Конвенция по правовому статусу Каспия согласована, но вопросы всё еще остаются
Колонка редактора

Конвенция по правовому статусу Каспия согласована, но вопросы всё еще остаются

На этой неделе успешно завершилось заседание Совета министров иностранных дел прикаспийских государств в Москве. Основные итоги мероприятия на правах хозяина огласил министр иностранных дел России Сергей Лавров (1).

Он, в частности, отметил, что стороны предметно обсудили вопросы текущей повестки дня на Каспии и уделили приоритетное внимание работе над проектом Конвенции о правовом статусе Каспийского моря.В результате представителям стран региона удалось «согласовать все  остававшиеся открытыми ключевые положения Конвенции, фактически текст Конвенции готов». В ближайшее время будет проведена его редакторская доработка, перевод на национальные языки, внутригосударственная подготовка в каждой из стран к подписанию на высшем уровне.

Сделать это стороны рассчитывают на Пятом каспийском саммите, который ориентировочно состоится в Казахстане в первой половине следующего года. Однако окончательное решение по срокам саммита примет руководство Казахстана.

Более подробно о характере достигнутых в Москве договоренностей по статусу Каспия сообщил заместитель министра иностранных дел, член рабочей группы от Азербайджана Халаф Халафов (2).

Он отметил, что согласно конвенции, прикаспийские страны признают суверенитет, суверенные и исключительные права, юрисдикцию друг друга. В документе также воплощены на практике положения совместного заявления глав прикаспийских государств по итогам Четвертого каспийского саммита в Астрахани, касающиеся территориального разграничения. На Каспийском море 15 миль будут определены как зона территориальных вод, 10 миль – зона рыболовства, остальная часть будет предназначена для общего пользования и других целей.

Дно Каспийского моря будет разделено по модифицированной срединной линии на национальные сектора по аналогии с ранее заключенными договоренностями между Россией, Казахстаном и Азербайджаном и между Казахстаном и Туркменией.

Со слов Х.Халафова, в Конвенции также отражены правила прокладки трубопроводов. Предусматривается, что решать эти вопросы будут те страны, в чьих секторах планируется прокладка трубопроводов. Кроме этого, в конвенции отражаются также принципы безопасности судоходства, сохранения военного баланса, соблюдения странами Каспийского бассейна интересов национальной безопасности друг друга, право беспрепятственного прохода по внутренним водным путям и др.

Таким образом, результаты прошедших в ходе совещания министров иностранных дел переговоров о выработки Конвенции о правовом статусе Каспийского моря можно оценить как достаточно позитивные. Вместе с тем, нельзя не обратить внимание на тот факт, что данное соглашение будет во многом носить рамочный характер и существенная часть наиболее проблемных вопросов ситуации в регионе странам предстоит решать в рамках двух- и трехсторонних переговоров. В первую очередь, это будет касаться вопроса разграничения дна Каспийского моря.

Халаф Халафов, выступая на пресс-конференции в Баку, уточнил, что в Конвенции нашли отражение рамочные принципы документов Азербайджан-Казахстан, Азербайджан-Россия и Азербайджан-Казахстан-Россия о разделе дна Каспия. Договоренности о разделе дна в южной части Каспийского моря будут осуществляться, с его слов, в соответствии с терминами международного права по разделу моря на сектора. Как продолжение материка и материковой части в переговорах будут учитываются и острова. В зависимости от границ и их длины, будет проведен итоговый раздел на основе согласованного метода. В связи с этим, Халафов сообщил о готовности азербайджанской стороны продолжить переговоры с Ираном и Туркменистаном для достижения согласия и подготовить свой вариант соглашения.

Таким образом, положения, регулирующие вопрос определения принадлежности ряда спорных нефтегазовых месторождений Каспия вынесен за рамки Конвенции, что, несомненно, будет вносить отдельные элементы напряженности во взаимоотношения соседей в южной части Каспийского моря.

Еще одним важным вопросом является определение принципов прохождения исходных линий, от которых будет отчитываться ширина территориального моря и национальной рыболовной зоны в морской акватории. Как будет решаться этот вопрос, министры иностранных дел сторон в ходе своих заявлений для прессы не озвучили.

При этом, в соответствии Конвенцией Организации Объединённых Наций по морскому праву, подписанной в ямайском городе Монтего-Бэй в декабре 1982 года, базовым международно-правовым документом по морскому праву, каждое государство имеет право устанавливать ширину своего территориального моря до предела, не превышающего двенадцати морских миль, отмеряемых от исходных линий, определенных в соответствии с настоящей Конвенцией.

В Конвенции предусмотрены соответствующие принципы определения порядка прохождения этих исходных линий, которые на данный момент реализованы только в Российской Федерации, единственной из прикаспийских стран, ратифицировавших Конвенцию ООН. Казахстан, Азербайджан и Туркменистан этот базовый документ по морскому праву до настоящего времени не подписали, а Иран подписал, но не ратифицировал, что позволяет им не принимать на себя обязательства, предусмотренные в Конвенции.

Таким образом, этот вопрос остается на усмотрение стран Каспийского региона и должен быть решен на основе их консенсуса. Здесь стоит отметить один важный аспект, который может осложнить переговоры о принципах определения исходных линий. В соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву прибрежное государство в исключительной экономической зоне (в качестве которой на Каспии можно, к примеру, считать национальный морской сектор дна моря) имеет исключительное право сооружать, а также разрешать и регулировать создание, эксплуатацию и использование искусственных островов, установок и сооружений в целях разведки, разработки и сохранения природных ресурсов, как живых, так и неживых.

Известно, что страны региона, в особенности Казахстан, активно практикуют строительство подобных сооружений в прилегающей морской акватории. В соответствии с Конвенцией прибрежное государство имеет исключительную юрисдикцию над такими искусственными островами, установками и сооружениями. Прибрежное государство может там, где это необходимо, устанавливать вокруг таких искусственных островов, установок и сооружений разумные зоны безопасности, ширина которых определяется с учетом применимых международных стандартов, но не более чем на 500 метров, отмеряемых от каждой точки их внешнего края. Однако Конвенция не предполагает, что эти сооружения могут иметь статус островов. По морскому праву они не имеют своего территориального моря, а их наличие не влияет на определение границ территориального моря, исключительной экономической зоны или континентального шельфа.

В связи с этим, здесь возникает определенная коллизия, которую прикаспийским государствам необходимо  как-то решать. Наверняка страны региона, не принявшие на себя обязательства Конвенции ООН по морскому праву захотят сохранить суверенитет над построенными в акватории Каспия объектами и постараться придать им статус островов, от которых будет отмеряться исходные линии. Но в таком случае будет существенно сужаться общее водное пространство в акватории Каспийского моря, что ограничивает права других стран региона на свободное мореплавание.

Вопрос, безусловно, сложный. Тот факт, что по результатам совещания в Москве не озвучено решение по исходным линиям может свидетельствовать о том, что он решен не до конца, а, возможно, будет вынесен за рамки Конвенции, и соседние государства будут закрывать этот вопрос в ходе двусторонних переговоров.

Все эти факторы в совокупности не позволяют говорить о том, что вопрос о международно-правовом статусе Каспийского моря решен окончательно. Здесь можно согласиться с мнением эксперта по Каспийского региону, директора «Института Каспийского сотрудничества» Сергея Михеева, высказанным им в ходе международного моста организованного агентством Спутник-Азербайджан (3).

Эксперт, в частности напомнил о словах министра иностранных дел России Сергея Лаврова о том, что соглашение по статусу Каспия практически уже достигнуто. При этом он указал на то, что данное соглашение все-таки будет подписано на саммите глав прикаспийских государств, который пока еще не состоялся.

«Также, насколько я понимаю, детали соглашения не разглашаются именно потому, что стопроцентной уверенности в том, что подписание произойдет, нет», — сказал Михеев.

Этот вопрос, по словам эксперта, обсуждается несколько десятков лет, стороны уже не в первый раз подходят к окончательному варианту и потом вдруг оказывается, что нет, пока еще ничего не готово. Он также напомнил, что саммит глав прикаспийских государств в Казахстане тоже уже не первый год откладывается. Михеев отметил, что, если удастся действительно подписать Конвенцию, это будет значительный шаг вперед. Но при этом он все же посоветовал подождать того момента, когда документ будет подписан, Тот факт, что стороны стараются не вдаваться в детали, а просто выражают оптимизм, говорит о том, что опасения у них все еще остаются.

Вне зависимости от того, как скоро будет подписано соглашение о статусе Каспия, положительное влияние на ситуацию в регионе, безусловно, окажет достижение понимания сторон о других аспектах договорно-правовой базы сотрудничества прибрежных стран в наиболее актуальных областях.

Глава МИД РФ на пресс-конференции 5 декабря отметил, что успешно претворяются в жизнь решения Астраханской встречи на высшем уровне 2014 г. В частности, вступили в силу все подписанные на саммите в Астрахани соглашения: по биоресурсам, гидрометеорологии и о предотвращении чрезвычайных ситуаций на Каспии.

Стороны договорились продолжать энергично содействовать реализации новых, перспективных совместных проектов. Большое внимание на московской встрече стороны уделили транспортной сфере в различных ее аспектах – от развития инфраструктуры и торгового судоходства до повышения безопасности мореплавания, а также углублению экономического взаимодействия в рамках «пятерки».

По инициативе Туркменистана идет активная работа по подготовке межправительственных соглашений по экономическому сотрудничеству и взаимодействию в сфере транспорта.

Ведется работа по подготовке отдельных протоколов сотрудничества между правоохранительными структурами в таких сферах, как борьба с браконьерством, терроризмом и организованной преступностью.

Продолжается взаимодействие на Каспии по линии оборонных ведомств. В этом году практически все прибрежные государства обменялись дружескими визитами кораблей ВМС. Летом с большим успехом прошел международный конкурс «Кубок моря-2017». На будущий год запланированы совместные учения.

В весьма продвинутой стадии  согласования, по словам Лаврова, находится и проект Соглашения о предотвращении инцидентов на Каспийском море – базовый для формирования прочной системы мер доверия в регионе.

Не забывают страны региона и о вопросах экологии. Констатирована  готовность стран в самое ближайшее время принять Протокол об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (ОВОС) к Тегеранской конвенции по защите морской среды Каспийского моря.

На основании вышеизложенного следует сделать вывод, что страны Каспийского региона по результатам многолетнего переговорного процесса существенно продвинулись в вопросах выработки окончательного текста Конвенции о правовом статусе Каспийского моря и углубления  регионального сотрудничества в таких ключевых сферах, как экономика, транспорт, безопасность, экология и т.д.

Вместе с тем, говорить о том, что все ключевые проблемы региона уже решены преждевременно. Сделать прогноз о том, как будут развиваться события в среднесрочной перспективе довольно сложно. При этом не стоит забывать об интересе внешних игроков на Каспии, в первую очередь, Вашингтона. Американская администрация, наверняка, не будет безучастно смотреть на то, как сужается сфера реализации её внешнеполитических и геополитических интересов в этом ключевом регионе Евразийского континента. Геополитическое положение о ключевом значении контроля над Евразией – Хартлендом, в деле установления мирового господства, никто сомнению не подвергает, что позволяет предположить, что Каспий еще станет местом ожесточенного соперничества ведущих мировых центров силы.

 

Подробнее см.:

  1. Выступление Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам Совещания министров иностранных дел прикаспийских государств, Москва, 5 декабря 2017 года, http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2978643
  2. Халаф Халафов — о переговорах по статусу Каспия, https://ru.sputnik.az/azerbaijan/20171206/413072798/rossija-azerbajdzhan-kazahstan-iran-turkmenistan-status-kaspija.html
  3. Каспий наконец станет по-настоящему морем сотрудничества, https://ru.sputnik.az/azerbaijan/20171206/413071170/azerbajdzhan-kaspijskoe-more-status-kaspija-kazahstan-rossija-iran-turkmenistan.html
Декабрь 10, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели