Приморский нефтегазохимический кластер Дагестана: проблемы и перспективы
Наука и Культура

Приморский нефтегазохимический кластер Дагестана: проблемы и перспективы

Портал «Каспийский вестник» начинает сотрудничество с Дагестанским отделением Русского географического общества. В этой связи редакция предлагает вниманию читателей научную статью, подготовленную членами РГО Эльдаровым Эльдаром Магомедовичем, д.г.н., профессор, факультет управления Дагестанский государственный университет, e-maіl: geodag@mail.ru, и Гаджиевым Магомедкамилем Джамалутдингаджиевичем, соискатель, факультет управления, Дагестанский государственный университет, e-mail: e-garant@bk.ru.

В статье описывается прогнозный сценарий формирования в Республике Дагестан нефтегазохимических кластеров в прибрежье ина берегу Каспийского моря. Рассматриваются альтернативы кластерообразования, обусловленные ростом геоэкологических угроз недропользования в акватории Каспия и существующими проектами рекреационно-экологического благоустройства Приморского Дагестана. Отмечается тенденция освоения углеводородов каспийского шельфа отечественными и зарубежными компаниями в условиях нарастания геополитических и геоэкономических неопределенностей в евразийском пространстве. Утверждается о целесообразности более активного участия дагестанских предпринимателей в разработке нефтегазовых месторождений Каспия. В соответствии с данной задачей определяется пространственная структура перспективных промышленных кластеров нефтегазохимической специализации в приморской зоне трех территориальных округов Республики Дагестан – Северного, Центрального и Южного.Обсуждаются направления согласованного развития нефтегазохимической, туристско-рекреационной и заповедной сфер Приморского Дагестана.

Введение

Нефть, как известно, стоит дорого, и если её первичная обработка удваивает доход, то нефтехимия этот доход утраивает. Примерно то же самое происходит и при химической переработке природного газа. Поэтому как в России, так и за рубежом проявляется огромный интерес промышленников к задачам формирования нефтегазо–химических[1] кластеров, включающих в себя полные циклы нефтегазового производства от добычи и транспортировки углеводородного сырья до изготовления из него разнообразных продуктов химической индустрии. При этом следует принимать во внимание и современные условия развития нефтегазохимической отрасли в стране в виду сокращения доли импорта продуктов нефтехимии в соответствующих сегментах российского рынка. В последние десятилетия главными объектами освоения для нефтегазовой отрасли в стране служат шельфовые пространства,в частности, российская зона Каспийского моря (прибрежья Астраханской области, Калмыкии и Дагестана), относящаяся к одному их шести ключевых регионов развития нефтегазо–химических кластеров в России.

Республика Дагестан (РД) располагает как материковыми, так и шельфовыми залежами углеводородов. Тем не менее, до сих пор в республике так и не создан собственный нефтегазо–химический кластер. По мнению авторов, рассматриваемое в данной статье направление кластеризации дагестанской экономики будет всемерно способствовать:

– увеличению доли прибыли от добываемых природных ресурсов путем их глубокой переработки на основе инновационных технологий для преодоления ныне доминирующей сырьевой модели хозяйствования в республике;

– созданию устойчивой системы расселения в приморской зоне опережающего экономического роста с высоким уровнем социальной и экологической комфортности окружающей среды;

– сокращению объемов выездной миграции населения, обусловленной безработицей и низким уровнем жизни дагестанского населения.

Подобные трансформации в условиях нынешней транзитивной экономики будут способствовать существенному росту предпринимательской активности местного населения по задействованию в хозяйственный оборот природно-ресурсного потенциала региона. Эффективность такого рода пространственных процессов кластеризации экономики подтверждается работами многих отечественных и зарубежных авторов.

Целью данного исследования является обоснование функциональной и пространственной структуры окружных нефтегазо–химических кластеров в Приморском Дагестане с учетом курортно-туристических и природоохранных регламентов их формирования.

Возможности и проблемы развития нефтегазохимической отрасли в регионе

Предполагаемые запасы каспийского углеводородного сырья, по разным оценкам, составляют до 15–20 млрд тонн условного топлива, в том числе в российском секторе –от 2 до 6,5 млрд. По официальной оценке начальные суммарные ресурсы углеводородов российского шельфа на Каспии составляют 6,6/4,2 (геологические ресурсы/извлекаемые ресурсы[2]) млрд тонн у.т. Это в совокупности свободный газ – 2,8 трлн м3, конденсат – 384,8/260,9 млн т (геол./ извл.), нефть – 3,2/1,0 млрд т (геол./извл.), растворенный газ – 185,2/72,5 млрд м3 (геол./извл.)

Среди выявленных месторождений 2 являются нефтяными (Западно-Ракушечное и Морское) и 9 – нефтегазоконденсатными (Избербаш, Инчхе-море, Хвалынское, «170 км», им. Ю. Корчагина, Сарматское, им. В. Филановского, Центральное, Ракушечное). Среди месторождений российского сектора Каспийского моря первым стало разрабатываться месторождение им. Ю. Корчагина, где накопленная добыча к 2010 г. составила: газа – 1,8 млрд м3, нефти – 2,2 млн т, конденсата – 0,064 млн т, растворенного газа – 0,164 млрд м3. В последние годы активно осваиваются близлежащие месторождения углеводородного сырья. Так к началу 2022 г. на месторождении им. В. Филановского ЛУКОЙЛ преодолел в добыче нефти рубеж в 30 млн т. В 2021 г. на этом месторождении было построено 5 эксплуатационных скважин (в т.ч. 4 добывающие и 1 нагнетательная) для обеспечения добычи в год до 6 млн т нефти. Кроме того, ЛУКОЙЛ завершил вторую очередь обустройства месторождения им. Ю. Корчагина, где завершено строительство 8 эксплуатационных скважин. На астраханских верфях ведутся работы по созданию ледостойкой стационарной платформы и платформы жилого модуля для обустройства указанного нефтегазодобывающего модуля. В целом добыча нефти и газового конденсата на месторождениях им. В. Филановского и им. Ю. Корчагина в 2021 г. составила в среднем 170 тыс. баррелей нефтяного эквивалента в сутки. Суммарная же добыча за 9 месяцев 2021 г. составила 5,6 млн т нефти, что на 0,6% больше уровня 9 месяцев 2020 г.

По величине запасов нефти (извлекаемой), 1 месторождение относится к мелким (< 1 млн т), 6 – к средним (3…30 млн т) и 2 – к крупным (30…300 млн т). По величине запасов газа, 3 месторождения относятся к средним (3…30 млрд м3) и 5 – к крупным (30…500 млрд м3).Запасы углеводородов связаны с широким стратиграфическим диапазоном – от среднего миоцена (чокрак) до средней юры. С палеогеном и миоценом связаны лишь незначительные запасы свободного газа – 18,2 млрд м3.

В советский период к зоне экономических полномочий Дагестана была отнесена 15-мильная прибрежная полоса акватории Каспия (примерно 9 тыс. км2) с относительно некрупными месторождениями (ловушками) углеводородов. Прогнозные залежи нефти в этой полосе оцениваются в 340 млн тонн и газа – 540 млрд м3. Ресурсный же потенциал промышленных углеводородов за пределом этой 15-мильной полосы дагестанского участка Каспийского шельфа оценивается в 1,1 млрд тонн у.т.

В настоящее время работы по разведке и добыче углеводородов в Российском секторе Каспийского моря проводятся на 5 лицензионных участках, принадлежащих разным компаниям. Это шельфовые площади «Северо-Каспийская», «Западно-Ракушечное месторождение»,«Северная», «Центрально-Каспийская» и «Центральная» (рис. 1).

Рисунок 1. Схема расположения лицензионных участков (площадей) недропользования в Российской зоне Каспийского шельфа

Нетрудно заметить, что пространственные контуры отмеченных на карте лицензионных площадей недропользования плохо согласуются с теми международными границами акватории Каспия, которые были четко обозначены на последнем Пятом саммите этого моря 12 августа 2018 г. Основная площадь водной поверхности Каспийского моря, по результатам данного саммита, теперь однозначно признаётся морем, а не озером, с вытекающими из этого юридическими последствиями. Каспийское море остаётся в общем пользовании сторон, а дно и недра делятся соседними государствами на участки по договорённости между ними на основе международного права. Судоходство, рыболовство, научные исследования и прокладка магистральных трубопроводов осуществляются по согласованным сторонами правилам. В частности, при прокладке магистрального трубопровода по дну моря требуется согласие только той стороны, через чей сектор будет пролегать трубопровод.

Вторая стадия согласования прав собственности на прибрежные участи акватории Каспийского моря и его шельфа должна проводится уже на уровне высших федеральных органов, оптимизирующих и нормализующих межрегиональные экономические отношения. Это совершенно объективная правовая процедура для Российского государства, федеративный общественно-политический статус которого пока еще никто не отменял. Такой подход, в частности, оправдывает новое видение и установление границ лицензионный участков освоения углеводородных ресурсов Каспия с учетом межреспубликанских границ акватории и дна этого моря.

Следует подчеркнуть, что нынешние названия лицензионных площадей лишены элементарного географического содержания, что, по всей видимости,обусловлено принципиальным нежеланием их создателей учитывать республиканскую принадлежность прибрежных акваторий Каспия. В результате мы имеем такие официальные геотаксоны, как расположенные рядом «Северный участок» и «Северо-Каспийский участок». Наверно, чтобы избавиться от этой терминологической тавтологии оба этих участка в последнее время чаще именуют просто по названию главных компаний-недропользователей: первый – Участок ООО «Каспийская нефтяная компания» (офис компании расположен в г. Астрахань), а второй – Участок ОАО «Лукойл» и АО НК «Казмунайгаз»(Российско-Казахстанский консорциум).

С географической точки зрения еще менее понятно наименование участка в пределах Калмыцкой прибрежной зоны Каспийского моря, имеющего, как и в первом случае, главного недропользователя в лице «ООО «Каспийская нефтяная компания», а именуемого на картах как «Западно-Ракушечное месторождение». Крупнейший по площади участок недропользования расположен в акватории Дагестана и почему-то именуется «Центрально-Каспийским», хотя скорее представляет собой северо-западную часть Каспийского моря.

Данная терминологическая неразбериха во многом связана с отсутствием достаточного уровня гласности при проведении общественных слушаний проектов освоения нефтегазовых ресурсов Российской зоны Каспийского шельфа. Достаточно сказать, что впервые информация о такого рода общественных слушаниях по вопросам «Оценки воздействия на окружающую среду»(ОВОС) в связи с освоением морских месторождений нефти и газа в Дагестане приобрела достаточно широкую огласку лишь в 2019 г. Это произошло на общественном обсуждении проекта разработки месторождения углеводородов Хазри, находящегося в акватории Каспийского моря в нескольких километрах от Махачкалы и Каспийска. Участвовавший на этих слушаниях журналист сравнительно независимой республиканской газеты «Новое дело» вынужден был констатировать полное отсутствие на них авторитетных представителей региональной академической и вузовской науки.Слушания проводились в форме «регистрации мнения общественности в письменном виде в общественных приёмных». К тому же компанией Лукойл не анонсировались какие-либо пресс-конференции по поводу своих морских разработок вблизи дагестанских населенных пунктов.

Самым главным недропользователем в российской зоне Каспийского шельфа является ОАО«Лукойл», имеющее лицензии на участки «Северная часть Каспийского моря», «Северо-Восточнее Ракушечной структуры», «Центрально-Каспийский участок». Лицензия на участок «Центральный» принадлежит совместному российско-казахстанскому консорциуму ООО «ЦентрКаспнефтегаз» (Учредители ОАО»Лукойл», ОАО»Газпром», АО НК»КазМунайГаз»). «Северо-Каспийская площадь» принадлежит СП ООО»Каспийская нефтяная компания» (учредители ОАО»Лукойл», ОАО»НК»Роснефть»). Обобщенно расклад недропользователей в рассматриваемой зоне представляется следующим образом: участок ООО «Каспийская нефтяная компания» (ОАО «Лукойл»– 49,9%, НК «Юкос»– 49,9%, ОАО «Газпром»– 0,2%), участок ОАО «Лукойл» и АО НК «Казмунайгаз» (ОАО «Лукойл»– 50%, АО НК «Казмунайгаз»– 50%), участок «Северный» (ОАО «Лукойл»– 100%), участок «Центрально-Каспийский» (ОАО «Лукойл»– 100%), участок «Центральный» (ОАО «Лукойл»– 25%, ОАО «Газпром»– 25%. НК«Казмунайгаз»– 50%).

В принципе, существует международное право, подтверждающее справедливость претензий руководства национальных республик Калмыкия и Дагестан на морские месторождения углеводородов, примыкающие к прибрежью этих государственных образований в составе РФ. Минимальная доля субъекта Федерации в таком интересе по идее должна быть не ниже 50% от общего объёма добываемых в акватории этого субъекта. Однако фактор многомерности(объёмности) международных и межрегиональных границ, делящих одновременно водные, шельфовые и подземные ресурсы Каспийского моря, делает свое дело: позволяет монополиям нарушать элементарные права граждан, населяющих Прикаспийский регион.

Таким образом, существующая схема размещения лицензионных участков нефтегазодобычи в Российском секторе Каспия характеризуется не только геотаксономическими, но и социально-политическими изъянами.  Для восстановления как географической точности, так и социально-политической справедливости считаем целесообразным выделение трех основных шельфовых площадей Российской зоны Каспийского шельфа по существующим морским границам Астраханский области, республик Калмыкии и Дагестана со следующей структура лицензионных участков недропользования на всей этой площади(табл. 1).

Таблица 1 – Регионально адаптированная структура лицензионных участков и объемов недропользования в Российской зоне Каспия

Лицензионные участки*НедропользователиДоля в общем объеме добычи углеводородов
1Астраханский (Северо-Каспийский)ОАО «Лукойл» НК «Юкос» ОАО «Газпром»49,9% 49,9% 0,2%
2Калмыцкий (Западно-Ракушечное месторождение)ОАО «Лукойл» АО НК «Казмунайгаз» ОАО «Калмыцкая нефтегазовая компания»25% 25% 50%
3Северно-Дагестанский (Северный)ОАО «Лукойл» ОАО «Дагестанская нефтегазовая компания»50% 50%
4Центрально-Дагестанский (Центрально-Каспийский)ОАО «Лукойл» ОАО «Дагестанская нефтегазовая компания»50% 50%
5Южно-Дагестанский (Центральное месторождение)ОАО «Лукойл» ОАО «Газпром» АО НК «Казмунайгаз» ОАО «Дагестанская нефтегазовая компания»25% 25% 25% 25%

* Новые названия лицензионных участков (в скобках – их официальные названия), республиканские производственные компании и доля последних в общем объёме добычи углеводородов выделены жирным шрифтом.

В настоящее время все дивиденды от использования нефти и газа из расположенного в калмыцкой части Каспийского шельфа Корчагинского нефтяного месторождения получают хозяйственные системы Ставропольского края и Астраханской области, где работают крупные предприятия по химической переработке добываемого в море углеводородного сырья. Речь идет прежде всего о весьма крупном предприятии химической индустрии ООО «Ставролен» в г. Будёновске, выпускающем более 30 марок полиэтилена. К востоку от о. Тюлений уложены две подводные трубы к новым нефтегазовым месторождениями в Дагестанском секторе Каспийского моря, разработка которых обеспечит значительный вклад в экономику Северо-Кавказского федерального округа: 20% от текущего ВВП этого округа. Что касается экономики Ставропольского края, где функционирует «Ставролен», то здесь вклад этого химического гиганта оценивается в 50% от всего регионального ВВП.

Конечно же, подобная практика недропользования в российском секторе Каспия представляется довольно спорной с точки зрения экономических и социально-политических интересов населения Калмыкии и Республики Дагестана. Хотя бы потому, что объем потребляемых в этих республиках нефтепродуктов с каждым годом увеличивается. Например, в Дагестане такой объем недавно достиг 1 млн тонн в год (рынок СКФО – свыше 3,5 млн т), а автопарк республики как основной потребитель жидкого топлива ежегодно увеличивается на 10-12%.

Естественно, что республиканские власти уже не один год ищут способы преодоления данной проблемы. «К сожалению, наличие ресурсов нефти, газа на территории республики мало влияет на повышение уровня жизни и благополучие дагестанцев. Может быть, пора подумать и над созданием дагестанской нефтегазовой компании? Председателя правительства Гамидова прошу принять это к сведению и представить предложения, согласовав их предварительно с соответствующими федеральными министерствами и ведомствами», – заявил прежний глава Дагестана Рамазан Абдулатипов. Так в 2014 г. было создано республиканское предприятие ОАО «Дагестанская нефтяная компания», претендующее на роль равноправного с Роснефтью, Лукойлом, Газпромом партнера на рынке каспийского нефтегазового сырья. Однако, при этом глава РД не учел тот факт, что отмеченные российские компании уже получили от Правительства РФ лицензии на самостоятельную разведку и добычу нефти в пределах фактически всей площади российского шельфа на Каспии и, конечно же, были не заинтересованы в появлении нового «едока»перед «большим и вкусным пирогом». По этой и другим причинам (из-за постоянного реформирования Правительства РД, сливания и разделения республиканских ведомств друг с другом, сверхактивного перемещения людей по должностям, без каких-либо внятных объяснений) проект превращения Каспийского шельфа в плацдарм для экспансии дагестанского бизнеса, как, впрочем, и все остальные мега-проекты последних десятилетий в республике, не состоялся.

Природоохранные регламенты морской нефтегазодобычи

Перспективы значительного увеличения масштабов добычина Каспии нефти и газа должны строго согласовываться с проектами существенного усиления туристско-рекреационных и заповедно-охранных функций прибрежных территорий этого моря.

Важно также учитывать, что согласно данным многочисленных гляциологических исследований, морское дно Северного Каспия регулярно перепахивается ледяными торосами. Нынешняя тенденция снижения уровня Каспийского моря существенно усиливает опасность ледовых атак на узлы нефтедобычи и придонную трубопроводную сеть.

Отмеченные экологические и опасные гидрометеорологические факторы должны обязательно учитываться при стратегическом анализе и прогнозировании всех возможных последствий строительства в Каспийском море предприятий по добыче углеводородного сырья.

Тенденции хозяйственного кластерообразования в регионе

К существующим и перспективным межотраслевым кластерам ресурсопользования Дагестана можно отнести следующие: 1) рудо–промышленный, 2) стройматериало–промышленный, 3) нефтегазо–химический, 4) геотермально–хозяйственный, 5) гидроэнерго–химический, 6) ирригационно–аграрный, 7) аграрно–промышленный, 8) аграрно–туристический, 9) рыбно–хозяйственный, 10) заповедно–рекреационный, 11) пространственно–логистический. Выделенный нами из их числа нефтегазо–химический кластер, рассматривается через призму проблем и перспектив социально-эколого-экономического развития береговой зоны Каспийского моря, а именно – в пределах трех территориальных округов Республики Дагестан: Северного, Центрального и Южного. На основе изучения особенностей природного потенциала и хозяйственного развития каждого из этих округов проведено 7-уровневое ранжирование формирующихся в их пределах кластеров ресурсопользования по критерию значимости для всей территориально-общественной системы Дагестана (табл. 2).

Таблица 2 – Ранжирование приморских кластеров ресурсопользования по их значимости в общественном воспроизводстве Дагестана

Территориальные округа РД Кластеры ресурсопользования
Северный1) рыбно–хозяйственный 2) заповедно–рекреационный 3) нефтегазо–химический 4) аграрно–промышленный 5) ирригационно–аграрный 6) аграрно–туристический 7) геотермально–хозяйственный
Центральный1) пространственно–логистический 2) стройматериало–промышленный 3) ирригационно–аграрный 4) аграрно–промышленный 5) аграрно–туристический 6) нефтегазо–химический 7) геотермально–хозяйственный
Южный1) аграрно–промышленный 2) аграрно–туристический 3) пространственно–логистический 4) заповедно–рекреационный 5) ирригационно–аграрный 6) стройматериало–промышленный 7) нефтегазо–химический

Составлено авторами.

Выделение участков шельфового недропользования в Дагестане основывается на разных подходах. В данном исследовании главный упор делается на вопросы стратегирования социально-экономического и экологического развития прибрежных пространств (в том числе и акваториальных) Республики Дагестан, разделенных морскими границами трёх её территориальных округов – Северного, Центрального и Южного (рис. 2)

Рисунок 2. Пространственная структура перспективных кластеров недропользования в прибрежной зоне РД.
Кластеры морского недропользования: I – Северный, II – Центральный, III – Южный. Составлено авторами.

Береговая полоса Северного территориального округа РД протягивается от устья р. Кума (административный рубеж с Республикой Калмыкия) до восточной оконечности о. Чечень. На востоке границей выступает шельфовое пространство Каспия до арендуемой у Казахстана нефтегазовой площади «Хвалынская». Здесь, помимо нефтегазо–химического кластера, к перспективным производственным циклам (цепочкам) можно отнести рыбно–хозяйственный, заповедно–туристический, агропромышленно–логистический, аграрно–туристический и геотермально–хозяйственный. В западной части округа, в местах основных развязок гидромелиоративных систем Бабаюртовского, Кизлярского и Тарумовского районов в последние десятилетия большое внимание отводится вопросам формирования окружного ирригационно–аграрного кластера.

Следующий кластерный участок входит в состав Центрального территориального округа РД и протягивается далее на юг до устья р. Гамриозень с охватом недавно подготовленных для освоения нефтегазовых площадей «Титонская», «Хазри» и «Махачкала-море», а также сравнительно старых морских месторождений «Избербаш» и «Инчхе-море». Это самый урбанизированный и вместе с тем наиболее ресурсоемкий административный регион республики. В пределах данного округа складываются особенно благоприятные предпосылки для нефтегазо–химического кластерообразования. Имеются хорошие условия для эффективного развития пространственно–логистического (развязки трасс сухопутного, морского и авиатранспорта), стройматериало–промышленного и геотермально–хозяйственного кластеров. В предгорной и горной частях Центрального округа большое развитие получили гидроэнерго–ирригационный (на базе водных ресурсов реки Сулак) и агропромышленно–логистический кластеры. В самые последние годы не территории рассматриваемого округа активно складываются аграрно–туристические цепочки хозяйственной деятельности.

Третий кластерный участок входит в состав Южного территориального округа РД, приморская полоса которого тянется далее до границы с Азербайджаном. В пределах акватории этого округа имеются нефтегазоносные площади «Центральная», «Самур», «Ялама» и «Арабляр-море». Здесь, наряду с нефтегазо–химическим кластером, формируются такие территориально-производственные системы, как аграрно–туристическая (на базе прежде всего пляжного туризма), заповедно–туристическая (на базе дельтового лесного и высокогорного участков Самурского природного парка), ирригационно–аграрная (на базе водных ресурсов реки Самур и Самур-Дербентского канала) и пространственно–логистическая (на базе существующих развязок автомобильных дорог и будущих развязок морских и авиационных трасс). В горной и предгорной частях округа традиционно развиты агропромышленно–логистический и стройматериало–промышленный кластеры.

Заключение

Как показывает история, геополитические и геоэкономические приоритеты Российского государства довольно динамичны. Очевидно, что со временем обязательно возрастут социально-федеративные, т.е. с учетом интересов гражданского общества в субъектах федерации, критерии оценки деятельности российского государства. А поэтому следует считать вполне оправданными ожидания более активного развития на территории Дагестана кластерных систем по глубокой переработке местных природных ресурсов, одними из главных «локомотивов» в которых могли бы служить республиканские центры нефтегазохимической промышленности.

Разработку стратегии экономического кластерообразования в Приморском Дагестане необходимо строить с учетом всего комплекса факторов социально-экономического и экологического развития этой зоны республики. При этом к разряду приоритетных должны относиться интересы и предпочтения местного населения в вопросах функционального обустройства окружающей их жизненной среды.

Регионально-экономический анализ существующих тенденций недропользования на Дагестанском побережье Каспийского моря показывает, что со временем здесь могут быть сформированы три окружных кластера нефтегазо–химических профиля: Северный, Центральный и Южный. Причем их экономическая рольс каждым годом будет расти в связи с прогнозируемым увеличением масштабов нефтегазодобывающих работ в дагестанском секторе Каспийского моря и повышением активности политики импортозамещения в стране.

По мнению авторов, пропорции в объемах добычи углеводородов дагестанского сектора Каспийского шельфа в перспективе должны составлять компромиссную величину в размере 50% от той продукции, которая создается из этих ресурсов на нефтегазоперерабатывающих предприятиях, с одной стороны, Дагестана, а с другой – иных субъектов РФ. Такой подход послужит поддержанию межнационального согласия в условиях федеративного государства, каковым является Россия.

При обосновании проектов добычи и переработки углеводородного сырья в Приморском Дагестане первостепенное внимание должно уделяться вопросам согласования технологических нормативов функционирования новых предприятий топливно-нефтехимического профиля со строгими регламентами заповедно-экологической и туристско-рекреационной деятельности.


[1] Здесь и далее химический цикл переработки в названии данного кластера отделяется дефисом.

[2] Геологические ресурсы – то количество нефти, горючих газов и попутных компонентов, которое содержится в невскрытых бурением тектонических структурах. К извлекаемым ресурсам относится часть геологических ресурсов, извлечение которых из недр экономически эффективно на дату оценки.

5 января, 2023

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели