Мягкая сила Китая на Южном Кавказе
Аналитика, Зарубежные материалы по Каспию

Мягкая сила Китая на Южном Кавказе

2 марта 2020 года на портале Института Центральной Азии и Кавказа The CACI Analyst опубликована статья Нурлана Алиева под названием «Мягкая сила Китая на Южном Кавказе» («China’s Soft Power in the South Caucasus»). В преамбуле к статье автор обращает внимание, что 26 декабря 2019 года Грузинский национальный музей представил новую выставку под названием «Китайское искусство в Грузинском национальном музее», посвященную 70-летию Китайской Народной Республики, а также презентовал книгу на эту тему грузинских авторов. В рамках этого проекта, поддержанного посольством Китайской Народной Республики в Грузии, в период с декабря 2019 года по февраль 2020 года в Тбилиси проходило несколько выставок работ китайских художников. В этой связи Н.Алиев отмечает, что в последние годы растущее экономическое присутствие Китая на Южном Кавказе сопровождается развитием культурных и образовательных отношений между Китаем и государствами региона.

Текущее положение: растущий масштаб китайского сотрудничества с Южным Кавказом в последние годы превратил Пекин в весьма влиятельную силу в регионе. Ключевой составляющей этих отношений являются экономические интересы всех вовлеченных сторон. Китай подписал ряд официальных документов с Грузией, Арменией и Азербайджаном об их участии в инициативе «Пояс и путь» (BRI). Среди них — соглашение о свободной торговле Китая с Грузией в 2017 году, первое на постсоветском пространстве. Если десять лет назад Китай начинал с весьма низкого уровня своего присутствия на Кавказе, то в настоящее время Пекин входит в первую десятку крупнейших торговых партнёров Грузии, на долю которого пришлось более 5 процентов экспорта Грузии в 2018 году.

Более 40 процентов товарооборота Китая с регионом приходится на Азербайджан. Железная дорога Баку-Тбилиси-Карс считается одним из основных компонентов глобального транспортного проекта Пекина в регионе, в котором Азербайджан является ключевым участником. Еще одним стратегически важным проектом Азербайджана является Бакинский международный морской торговый порт в Аляте, который Китай поддержал за счёт поставки оборудования на основе межправительственного грантового соглашения, подписанного между Пекином и Баку.

Согласно официальным данным армянской стороны, в последние несколько лет Китай является вторым по величине торговым партнером Армении. В первом полугодии 2019 года китайско-армянский товарооборот вырос почти на 50 процентов, до 342 млн долларов. С 2012 года Китай предоставил Армении не менее 37 миллионов долларов экономической помощи, а также пожертвовал стране сотни общественных автобусов и автомобилей скорой помощи. Кроме того, Китай в последние годы оказывает военную помощь как Армении, так и Азербайджану, а также направляет в Грузию военные делегации высокого уровня.

Основными инструментами мягкой силы Китая на Южном Кавказе, как и во всем остальном мире, являются институты Конфуция. Наряду с этим Китай спонсирует ряд гуманитарных, культурных и образовательных проектов в странах Южного Кавказа.

На Южном Кавказе синофобские настроения среди населения не столь сильны, как в Центральной Азии, что, вероятно, связано с географической удаленностью от Китая и низким числом китайских трудовых мигрантов в трех республиках. Однако экономическая деятельность Китая в регионе иногда вызывает негативную реакцию. Так, в 2013 году Национальный фронт Грузии устроил небольшой пикет против планируемой свободной экономической зоны в Тбилиси, принадлежащей китайской Hualing Industry and Trade Group. Протестующие требовали, чтобы соглашение, подписанное в 2012 году между китайской стороной и предыдущим грузинским правительством, было официально обнародовано, а новое правительство при этом ввело ограничения на количество китайских рабочих, въезжающих в Грузию.

Перспективы: хотя усилия, которые Китай прилагает в сфере применения «мягкой силы», различаются в зависимости от уровня важности для него той или иной страны, в целом подход Пекина в этом отношении к странам Южного Кавказа качественно не отличается от общей стратегии китайского руководства. Инструменты мягкой силы Китая состоят из культурных и образовательных проектов и технической помощи, а институты Конфуция начали работать в регионе в конце 2000-х годов.

Институт Конфуция при Ереванском государственном лингвистическом университете им. А. Н. Брюсова был создан в 2008 году и официально открыт в феврале 2009 года. В 2018 году Китай также открыл современную школу искусств в Ереване, в которой сотни армянских детей будут изучать китайский язык в дополнение к предметам, преподаваемым в средних и старших классах школ по всей Армении. По словам армянских чиновников, китайское правительство потратило более 12 миллионов долларов на строительство и оснащение школы. Она рассчитана на 405 студентов в возрасте от 10 до 18 лет, которые будут проходить интенсивные языковые курсы, преподаваемые китайскими учителями. Об этом сообщила директор ереванского Китайского центра науки и культуры Изабелла Мурадян EurasiaNet.org. При этом тогда она отметила, что изучение китайского языка стало сегодня в Армении весьма престижным, добавив, что растущее число изучающих китайский язык армян среди молодых людей, обусловлено весьма прагматическими соображениями, так как армянская политическая и экономическая элита понимают преимущества более тесного сотрудничества с Китаем. Китай продемонстрировал повышенный интерес к Армении в 2017 году, когда приступил к строительству нового здания посольства в Ереване. По данным Azatutyun.am посольский комплекс площадью 40 000 кв. м станет второй по величине китайской дипломатической миссией на постсоветском пространстве и вторым по величине посольством в Армении после Посольства США.

В Азербайджане Институт Конфуция при Бакинском государственном университете был создан в 2010 году и открыт в 2011 году. В 2012 году институт открыл центр при Академии государственного управления, а в 2016 году – дополнительный центр при Азербайджанском университете языков. Помимо языковых курсов и культурных проектов, Институт Конфуция в Баку также проводит исследования по вопросам участия Азербайджана в реализации BRI. В Азербайджанском университете языков китайский язык изучают более 70 студентов на уровне бакалавра по специальности «Регионоведение». Согласно межгосударственному соглашению, Министерство образования Азербайджана ежегодно направляет в Китай до 50 студентов, а Институт Конфуция направляет студентов с вышеуказанных языковых курсов на годичную образовательную программу в Китай. Кроме того, с 2003 года китайские студенты обучаются в Азербайджанской государственной нефтяной академии в Баку.

Институт Конфуция при Тбилисском Свободном университете был создан в 2010 году. По словам посла Китая в Грузии, языковые курсы предлагаются в 26 университетах и средних школах Грузии. Он отметил, что ежегодно 25 грузинских студентов продолжают обучение в китайских вузах на стипендию, выплачиваемую правительством КНР. Кроме того, 20 учителей китайского языка и добровольцев ежегодно приезжают в Грузию, чтобы преподавать китайский язык и культуру. 15 февраля 2019 года правительства Грузии и Китая подписали соглашение о популяризации изучения китайского языка на грузинской территории. Соглашение позволит общеобразовательным школам Грузии проводить уроки китайского языка для учащихся в соответствии с национальным стандартом учебной программы.

Однако Китай до сих пор не создал своих собственных медиа-проектов на Южном Кавказе. По словам д-ра Васифа Гусейнова из бакинского Центра анализа международных отношений, в регионе нет ни одного спонсируемого Китаем средства массовой информации, вещающего на местных языках и проецирующего китайские интересы на внутренние и региональные дела. Это резко контрастирует с деятельностью других внешних субъектов, то есть России и западных государств, на Южном Кавказе.

Выводы: хотя влияние мягкой силы Китая на Южном Кавказе слабее, чем аналогичная деятельность других внешних акторов, усиление экономического присутствия Пекина в регионе в последние годы будет способствовать постепенному изменению ситуации. Сдержанная и осторожная стратегия Китая, главным образом, нацеленная на элиты стран региона, подразумевала весьма ограниченные усилия по влиянию на более широкую общественность Южного Кавказа. Однако по мере того, как его экономическое участие продолжает расти, Китай, вероятно, увеличит свои культурные и образовательные усилия на Южном Кавказе. Более того, элиты трех республик рассматривают Китай как альтернативу России и Западу в плане экономического сотрудничества. При этом важно, что Китай не продвигает собственную политическую повестку дня, не выдвигает требований по участию кавказских республик в каких-либо альянсах и не требует каких-либо внутренних реформ, по крайней мере пока. Эти обстоятельства также позволяют кавказским элитам  рассматривать «мягкую силу» Китая на  Южном Кавказе в позитивном свете.

Об авторе: Нурлан Алиев – кандидат политических наук, научный сотрудник факультета политологии и международных исследований Варшавского университета. Получил стипендию Вышеградского фонда на 2018-2020 годы. С 2000 по 2017 год работал экспертом в различных правительственных, неправительственных и международных организациях. Его исследования посвящены политическим процессам и процессам обеспечения безопасности в России и странах постсоветского пространства, а также асимметричным военным угрозам.

Подготовил: Влад Кондратьев

Фото: Институт Конфуция в Азербайджанском университете языков. Источник: azertag.az

31 марта, 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели