалы по Каспию

Каспий на распутье — влияние коронавируса на каспийскую безопасность

CASPIAN POLICY CENTER

Генерал — майор (в отставке) Майкл С. Репасс (Major General (Ret.) Michael S. Repass)

Учитывая быстрое начало глобальной пандемии Коронавируса, следует констатировать, что из-за своего географического положения Каспийский регион столкнётся со сложным комплексом проблем.

Прикаспийские страны находятся на перекрестке Европы и Азии, вблизи России и Ирана. В дополнение к этому государства региона имеют выход на Южную Азию. Авторитарные правительства на севере, востоке и юге (соответственно Россия, Китай и Иран) превыше всего ценят стабильность и безопасность и будут выделять все возможные ресурсы на то, чтобы противостоять дестабилизирующим последствиям пандемии. Несмотря на это, эндемические проблемы, вероятно, укоренятся внутри Каспийского региона в результате обычной мобильности населения. В некоторых прикаспийских странах острые и широко распространенные вирусные заболевания будут представлять серьезную угрозу для внутренней и региональной безопасности, если они при этом будут должным образом лечиться.

Потенциальный сценарий воздействия инфекции COVID-19 на Каспийский регион может поначалу развиваться медленно, но в перспективе он может перерасти в социальную катастрофу и серьёзную угрозу безопасности для правительств. Маршруты китайской инициативы «Пояс и путьа» (BRI) станут потенциальными путями распространения вируса, из которого эпидемия будет распространяться в города, а затем во внутренние районы. Сплоченные социальные структуры будут способствовать быстрому распространению инфекции, а неадекватная медицинская инфраструктура будет быстро разрушена ​​спросом на лечение.

Распространение вируса в провинции Хубэй, Китай, на ранних этапах увеличивалось на 30% ежедневно. В этих условиях ни один сектор общества не останется в стороне, но наиболее пострадает наименее удачливый с точки зрения богатства и привилегий. Закрытые границы и принудительные карантинные меры принесут большие трудности тем, кто занимается сельским хозяйством и работает, не получая регулярную оплату. Силы безопасности будут обязаны поддерживать порядок, но их может оказаться недостаточно для оказания помощи медицинским властям из-за потенциального масштаба и воздействия проблемы.

Правительства Каспийского бассейна получили достаточно предупреждений из других стран, видели воздействие инфекции на своих соседей, особенно в Китае и Иране, в связи с чем предприняли ряд необходимых мер и извлекли уроки из ошибок других. Однако проблема для сектора безопасности заключается в том: как лучше всего использовать силы безопасности с учётом их ограниченных средств и возможностей в этой ситуации?

Силы безопасности, скорее всего, столкнутся с четырьмя очень сложными задачами: защита границ и внутренних кордонов от миграции уже заболевших; обеспечение безопасности государственных учреждений; оказание гуманитарной помощи нации; оказание прямой поддержки медицинскому сообществу в его борьбе с эпидемией. Большинство центральноазиатских государств могут выполнить одну или две задачи достаточно хорошо. Но даже тогда выполнение этих задач будет ограничено из-за нехватки финансирования, материальных ресурсов и органического опыта для хорошей работы. В итоге правительства должны будут выбрать первоочередные задачи, которые будут решаться силами безопасности с их ограниченными ресурсами.

Непосредственная проблема заключается в том, как остановить распространение вируса через границы и в крупные городские районы. Усиление пограничного контроля, по-видимому, позволяет решить эту проблему, но здесь возникают другие сложности в виде препятствий для законной торговли. Тем не менее, пограничный контроль существенно менее эффективен, если он не включает возможности проверки, тестирования и карантина. Для внутреннего контроля за перемещением населения потребуются кордоны, и силы безопасности смогут помочь национальным властям в выполнении этой задачи в таких масштабах, которые могут потребоваться. Однако вооруженные силы, как правило, не особо хорошо подготовлены к внутренним операциям.

Некоторые правительства будут обеспокоены безопасностью различных правительственных учреждений и развернут силы для обеспечения безопасности этих организаций. Основные функции правительства также должны быть защищены от вандализма и беззакония. Кроме того, критически важная инфраструктура, такая как коммуникации, больницы, склады оборудования и снабжения, центры распределения продуктов питания, производства электроэнергии и другие, могут нуждаться в обеспечении безопасности для беспрерывной работы.

Военные силы могут быть использованы для оказания гуманитарной помощи населению. Распределение воды и продуктов питания в отдаленные или изолированные районы занимает первое место в списке главных задач. Обследования и оценки пандемии в различных районах могут проводиться, если они подготовлены специалистами общественного здравоохранения и реализуются под их контролем. Материально-техническая поддержка, такая как помощь в транспортировке и распределении, может быть чрезвычайно полезной, когда границы закрыты, а передвижение транспорта запрещено.

Военно-медицинские службы подготовлены для лечения ранений и травм, а не для лечения инфекционных заболеваний дыхательных путей. В связи с этим вооруженные силы будут иметь ограниченную полезность при лечении пострадавшего населения. Скорее, они были бы более полезными  для материально-технического обеспечения и оказания прямой поддержки больницам и клиникам. Практикующие военно-медицинские работники могут оказать помощь в проведении скрининга, тестирования и практической поддержки в широком масштабе. Они также могли бы помочь с медицинской эвакуацией и, возможно, создать полевые госпитали.

Может возникнуть некоторый оппортунизм в сфере безопасности, когда государства используют кризис для противодействия предполагаемым угрозам политической оппозиции правительству в рамках усиления мер безопасности, контроля над населением и ресурсами. В частности, некоторые группы населения, такие как уйгуры в Таджикистане, могут столкнуться с усилением давления со стороны таджикских сил безопасности или даже со стороны китайских сил, патрулирующих границы Таджикистана со своей небольшой базы в Горном Бадахшане.

К сожалению, пандемия распространяется на государства Центральной Азии в тот момент, когда мировые цены на нефть снижаются и ограничивают средства, доступные для вариантов реагирования и занятости. Страны, не имеющие денег, не смогут покупать новое оборудование и медикаменты в объеме, необходимом для противодействия длительной вспышке вируса. Существующие запасы должны быть достаточными в ближайшем будущем, и международная помощь, когда она будет доступна, поступать беспрепятственно и в достаточном объёме.

Перед странами Каспийского региона будет поставлена ​​задача всесторонне реагировать на пандемию COVID-19, которая распространяется на его население. Это потребует как помощи вооруженных сил, так и разумного использования других возможностей. Кроме того необходима осознанная оценка рисков и понимание того, что не все задачи можно решить с помощью вооружённых сил.

Каспийский политический центр – ведущий американский мозговой центр, специализирующийся на изучении политической и экономической ситуации в Каспийском регионе, а также вопросов региональной безопасности. 

Перевод материала подготовлен редакцией портала «Каспийский вестник».

Оригинал материала доступен по ссылке: Caspian Security at the Crossroads: In the Cross Hairs?

Фото: Санитарный кордон на казахстанскоо-китайской границе. Источник: almaty.tv

10 апреля, 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели