По направлению к торговому блоку Центральной Азии и Кавказа
Геополитика и геоэкономика, Зарубежные материалы по Каспию

По направлению к торговому блоку Центральной Азии и Кавказа

Аналитический портал Института Центральной Азии и Кавказа и Программы изучения Шелкового пути — Объединенного центра, связанного с Советом по внешней политике США в Вашингтоне и Институтом безопасности и политики развития в Стокгольме (www.silkroadstudies.org), опубликовал статью «По направлению к торговому блоку Центральной Азии и Кавказа»  (Towards a Central Asia and Caucasus Trade Bloc for Belt and Road), подготовленную Тристаном Кендердайном, аналитиком портала. Статья содержит анализ возможностей, которые возникают у прикаспийских стран Центральной Азии и Кавказа в связи с обострением торговых противоречий между США и Китаем. Ключевым предложением американского аналитика, уже традиционного в последнее время, является предложение о создании нового интеграционного объединения в регионе, не предусматривающего участие России:

В торговой войне с США Китай ясно показал, что готов отказаться от своих тихоокеанских торговых партнеров, исходя из политических, а не экономических соображений. Более масштабная политика Пекина по развитию промышленного и агропромышленного потенциала в Центральной Азии, на Кавказе и на Ближнем Востоке означает, что эти страны могут использовать краткосрочные структурные изменения в динамике мировой торговли в своих долгосрочных интересах. В конечном счете, все государства страдают в торговой войне. Если бы все центральноазиатские, американские и европейские производители имели открытый доступ к рынкам Китая, все стороны выиграли бы в долгосрочной перспективе. Однако в краткосрочной перспективе торговая война между США и Китаем является огромной возможностью для центральноазиатских экономик привлечь прямые китайские инвестиции, несмотря на риск долговой ловушки от Банка Китая.

Текущая ситуация: экономики стран Центральной Азии и Кавказа только выиграют от любых торговых трений между США и Китаем.

Один из главных источников проблем в отношениях Вашингтона и Пекина заключается в том, что Китай сбрасывает на свои рынки сталь и алюминий по ценам ниже рыночных. Это, конечно, проксипроблема на фоне более масштабных претензий, касающихся сферы интеллектуальной собственности и вынужденной передачи технологии. Но в промышленности, китайский демпинг остаётся безнаказанным в течение многих лет. Теперь официально заявленная политика Китая состоит в том, чтобы снизить промышленное производство и при этом не отказываться от демпинга. Также в Пекине планируют быстро диверсифицировать свой импорт сельскохозяйственной продукции.

Вместо того, чтобы продолжать переводить промышленное производство за границу, Китай фактически хочет закрыть многие свои заводы по производству стали и алюминия – или продать их и переместить за границу. Эта политика называется международным сотрудничеством по наращиванию потенциала и является основой экономической политики в рамках более широкой стратегии «Один пояс – Один путь». По сути, Китай передаёт свои промышленные цепочки по производству стали, алюминия, цемента, стекла, бумаги, текстиля, легкой промышленности, горнодобывающей промышленности, сельско-хозяйственной техники и энергетического оборудования.

Китай имеет много производственных мощностей за счет обилия стальных и алюминиевых заводов, строительство которых осуществлялось с использованием кейнсианских фискальных стимулов от 2008 года. Слишком много людей брали льготные государственные кредиты и инвестировали в строительство новых мощностей по стали, алюминию, цементу, листовому стеклу и других промышленных продуктов, которые сегодня стали избыточными. Сейчас в Китае слишком много металлургических и перерабатывающих предприятий. Если весь промышленный потенциал будет работать на полную мощность, он будет перепроизводить металлы и наводнит мировой рынок, искажая цены и нарушая цепочки поставок. Если центральноазиатские экономики вложат разумные инвестиции, то смогут заключить сделки, которые позволят им поспособствовать развитию собственной промышленной экономики и экспортировать промышленные товары обратно в Китай в будущем.

Тарифы Китая, направленные против США, касаются двух основных сырьевых товаров: сои и сорго. Оба являются основными сельскохозяйственными товарами для производства мяса. Китай резко меняет свои привычки потребления продуктов питания по мере того, как он становится богаче, и все больше граждан требуют более чистой и лучшей еды. Китай также меняет свои приоритеты в области продовольственной безопасности с целью обеспечения доступа к импортной продукции на сырьевом уровне, а также к готовому мясу, аквакультуре, продуктам садоводства, молочным и винным продуктам. Снабжение Китая продовольствием – это огромная возможность для экономик в регионе, располагающими всем, от кыргызского меда до грузинского вина. Поэтому Китай – это, по сути, бездонный рынок для чистых, качественных продуктов питания. Недавно Китай, как сообщается, запросил у Киргизии 400 000 тонн меда в год, хотя в настоящее время производство меда в Кыргызстане составляет всего 10 000 тонн в год. Китай также сейчас имеет огромный стимул инвестировать в казахстанский соевый агропромышленный комплекс для импорта белка в Китай. А в Казахстане уже созданы мясные и молочные цепи агропромышленного производства. В этом смысле санкции США действительно могут стать огромной возможностью для Центральной Азии.

Перспективы: Центральноазиатская часть Инициативы «Пояса и пути», развернутая в рамках международного сотрудничества, имеет приличные шансы заработать, несмотря на широкую критику. Вместо обычной двусторонней повестки дня при доминировании Китая, страны региона могут действительно получить прибыль.

Коммунистическая партия Китая получает передышку для того, чтобы перевести внутреннюю экономику Китая на более высокий уровень производства. В это время центральноазиатские и кавказские государства имеют возможность покупать дешевые промышленные предприятия для создания экономической архитектуры, а политические банки Китая переводят внутренний долг Китая за границу, не открывая текущие счета. Вероятно, наиболее пострадавшими субъектами будут китайские местные органы власти и местные правительственные предприятия, которые по большей части неохотно участвуют в «Поясе и пути». Таким образом, все стороны текущих экономических процессов в регионе могут получить определённую выгоду для себя.

Риск долговой ловушки Китая, конечно, остается на повестке дня. Существует серьезный риск того, что малые экономики региона перекроют друг друга и окажутся втянутыми в паутину финансовой зависимости Пекина. Небольшие страны Центральной Азии, такие как Кыргызстан, Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан, а также Армения на Кавказе, подвержены такому сценарию долговой ловушки. Но более крупные экономики, такие как Турция, Иран и Казахстан, имеют удобно расположенную диверсифицированную экономику и глубокую налоговую базу, которые помогут избежать долговой ловушки. Однако наиболее важным способом избежать чрезмерного воздействия на политический долг Китая является прозрачность и общественный контроль.

Политические кредиты Китая часто выдаются по худшим ставкам, чем на международных рынках капитала. Привлекательность этих кредитов заключается в том, что Китай не будет навязывать программы институциональных преобразований, которые часто являются частью пакета Вашингтонского консенсуса. Тем не менее, для населения более мелких стран, подверженных рискам задолженности Китая, важно, чтобы кредиты отвечали общественным интересам и чтобы независимые наблюдатели внутри страны, а также внешние наблюдатели могли тщательно изучить кредитные линии, которые к тому же должны идти на цели развития. На данный момент, главными действующими лицами, в регионе являются те структуры, которые имеют кредитные линии. Например, Экспортно-импортный банк Китая, Китайский банк развития, Сельскохозяйственный банке развития Китая, Sinosure и нескольких крупных коммерческих банков, таких как Промышленный и Коммерческий банк Китая.

Без прозрачности в банковской политике Китая существует серьезная опасность того, что страны реализуют бесполезные проекты, которые только впитывают в себя избыток стали, цемента и алюминия, и оставят страну пребывания с долговым обязательством на бесполезном активе. Если страны мудро используют китайский капитал, то есть много возможностей для создания взаимовыгодных инвестиций, которые могут помочь развитию и диверсификации промышленной экономики принимающей страны. Но просто брать каждый кредит для каждого проекта, который предлагает Китай, было бы неразумно, а правительства, скрывающие свои долговые обязательства от своих граждан, — это рецепт катастрофы.

Выводы: Китайский «Один пояс и один путь» преподают как проект, отвечающий интересам Пекина, а не Астаны, Москвы, Баку или Ташкента. Это естественно, но нет причин не получить выгоду от иностранных инвестиций в повышение инфраструктурной и институциональной интеграции в экономическое пространство между Китаем, Россией, ЕС, Турцией и Ираном. Однако Китай проводит дипломатическую политику взаимодействия с другими государствами на основе двусторонних соглашений. Это означает, что через Пояс и Путь, Китай действует в одностороннем порядке, как будто он находится в пределах своих границ; китайско-армянские или китайско-киргизские отношения, скорее всего, принесут больше пользы Пекину, чем китайско-иранские, китайско-турецкие или китайско-казахстанские отношения. Таким образом, национальные экономики должны иметь серьёзные планы для того, чтобы извлечь выгоду из инвестиций Китая и большую интеграцию с его экономикой.

Тем не менее, страны Центральной Азии и Кавказа также должны осознавать, что их экономическая мощь растет. Евразийский Экономический Союз притягивает таможенно-экономическую интеграцию в сторону Москвы, а шансов на создание Пантюркистского Таможенного союза мало. В этих условиях торговая ассоциация Шелкового пути, включающая Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан, Иран, Армению, Азербайджан, Грузию и Турцию, возможно, смогла бы обеспечить институциональную основу для более сильного и единого Центральноазиатского и Кавказского ответа на повестку дня Китая в области Инициативы «Пояса и пути». Если бы эти страны смогли привлечь инвестиции и торговлю Китая в качестве регионального блока, это бы стало благом как для каждой отдельной страны в рамках этого объединения, так и для Китая.

Ноябрь 16, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели