Ожидать ли создания на Каспии военной базы США
Безопасность и милитаризация, Колонка редактора

Ожидать ли создания на Каспии военной базы США

В последние дни одним из самых обсуждаемых событий в российском медиа-пространстве является одобрение верхней палатой казахстанского парламента протокола к Соглашению об обеспечении коммерческого железнодорожного транзита через территорию РК, направленного на оказание поддержки стратегии США по Южной Азии путем предоставления постоянного логистического содействия и доступа к Афганистану.

В российских СМИ данное событие, в основном, интерпретируется как согласие Астаны на размещение военной базы в Каспийском море. Однако, по мнению редакции нашего портала, данное утверждение далеко от реальности и обусловлено любовью журналистов к «красивым заголовкам», привлекающим внимание обывателей. Оценивая значение подписанного американо-казахстанского соглашения необходимо, в первую очередь, опираться на факты, а не на умозрительные заключения. Наш портал ранее уже писал о заключенном соглашении и его возможном влиянии на военно-политическую и геополитическую ситуацию на Каспии, однако возникший в СМИ ажиотаж, по нашему мнению, требует некоторых дополнений.

Чтобы составить целостное представление о характере казахстанско-американских договоренностей, мы предлагаем нашей аудитории ознакомиться с текстом соглашения, точное название которого выглядит следующим образом – Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правительством Соединенных Штатов Америки об обеспечении коммерческого железнодорожного транзита специального груза через территорию Республики Казахстан в связи с участием Соединенных Штатов Америки в усилиях по стабилизации и восстановлению Исламской Республики Афганистан (Официальный сайт МИД РК — Вступило силу 14.07.2010 г., ссылки на текст соглашения, протокола).

Статья 1 соглашения характеризует общую направленность и содержание заключенного договора. В соответствии с ней, договор определяет процедуры для коммерческого железнодорожного транзита бронированных транспортных средств на колесном ходу, моторизованных, без вооружений, а также сопровождающего персонала, в том числе провоза в обратном направлении таких транспортных средств и персонала американской Стороной через территорию Республики Казахстан для целей поддержки международных усилий по обеспечению безопасности, стабилизации и восстановлению Афганистана.

Во второй статье дается определение терминов, использующихся в соглашении. Здесь важны два понятия – «специальный груз», определяемый как бронированные транспортные средства на колесном ходу моторизованные, без вооружений, перевозимые в стандартных контейнерах, либо в закрытой таре (каждая единица специального груза не превышает вес 60 тонн брутто и габариты груза не превышают величин, принятых на железных дорогах колеи 1520 мм); а также «сопровождающий персонал» —  невооруженные лица, нанятые юридическим лицом, связанным договором с американской Стороной или от ее имени, которые могут сопровождать специальный груз.

В статье 3 соглашения определяются маршруты транзита специального груза. Именно в эту статью вносятся изменения в соответствии с подписанным в Вашингтоне протоколом. Кроме этого, в ней описываются процедуры получения разрешения на коммерческий железнодорожный транзит специального груза, порядок предоставления информации казахстанской стороне о наименовании и адресе отправителя специального груза, станции отправления и назначения, наименовании получателя  и т.д.

Статья 4 соглашения определяет обстоятельства, которые могут стать основанием для отказа в выдаче разрешения на коммерческий железнодорожный транзит или аннулировании уже выданного разрешения. Таковыми, в частности, являются не соответствие коммерческого железнодорожного транзита положениям Соглашения или угроза национальной безопасности Республики Казахстан.

Статьи 5 – 8 соглашения определяют правовой статус  сопровождающего персонала, которым как мы ранее отмечали, являются невооруженные лица, нанятые юридическим лицом, связанным договором с американской Стороной или от ее имени, которые могут сопровождать специальный груз.

Этими положениями, в частности, предусмотрено, что сопровождающий персонал не может покидать железнодорожный состав без разрешения компетентных органов Республики Казахстан, за исключением случаев технического осмотра железнодорожного состава и специального груза, а также когда нахождение в железнодорожном составе ставит под угрозу жизнь или здоровье сопровождающего персонала. Из этого положения можно сделать вывод, что наличие американских военнослужащих в портах Актау и Курык, которые будут обеспечивать транзит, соглашение не предусматривает. В связи с этим, говорить о создании в казахстанских портах военной базы США для обеспечения коммерческого транзита специального груза не уместно.

Также следует отметить, что на сопровождающий персонал распространяется уголовная юрисдикция Республики Казахстан, специальный груз и сопровождающий персонал подлежат пограничному и таможенному контролю и, при необходимости, другим видам контроля. Это позволяет предположить, что сопровождающим персоналом вряд ли могут быть американские военные, которые, как правило, в странах военного присутствия США пользуются статусом близким к дипломатическому.

Статьи с 9 по 13 предусматривают различные технические стороны соглашения, такие как порядок возмещения расходов и ущерба, передачи информации о грузе третьей стороне, порядок разрешения споров и разногласий между Сторонами, вступления в силу и прекращения действия договора.

Таким образом, соглашение об обеспечении коммерческого железнодорожного транзита через территорию РК и одобренный Сенатом РК договор никоим образом не предполагают возможность размещения военнослужащих и военных баз США на Каспии. Однако, мы не будем отрицать, что сам факт американского военного транзита в регионе окажет определенное влияние на ситуацию на Каспии.

Здесь следует сделать экскурс в события пятилетней давности, когда российское экспертное сообщество, по аналогии с нынешними событиями, было взбудоражено заявлением Президента Казахстана в ходе очередной конференции в рамках Стамбульского процесса, прошедшей 26 апреля 2013 года в г. Алматы. В присутствии министров иностранных дел и высокопоставленных представителей 30 государств, в том числе прямых и региональных соседей Афганистана, а также ряда международных и региональных организаций, Нурсултан Назарбаев заявил о подготовке Казахстана к расширению транзитного потенциала для поставляемых в Афганистан грузов НАТО за счет каспийского порта Актау.

Данное заявление многими экспертами тогда было воспринято, как констатация готовности Астаны разместить на своей территории в прикаспийском пространстве военную базу НАТО, закамуфлированную под транспортно-логистический центр, обеспечивающий транзит имущества и грузов НАТО по «Северной распределительной сети» в Афганистан.

Однако, Казахстан на тот момент уже оказывал содействие войскам коалиции в рамках реализации соглашений о транзите грузов с Альянсом, а также двусторонних договоренностей с США, Германией, Францией, Испанией и Великобританией. А включение в схему транзита порта Актау было реализовано еще в июне 2012 года, когда между Казахстаном и НАТО было заключено Соглашение об использовании морского порта Актау для транзита невоенного имущества из Европы в Афганистан и обратно. В этом соглашении был закреплен железнодорожно-морской способ транзита грузов НАТО, однако учитывая наличие в Актау современного аэропорта, в перспективе не исключалась возможность и его транзитного использования. Таким образом, заявление Н.Назарбаева по сути поставило лишь вопрос о том, в какой форме данное сотрудничество может быть расширено.

До настоящего времени этот вопрос оставался открытым. По всей видимости, бурная российская реакция вынудила казахстанскую сторону отказаться от своих замыслов, либо не выносить их на публичное обсуждение в последние пять лет. Однако подписание и последующее одобрение вашингтонского протокола в 2018 году может свидетельствовать о том, что вопрос о расширении сотрудничества Казахстана и США в сфере транзита грузов в Афганистан не только вновь выносится на повестку дня, но и решен положительно. Подключение к нему портов Актау и Курык по существу уже и есть это расширение.

Можно сказать определенно, что включение в маршрут транзита специального груза портов Актау и Курык свидетельствует о расширении масштабов казахстанско-американского сотрудничества в военной сфере. А это хоть и небольшой, но все же шаг вперед в деле военно-политического проникновения США на Каспий, который в перспективе отразится на российских позициях в регионе, а также создаст необходимые предпосылки для повышения геополитического влияния США как на Каспии, так и в Евроазиатском регионе в целом.

Здесь также уместно процитировать посла США в Казахстане Джорджа Крола в его интервью от апреля 2016 года казахстанскому информационному агентству «ИНФОПОЛЕ», где он определил условия, при которых США может понадобиться логистическая база в Центральной Азии, в том числе и в Казахстане. Тогда он отметил, что решение о создании базы будет обуславливаться состоянием обстановки в Афганистане. На момент интервью, посол не считал необходимым присутствие большого количества в стране военных из США и стран антитеррористической коалиции. Однако если произойдет рост конфликта, то вероятность создания базы на Каспии Джордж Крол не исключал.

Именно с этими фактами редакция портала «Casp-Geo» хотела ознакомить наших читателей для того, чтобы они смогли сформировать собственное мнение о значении новых казахстанско-американских договоренностей в сфере военного транзита.

Апрель 25, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели