Персидская Астрахань — статья об истории российско-иранских связей от издания «Астраханский листок»
Исторические хроники Каспийского региона

Персидская Астрахань — статья об истории российско-иранских связей от издания «Астраханский листок»

На сайте астраханского сетевого издания «Астраханский листок» опубликована интересная статья об истории российско-иранских связей и «персидском присутствии» в Астраханской области

Если Астрахань сравнить с ковром со сложным орнаментом, на котором сплелись разнообразные линии и цвета множества наций и культур, несомненно, красной шелковой нитью там пройдет персидское присутствие. Только ленивый не рассказывал про персидские подворье и мечеть — главные свидетельства активного присутствия персов в городе. Но чем жили эти люди тогда? Мы расскажем об их жизни в Астрахани. Чем они торговали, наживая несметные богатства, или разоряясь, как заключали браки и разводились, за что их побаивались местные жители, во что верили персы и какие суеверия их одолевали. За один раз охватить все не получится, поэтому давайте устроим свои сказки Шахерезады.

В своем большинстве, персы, проживающие в Астрахани, были люди торговые. Но не все. Была еще одна категория людей, которым не так повезло в жизни. Но память о них, сохранилась в определении «амбал». Да-да, широко известный факт, что так называли грузчиков персов работающих на астраханских пристанях и двенадцатифутовом рейде. В астраханском говоре «амбал» стало синонимом физически сильного человека. Но, как оказалось, не все так просто. И даже для того, чтобы устроиться работать амбалом, требовалось выполнить определенные условия.

Персы не сами приходили наниматься, их набирали подрядчики, в основном кавказские татары. Подрядчики входили в соглашение с пароходовладельцами или администрацией пароходных обществ и уже от себя набирали работников в Персии. На эту тяжелую работу заманивали высокой оплатой труда, обещали бесплатный проезд в Астрахань и обратно, а также бесплатное жилье, стол, чай, сахар и булку. Считалось, что на родине перс жует только черствый чурек, и потому для него нет нечего вкуснее булки. Получив от подрядчика деньги на несколько месяцев вперед, амбал отправлялся в неведомую Россию. Партия амбалов от 50 до 100 человек заталкивалась в тесный трюм шхуны и вывозилась подобно африканцам, отправляемых работорговцами с западного берега Африки. По прибытию в один из портов Каспийского моря перс оказывался в полной зависимости от подрядчика.

Амбалы работали как волы, таская на спине ящики по 10-12 пудов. Проработав несколько месяцев, работник являлся к подрядчику за расчетом, но получал сумму вдвое меньше обещанной. Тут ему припоминали и квартиру, и дорогу, и злополучную булку. А в случае недовольства предлагали отправиться домой за свой счет, т.к. желающих приехать на заработки и так много. Ужаснее всего была невозможность вернуться на родину. Полбеды, если амбал холост, но показаться на глаза семье без денег решались немногие. Даже если живя в режиме жесткой экономии, отказывая себе во всем, амбал и умудрялся скопить какое-то количество денег, то по приезду домой уже персидские чиновники стремились выжать из такого человека по максимуму. Поэтому в большинстве случаев амбал оставался на службе до старости, либо до полного физического истощения. Он на всю жизнь становился рабом подрядчика. Немного по-другому начинаешь смотреть на дореволюционные фотографии персов-амбалов, зная невеселую подоплеку их и без того тяжелого труда.

Вернемся к делам торговым. Рушились одни государства, появлялись новые. Но пока существовала Волга, впадающая в Каспийское море, существовала и артерия, объединяющая восточный и западный миры. Жажда богатства заставляла везти свой товар в земли, где можно было получить хорошую прибыль и купцы выгодно обменивались товарами.

Присоединение Астрахани к Русскому государству закрепило право на законный и стабильный выход к Каспию. Так наш город стал главными торговыми воротами, через которые ввозились товары. В том числе из Персии. В семнадцатом столетии персидские купцы поселились в Астрахани на постоянной основе и организовали свой Персидский (Гилянский) Торговый двор. Во второй половине 17-го века их товары (шелк-сырец, предметы роскоши, кожа, ковры, драгоценные камни, рис, пряности и т.д.) составляли большую часть импорта, популярность же таких вещей только росла. Спустя примерно сто лет персидское купечество завоюет ведущие позиции в российско-азиатской торговле на Каспийском море.

Наблюдать за растущими капиталами приезжих торговцев было неприятно. Созрело решение заняться вопросами экономического и политического благополучия региона, которое как минимум вылилось в пошлинное налогообложение и защиту интересов российских поданных. После вступления в силу положений «Жалованной грамоты городам» в 1785 году вопрос о подданстве персов, живущих в городе, был поставлен ребром.

Персидских купцов, впрочем, как и других купцов азиатского происхождения, вынудили записаться либо в мещанство, либо в гильдейское купечество. Купцов, попавших в ведение Городового Магистрата, обложили новыми налогами. Кроме того, вступившие в купечество обязывались платить ежегодный гильдейский взнос. Кто любит платить новые налоги? Ответ очевиден. Но купцам улыбнулась удача. Император Павел I после восшествия на престол стремился изменить, если не уничтожить, многое из того, что сделала его мать Екатерина II. Он удовлетворил просьбу делегатов от астраханских купцов о «переходе в бывшее до 1786 г. положение». В этой ситуации большинство персидских купцов, проживающих в Астрахани, вновь объявили себя иностранцами. Богатые же торговцы предпочитали время от времени вступать в российское гильдейское купечество первой или второй гильдии, в зависимости от объемов торговли.  Местные власти относительно удовлетворились сложившейся ситуацией.

В 1804 году началась русско-персидская война. Осенью того же года астраханского губернатора обязали арестовать имущества купцов-подданных шаха как агентов противника. В городе, в котором на протяжении столетий сплелись взаимозависимые отношения, выполнить приказ было практически невозможно. Персидское, российское, армянское купечество зачастую являлись кредиторами и гарантиями друг другу. Российско-армянского купечество объявило имущество персидского купечества своим, тем самым спасая его от конфискации.

Battle Between Persians and Russians — State Hermitage Museum

Несмотря на состояние войны, торговые отношения между странами сохранялись. Персидских купцов, состоящих в гильдии, стали автоматически считать российскими подданными, а остальных приписали к Армянскому городскому обществу. Война еще не закончилась, а вышел уже новый манифест. Согласно новому положению оптовую торговлю с заграницей и владение торговыми судами становилось привилегией российского купечества первой гильдии. Обойти этот закон уже не представлялось возможным. В этот период семи купцам-персам принадлежало восемнадцать торговых судов. В 1807 году азиатских торговцев вновь обязали определиться с подданством и гильдейским статусом. Конечно, исходя из соображений самосохранения, персы с большим состоянием вступили в подданство России.

После победы Росси, процедура обретения российского подданства упростилась еще больше. Достаточно было принести присягу на верность императору. В астраханской персидской общине 80% ее членов стало российскими подданными. Главной проблемой для персов теперь стали взаимоотношения с чиновниками у себя на родине. В Иране чужестранные купцы платили пошлину, достигающую порой двойную стоимость товара, а персы всего лишь 2,5%. Вот здесь и сослужило добрую службу то обстоятельство, что документальных свидетельств о принесении присяги российскому монарху практически не было. И персидские купцы просто прятали российские паспорта при возвращении на родину. Но и это прощалась, так как от «азиатской торговли» зависело процветание Астрахани. Соответственно, местные власти на многое закрывали глаза, руководствуясь экономической выгодой.

Таким образом, несмотря на две русско-персидские войны в первые два десятилетия 19-го века, с Астраханью были крепкие торговые связи. Деятельность персидских купцов, здесь проживающих,  нередко оценивалась на самом высоком уровне. Летом 1854 года шесть персов удостоились благодарности императора за поддержку, оказанную в период Крымской войны. Купец Аджи Али Акпер Усейнов, чьи дома до сих пор стоят на улицах Астрахани, был удостоен золотой медали на Станиславской ленте за «особо полезные заслуги». В 1878 году во время посещения Астрахани Александром Вторым, купцов-персов с ценными дарами допустили к императору как представителей отдельной социоэтнической группы.

Оборот торговли нарастал, увеличивалось количество судов на Каспийском море. В начале 20-го века грузооборот порта Энзели достиг 10 млн. пудов, из которых половина грузов приходилась на привезенные из Астрахани и Баку. В Энзели свободно шла в ход русская монета, широкое распространение имел русский язык.

Ну а дальше, вы и сами знаете, что произошло. Революционный коктейль – смешайте хаос и кровь, добавьте пороха по вкусу. В январе 1918 года был создан Мусульманский революционный комитет, агитирующий за советскую власть. Существовала интернациональная дружина грузчиков, большую часть которой составляли персы. В 1921 году в Астрахани было создано Ликвидационное отделение, занимающееся закрытием церквей и мечетей. Но в повести Юрия Селенского «Не расти у дороги», рассказывающей об Астрахани 20-30-х годов, есть отрывок про празднование персами их религиозного праздника «Ашуры» и про определенный ажиотаж в городе, связанный с этим необычным действом. Получается, что в книге описан один из последних случаев проведения такого открытого ритуального мероприятия.

Существовали даже планы по созданию Гилянской республики, но они вскоре рухнули. Традиционная конкуренция России с Англией за главенствующую роль доминирующего друга к внятным результатам не привела. Внутренние же распри на территории самой Персии не позволяли выстроить четкую тактику. Кроме того, персияне оказались слишком религиозны. Разгоны с применением оружия во время празднования «Ашуры» в поселке Балаханы популярности большевикам также не прибавили. Но подробное описание хронологии тех событий все же не входит в задачу нашей публикации.

Уже к началу 30-х годов в СССР прекратили выдачу видов на жительство лицам, не имеющим национальных паспортов, но заявляющих о принадлежности к иностранному государству. В 1936 году вышло постановление Совета Народных Комиссаров СССР о выселении ряда лиц из Азербайджана в Иран. На следующий год иранцев начали выискивать уже по всему СССР. А в 1938 году были даны разъяснения, что арестованные иранско-подданные, «в отношении которых нет серьезных улик антисоветской и шпионской деятельности», будут высылаться в Иран, причем с членами семей независимо от их гражданства (при их согласии). До отъезда они имели право распорядиться принадлежащим им в СССР имуществом. В тридцатых годах из Астрахани иранские подданные были депортированы, хотя есть свидетельства, что отдельные потомки от межэтнических браков остались. Персидское кладбище было заброшено, а мечеть закрыта. Отношения разорвались на несколько десятилетий.

В наш город иранцы вернулись только в 1991 году, а спустя три года астраханская делегация во главе с Анатолием Гужвиным посетила Иран. Сейчас мы пишем новые страницы этих взаимоотношений, но том первый содержал в себе несколько столетий, а насколько будет толстым том второй, покажет время.

Чем торговали в нашем городе на протяжении столетий иранские купцы, что такое мерчандайзинг по-персидски, и зачем в крупе нужны жучки, читайте в следующей части!

16 октября, 2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели