Конвенция о статусе Каспия вывела отношения прикаспийских стран на новый уровень — Сергей Жильцов
Аналитика, Комментарии экспертов

Конвенция о статусе Каспия вывела отношения прикаспийских стран на новый уровень — Сергей Жильцов

Во время прошедшего 19-20 сентября в Астрахани Четвёртого каспийского медиафорума представители редакции портала «Каспийский вестник» взяли интервью у российского учёного, доктора политических наук Сергея Сергеевича Жильцова. Собеседник редакции — автор многочисленных статей, посвященных развитию стран постсоветского пространства, региональных процессов, в том числе, в Каспийском регионе. Основные его работы, связанные с изучением каспийской проблематики: «Геополитика Каспийского региона», «Новый Каспий», «США в погоне за Каспием», «Каспийская трубопроводная геополитика», «Политика России в Каспийском регионе» и др.

Сергей Сергеевич, 12 августа произошло наиболее долгожданное событие Каспийского региона – подписание Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. В чём Вы видите её главное значение?

Подписание Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, безусловно, важное и знаковое событие для региона. Этот документ вывел отношения прикаспийских государств на новый уровень. Подписание соглашения подвело черту под многолетними переговорами стран Каспия. Переговорный  процесс, который предшествовал этому событию, имел достаточно сложный характер. При этом, сложным он был не столько из-за юридических аспектов этой проблемы, сколько из-за непростой политической ситуации, связанной с определением статуса Каспия. Страны Каспийского региона прошли разные этапы развития двусторонних и многосторонних отношений. В 90-х годах прошлого века отношения между прикаспийскими странами складывались весьма не просто. В то время Баку и Астана продвигали собственные подходы к определению статуса Каспийского моря.

Подписание в августе Конвенции о правовом статусе Каспийского моря — это прорыв, поскольку создана законодательная основа для дальнейшего сотрудничества. Конвенция, по большей части, подвела черту под многолетними переговорами. Полностью эта юридическая проблема пока не урегулирована и сторонам ещё предстоят переговоры.

Как Вы оцениваете перспективы решения региональных проблем, выведенных за рамки Конвенции  – разграничения дна Южного Каспия и выработки методики установления прямых исходных линий?

Если говорить о разграничении дна, то сложно ожидать прорыва на этом направлении. Страны имеют разные интересы. Иран из всех стран в наименьшей степени заинтересован в скорейшей разработке каспийских богатств. Основные месторождения полезных ископаемых расположены в других частях этой страны. Поэтому Тегерану спешить незачем.

Как Вы оцениваете перспективы реализации проекта Транскаспийского газопровода, решение о строительстве которого согласно положениям Конвенции формально требует согласия только тех стран, по чьим участкам морского дна он будет проложен?

Здесь ситуация также не сильно изменилась. В Конвенцию внесены соответствующие положения. Кроме того, появился другой юридически обязывающий документ – Протокол к Тегеранской конвенции об оценке воздействия на окружающую среду, подписанный летом этого года. Данный документ предусматривает согласование решений, связанных со строительством магистральных трубопроводов. Это предусматривает проведение определенных экологических процедур, которые естественно займут какое-то время.

Сегодня политическое руководство прикаспийских стран демонстрирует конструктивный настрой на планомерное решение наиболее актуальных проблем региональной ситуации. На Ваш взгляд, существует ли вероятность изменения наметившегося стабильного вектора развития региональной ситуации?

Думаю, что страны заинтересованы в продолжении сотрудничества и решении острых вопросов. Отражением этого служат решения о налаживании дальнейшего сотрудничества многостороннего и двустороннего взаимодействия в транспортной сфере, в экономике. Обсуждаются перспективы создания региональной организации, которая позволила бы расширить координацию и как раз совместно решать острые вопросы.

В этом году одним из наиболее резонансных событий в регионе стало подписание протокола между США и Казахстаном о включении портов Актау и Баку в схему транзита американских грузов в США. Как данное событие может повлиять на ситуацию в регионе?

Во-первых, американо-казахстанское сотрудничество на данном направлении не ново. Некоторое время назад Россия тоже довольно активно участвовала в подобном транзите. Казахстан, как суверенная страна имеет право на подобное взаимодействие с США. Думаю, это сотрудничество не выйдет за те рамки, которые определила подписанная в Актау Конвенция, то есть неприсутствия вооруженных сил внерегиональных стран в регионе. Во-вторых, Казахстан, подписав соглашению о правовом статусе, вряд ли пойдёт на сознательное его нарушение. Это не в интересах Астаны. Сегодня казахстанское руководство заинтересовано в увеличении добычи углеводородов, привлечении дополнительных инвестиций в развитие своей экономики, что определяется долгосрочными интересами Казахстана.

Конвенция о правовом статусе Каспийского моря, как и любой другой международный документ, должна пройти процедуру ратификации. Каковы, на Ваш взгляд, перспективы одобрения этого основополагающего документа парламентами государств региона?

Во всех странах региона перед подписанием Конвенции прошли консультации между различными политическими силами и там уже сформирован какой-то консенсус по этому вопросу. Думаю, что Конвенция будет достаточно скоро ратифицирована, в том числе и в Иране. Тегеран, взвесив все за и против, подписал Конвенцию, тем самым согласившись с теми положениями, которые в ней изложены. Более того, все страны региона исходят из долгосрочных интересов. При принятии решения они учитывали политические взаимоотношения со своими соседями и третьими странами,вопросы экономического характера.Поэтому медлить с завершением процесса вступления в силу Конвенции не в их интересах.

В 2019 году в Туркменистане впервые пройдёт Каспийский экономический форум, новая интеграционная площадка, призванная расширить и углубить контакты деловых кругов прикаспийских стран. Можно ли расценивать его проведение как очередной шаг к созданию Организации каспийского экономического сотрудничества?

Мне сложно говорить о перспективах создания Организации каспийского экономического сотрудничества, так как это прерогатива первых лиц стран региона. Если говорить собственно о Каспийском экономическом форуме, то он создаст определённый механизм интенсификации регионального торгово-экономического сотрудничества. Если стороны нашли пути разрешения политических проблем, то вероятно будут найдены подходы в сфере экономики. Не исключено, что по результатам проведения Форума в Туркменистане, стороны выйдут на создание какой-либо нового организационного формата взаимодействия по экономическим вопросам.

Наряду с углеводородами Каспийского моря геоэкономический потенциал региона определяется его географическим расположением на пересечении как уже существующих, так и перспективных транспортных проектов, пролегающих в меридиональном направлении Восток-Запад и в широтном — Север-Юг. Вместе с тем, грузооборот портов региона сегодня крайне мал, что говорит о том, что пока эта отрасль каспийской экономики развита слабо. На Ваш взгляд, когда эта ситуация может претерпеть кардинальные изменения?

Транспортная сфера Каспийского региона –это наиболее острая в плане конкуренции область экономического взаимодействия прикаспийских стран и в тоже время – наиболее динамично развивающаяся. Если посмотреть на статистику грузооборота по региону за последние три года, то видно, что он значительно вырос. При этом рост произошёл не за счёт использования территории России, а через территорию сопредельных с Россией государств.

В последние годы прикаспийские страны вкладывают значительные ресурсы в развитие портов, создание транспортной инфраструктуры. Если обратится к недавно принятой в России Стратегии развития российских морских портов на Каспии, то можно увидеть, что Россия начинает проигрывать в конкуренции своим соседям в регионе. Поэтому существует необходимость уделять повышенное внимание развитию транспортной сферы на Каспии. Здесь необходимо иметь набор чётких мер по исправлению ситуации, принимать конкретные решения в сфере тарифной политики, улучшения инфраструктуры и т.п.

Ну и в заключение, хотелось бы узнать Ваше мнение по примерным срокам проведения Шестого Каспийского саммита, который положит начало новому этапу диалога прикаспийских государств?

Об этом сегодня сложно судить. Как известно, создаётся новый механизм  пятисторонних консультаций. Прежняя Специальная рабочая группа прекратила свою деятельность. Теперь представители стран региона будут контролировать ход реализации положений Конвенции. Во многом от этого будет зависеть, насколько скоро у глав прикаспийских государств возникнет необходимость встретиться вновь. Если все рабочие вопросы будут решаться на уровне внешнеполитических ведомств стран региона, то проведение Шестого Саммита глав прикаспийских государств может пока и не потребоваться.

Спасибо за содержательную беседу!

Сентябрь 27, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели