Посол США Уильям Мозер посетил прикаспийский регион Казахстана
Комментарии экспертов, Повестка дня

Посол США Уильям Мозер посетил прикаспийский регион Казахстана

В конце апреля прикаспийский город Атырау посетил Чрезвычайный и Полномочный посол США в Казахстане Уильям Мозер. Известно, что новый посол был утвержден Сенатом США на должность следующего посла США в Республике Казахстан в январе 2019 года. Посол Мозер сделал успешную карьеру в качестве сотрудника внешнеполитического ведомства США. С момента начала дипломатической службы в 1984 году он успел поработать в Украине, Казахстане, Египте, Суринаме и Мали. Свободно владеет немецким, французским и русским языками. 

Кроме запланированных встреч с недропользователями, общественностью и местной исполнительной властью Уильям Мозер дал интервью региональной газете «Ак Жайык». Редакция портала «Каспийский вестник» приводит наиболее интересные фрагменты интервью, раскрывающие отдельные стороны интересов Вашингтона в Каспийском регионе:

— Господин Мозер, это ваш первый визит на запад страны…

— Неправда, потому что я был в Атырау в 1998 году! Тогда я работал в посольстве в Алматы, занимался вопросами энергетики, и поэтому важная часть должностных обязанностей была связана с поездками сюда. Не могу сказать, что это было самое начало «Тенгизшевройла», но еще оставались открытыми определенные вопросы. Если вы помните, стоимость нефти тогда была где-то 15 долларов за баррель. Это было до трубопровода Каспийский трубопроводный консорциум.

Справка редакции: ТЕНГИЗШЕВРОЙЛ (ТШО) – совместное казахстанско-американское предприятие, созданное на основе соглашения от 6 апреля 1993 года, подписанного Президентом РК Нурсултаном Назарбаевым и главой американской нефтяной корпорации «Шеврон» Кеннетом Дерром. По итогам 2018 года объём добычи компанией составил 28,6 млн тонн (228,2 миллионов баррелей) нефти. Реализовано более 1,3 миллиона тонн СУГ, 9,2 миллиарда кубических метров сухого газа и более 2,5 миллиона тонн серы. В настоящее время ТШО реализует Проект будущего расширения — Проект управления устьевым давлением (ПБР-ПУУД), направленного на повышение добычи нефти до 36 млн тонн.  На конец 2018 года проект реализован на 52,5%.

— У вас прошел ряд встреч в ТШО, что у нас там нового?

— Безусловно, работа с нефтяными компаниями важная часть моей должности в Казахстане. Во-первых, из-за того, что здесь много американских инвесторов. Американцы на протяжении последних 28 лет вложили в Казахстан несколько сот миллиардов долларов, и я как посол интересуюсь тем, что из этого получится для американской экономики. У меня вчера было очень хорошее впечатление на встрече в ТШО, потому что сейчас Тенгиз, Шеврон и их партнеры хотят еще вкладывать деньги в Казахстан, чтобы ускорить и углубить добычу нефти в этой стране. Новые инвестиции предстоят в размере 36 миллиардов долларов. Это невероятная сумма, но это значит — они думают, что политические и экономические условия в Казахстане достаточно хорошие, чтобы вкладывать такие суммы.

— Вы хотите сказать, что ТШО считает инвестиции в Казахстан безопасными.

— Да, так можно сказать. Опыт 28 лет показывает, что Казахстан – хороший партнёр для ТШО. Это нужно подчеркнуть. Еще один момент произвел на меня хорошее впечатление – ТШО, как и другие американские фирмы, демонстрирует наши коммерческие ценности. Мы хотим, чтобы люди хорошо работали, но в то же время чтобы трудовая среда была хорошей: условия труда, возможности получить повышение, сделать карьеру. Это интересно. Потому что спустя эти 20 лет есть сотрудники Шеврона, например, которые начали работать здесь в Казахстане, а сейчас они сотрудники международных компаний. Мы считаем их за своих сыновей можно сказать, вне зависимости от национальности.

— Для США общая политическая ситуация в Казахстане важный маркер – у вас значительные экономические и инвестиционные интересы в стране. В интервью и аналитических материалах зарубежных авторов Центрально-Азиатский регион традиционно называют «сложным». В чем заключается сложность службы в Центральной Азии лично для вас?

— Я не совсем согласен с этой точкой зрения. Есть определённые вызовы в Средней Азии, но они есть и в других регионах мира. Я вижу свою задачу в том, чтобы укрепить связи между странами Средней Азии. Мы хотим оказать помощь 5 странам ЦА, чтобы они лучше работали вместе. Например, построить новый рынок электричества. Раньше, когда был Советский Союз, между ними была одна сеть, сейчас нет общих сетей. «Построить новый рынок» слишком громко наверное — мы бы хотели, чтобы эти страны вместе работали над обеспечением электричеством, но теперь на рыночных условиях. Например, одна страна производит энергию, другая хочет её купить – можно использовать рыночную экономику, чтобы обеспечить всех. Это только один пример. Мы хотим больше торговли между ними, укрепления коммерческих, экономических связей. Потому что 28 лет назад мы заявили, что поддерживаем независимость, суверенитет и территориальную целостность этих стран. И чтобы укрепить эти три важных принципа, эти страны должны работать вместе. Мы хотим оказать определенную помощь, чтобы дать этому импульс.

— Самым нейтральным словом, обозначившим психологический эффект для казахстанцев от отставки первого президента Назарбаева, стало — «неожиданность». Каким словом обозначили бы эту новость вы?

— У нас есть такое слово! – смеется Мозер. – «Стабильность» и даже «мудрость». Даже наш госсекретарь Майк Помпео написал письмо Токаеву: «Мы были очень довольны процессом перехода власти в Казахстане, это был мудрый переход, который продемонстрировал стабильность страны». Мы думаем, это очень важно подчеркнуть. Но в то же время в избирательном процессе мы ожидаем, что Казахстан уважает свои обязательства в рамках ОБСЕ и это значит, что будут справедливые и открытые выборы.

— США 25 лет строили диалог с одним и тем же лидером Казахстана. Это были стабильные предсказуемые отношения. Предстоят выборы, в которых впервые не будет принимать участие Назарбаев. Народ в волнении. Я полагаю, вы тоже испытываете волнение? Назовите ключевые политические ценности, принципиальные для США в деле построения диалога с новым главой государства.

— Как я уже сказал, уважение к демократическим ценностям. Во-вторых, мы хотим поддерживать наши экономические связи с Казахстаном. В-третьих, у нас важные хорошие совместные программы. Например, ФБР оказывает помощь Генеральному прокурору РК, мы работаем вместе над поиском преступников. Это взаимовыгодно и для нас, и для вас. Это один пример. Другой – сотрудничество с пограничниками. Потому что если у Казахстана безопасные границы, то это хорошо и для нас. Таких взаимно важных для обеих стран примеров сотрудничества очень много.

— Мы очень долго ждали этих выборов, но первое разочарование нас уже настигло. Назначенная дата не оставила шансов на подготовку независимых кандидатов никаким политическим силам, кроме партии «Нур Отан». В Америке сменились уже 45 президентов. Как вы думаете, способно ли казахстанское гражданское общество создать «прививку» от политических долгожителей?

— Как я уже говорил, мы ожидаем, что Казахстан уважает обязательства ОБСЕ. Конечно, я не могу сказать сейчас, каким будет доклад ОБСЕ об этом текущем процессе. Я и мои сотрудники не избиратели здесь, эти решения принадлежат гражданам Казахстана. Мы это говорим в каждой стране – мы не можем вмешиваться во внутренние процессы, но мы хотим, чтобы был хороший открытый процесс. А решение принадлежит только народу.

Беседовала Зульфия БАЙНЕКЕЕВА

Май 5, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели