Почему интенсифицируется азербайджано-иранское сотрудничество
Вокруг Ирана, Зарубежные материалы по Каспию

Почему интенсифицируется азербайджано-иранское сотрудничество

Отношения между Ираном и Азербайджаном улучшились со времени избрания президентом ИРИ Хасана Рухани и последующего прогресса в связи с заключением ядерной сделки. За последние пять лет президенты Азербайджана и Ирана встречались 12 раз. Портал «Вестник Кавказа» со ссылкой на публикацию The Jamestown Foundation Iran and Azerbaijan Proceed With Rapprochement as Diplomatic Exchanges Multiply отмечает, что официальные делегации двух соседних стран совершили около 100 двусторонних визитов и подписали более 50 соглашений о сотрудничестве (Economy.gov.az, 5 марта).

Обе стороны считают основой сотрудничества сильные конфессиональные, культурные и языковые связи. Иранские официальные лица выражали поддержку урегулированию карабахского конфликта в рамках территориальной целостности Азербайджана (Trtworld.com, 22 января). Хотя Соединенные Штаты уже отказались от ядерной сделки (Совместного всеобъемлющего плана действий, СВПД) и вновь ввели санкции в отношении Ирана, Азербайджан сохраняет твердость, расширяя двустороннее сотрудничество с Исламской Республикой.

5 марта азербайджанская делегация во главе с министром экономики Шахином Мустафаевым посетила Иран, где приняла участие в церемонии открытия 164-километровой железной дороги Казвин-Решт, являющейся частью транспортного коридора ”Север-Юг”, строительство которого финансируется Азербайджаном, Россией и Ираном (Azertag.az, 6 марта). В рамках этого партнерства Азербайджан и Иран уже завершили строительство железнодорожного моста через пограничную реку Астарачай, и теперь работают над строительством грузового терминала на иранской стороне границы. Ранее Азербайджан согласился выделить Ирану кредит в размере $500 млн на строительство железной дороги ”Решт-Астара”, еще одного звена коридора ”Север-Юг”, который свяжет железнодорожные системы двух стран (Azernews.com, 24 апреля 2016 года).  Через несколько дней после церемонии открытия министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров посетил Иран, где встретился со своим иранским коллегой Мухаммедом Джавадом Зарифом и другими высокопоставленными должностными лицами (Azernews.az, 10 марта).

14 марта министр финансов и экономики Ирана Фархад Дейпасанд в качестве сопредседателя принял участие  в 13-м заседании Иранско-азербайджанской совместной комиссии по экономическому сотрудничеству и ирано-азербайджанском деловом и инвестиционном форуме (Mehnews.com, 14 марта). В ходе визита он призвал заключить соглашение о преференциальной торговле между двумя странами (Tehran Times, 15 марта) и заявил, что соседи согласились улучшить сотрудничество в нефтяной и  газовой отраслях, в сферах транспортировки и транзита, электроэнергии, торговли, инвестиций, и туризма (The Iran Project, 16 марта).

Сегодня более тысячи иранских компаний ведут бизнес в Азербайджане, и их инвестиции в страну превысили $3,4 млрд. Только в 2018 году объем двусторонней торговли увеличился на 74%, достигнув $446 млн (Azernews.az, 6 марта). Хотя это всего лишь около 1,5% от общего внешнего товарооборота Азербайджана, это важная часть ненефтяной торговли страны. В 2018 году Иран стал шестым по величине экспортером Азербайджана. В том же году 240 тыс. иранских туристов посетило бывшую советскую республику, что делает Иран одним из крупнейших импортеров туристических услуг из Азербайджана (Qafqazinfo.az, 15 марта).

Проблемы, которые вызывали взаимные подозрения и способствовали сохранению напряженности в двусторонних отношениях на протяжении большей части истории Азербайджана после обретения независимости, в последнее время в значительной степени решены. Главные вопросы, вызывавшие опасение Азербайджана в отношении южного соседа, включали попытки Ирана распространить собственную версию шиитского ислама в Азербайджане, споры о морских границах в Каспийском море, проблемы принадлежности некоторых морских месторождений, а также теплые отношения Тегерана с Ереваном — главным противником Баку в регионе. Однако после ухода президента Махмуда Ахмадинежада споры вокруг религиозных вопросов и попытки экспортировать идеологию стали второстепенными для более прагматичного и умеренного правительства Рухани в отношениях с Азербайджаном. Двусторонняя напряженность и разногласия на Каспии также значительно снизились, поскольку два соседа подписали соглашение о совместной разведке спорных нефтяных месторождений в марте 2018 года (EDM, 5 апреля 2018 года). Кроме того, страны присоединились к трем другим прикаспийским государствам и подписали Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря в августе 2018 года. Что касается озабоченности Азербайджана отношениями Ирана с Арменией, Тегеран пытается успокоить Баку, выражая поддержку территориальной целостности Азербайджана на каждой встрече на высоком уровне.

В свою очередь, Тегеран давно обеспокоен тем, что азербайджанская территория может быть использована в военных целях, в частности для разведывательных операций против Ирана со стороны США или Израиля. Для решения этой проблемы в Военной доктрине Азербайджана 2010 года формально провозглашается, что территория страны не может быть использована иностранными державами для агрессивной деятельности, направленной против какого-либо соседнего государства (EDM, 5 марта 2018 года), а новая Концепция национальной безопасности включает пункт, в котором говорится, что иностранные военные базы не могут быть созданы на азербайджанской территории (Sputnik.az, 21 июля 2016 года).

Решение проблем поддерживает азербайджано-иранское сближение, но вопросы остаются. 11 февраля на мероприятии, посвященном 40-й годовщине Исламской революции, президент Рухани заявил, что во время правления ”династии предателей Каджар, 205 лет назад” (Каджары правили Ираном в 1789–1925 годах), большинство земель на Кавказе было отделено от Ирана (Alarabiya.net, 11 февраля). Таким образом, замечания Рухани перекликаются с давними территориальными претензиями персидских националистов на Азербайджан. Кроме того, премьер-министр Армении Никол Пашинян посетил Тегеран 27 февраля и был тепло принят высшим руководством Ирана (Contact.az, 9 марта). Пашинян также встретился с армянской эмигрантской общиной в одном из спортивных залов Тегерана, где на стене был прикреплен баннер с надписью на армянском языке ”Карабах принадлежит Армении”, что вызвало негодование этнических азербайджанцев как в Иране, так и в Азербайджане. Азербайджанское меньшинство, которое составляет более четверти всего населения Ирана, выразило протест этой встрече в социальных сетях, а во время футбольного матча в Тебризе, столице иранской провинции Восточный Азербайджан, местные этнические азербайджанцы подняли азербайджанские флаги и скандировали лозунги, критикуя правительство Ирана (Times of Isreal, 5 марта).

Протесты были и в Азербайджане: 2 марта у посольства Ирана в Баку прошла небольшая демонстрация. Протестующие осудили не только заявление Рухани и визит Пашиняна, но и общую дискриминацию этнических азербайджанцев в Иране (Amerikaninsesi.org, 2 марта). Однако следует отметить, что отсутствие интереса к демонстрантам со стороны полиции может указывать на то, что этот протест был неофициально санкционирован правительством, чтобы выразить недовольство замечаниями Рухани и отношениями Тегерана с Ереваном.

Источник: Вестник Кавказа

Март 27, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели