Присутствие США в Центральной Азии: реалии и перспективы
Геополитика и геоэкономика, Зарубежные материалы по Каспию

Присутствие США в Центральной Азии: реалии и перспективы

Редакция портала «Каспийский вестник» продолжает знакомить своих читателей с аналитическими статьями ведущих американских экспертов по Каспийскому региону. В июне на интернет-портале Института  Центральной Азии и Кавказа при Американском совете по внешней политике (г.Вашингтон) опубликована статья под названием «Присутствие США в Центральной Азии: реалии и перспективы» (U.S. presence in Central Asia: realities and perspectives).

В преамбуле к статье её автор кандидат политических наук, научный сотрудник факультета политологии и международных исследований Варшавского университета Нурлан Алиев пишет, что в начале февраля госсекретарь США Майкл Помпео посетил Казахстан и Узбекистан. Он был принят главами двух государств в Нур-Султане и в Ташкенте. Помпео также принял участие в заседании «С5+1» на уровне министров иностранных дел пяти центральноазиатских республик, чтобы подчеркнуть, что «США поддерживают более целостную, процветающую и безопасную Центральную Азию». Эти мысли нашли отражение в новой Стратегии США в Центральной Азии. Возобновление интереса США к Центральной Азии происходит на фоне растущего экономического участия Китая в регионе и прочных политических и силовых отношений России с центральноазиатскими республиками. Несмотря на заявления администрации Трампа о приверженности укреплению отношений с государствами региона, автор полагает, что необходимо рассмотреть перспективы США в Центральной Азии.

Справочно: с 1990-х годов США строили отношения с Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном, Туркменистаном и Узбекистаном и поддерживали безопасность, развитие и несколько экономических проектов в каждой из этих стран. Начиная с 1990-х годов, главным стратегическим интересом США в этом регионе было создание стабильной Центральной Азии, которая вносит непосредственный вклад в усилия США по борьбе с терроризмом, поддержке региональной стабильности и содействию энергетической безопасности. Центральная Азия была ключевым регионом во время операции «Несокрушимая свобода» в Афганистане. Для удовлетворения возросшей потребности в нелетальных поставках в Афганистан после 2009 года и для уменьшения зависимости от поставок через Пакистан американские планировщики открыли Северную распределительную сеть (СРС) — ряд коммерческих логистических механизмов, соединяющих балтийские и каспийские порты с Афганистаном через Россию, Центральную Азию и Кавказ.

После нескольких лет снижения американского участия в регионе, администрация Обамы инициировала создание формата C5+1 и запустила первую стратегию США по Центральной Азии в 2015 году.

Недавнее соглашение между США и Талибаном и перспектива прекращения американского военного присутствия в Афганистане усилили внимание Вашингтона к Центральной Азии. Хотя «Талибан» взял на себя обязательство не позволять использовать афганскую территорию для террористической деятельности, направленной на США, в обмен на вывод американских войск из страны, это всё же означает, что перспективы безопасности в Афганистане и регионе в целом остаются неопределенными. Межафганские переговоры были одной из самых больших головных болей для США. В этом контексте государства Центральной Азии будут играть все большую роль в поддержании региональной стабильности. Более того, как заявил президент Трамп, «если плохие вещи произойдут, мы вернемся» – таким образом, если талибы не будут соблюдать соглашение или ситуация в Афганистане снова будет мотивировать вмешательство США, Центральная Азия снова может быть использована в качестве ступени на этом пути.

Помимо географического положения и природных ресурсов Центральной Азии, растущее участие Китая в регионе в последние годы наряду с сильным политическим влиянием России, также повысили значимость Центральной Азии для Вашингтона и наоборот.

Перспективы: с 2019 года визиты официальных лиц внешней политики США в Центральную Азию активизировались. В феврале М.Помпео посетил Казахстан и Узбекистан и принял участие в работе совещания министров С5+1. По данным МИД Узбекистана, в повестку дня переговоров были включены вопросы региональной безопасности, регионального сотрудничества, а также ситуация в Афганистане.

Во время своего визита в Казахстан Помпео встретился с этническими казахами, члены семей которых были задержаны в лагерях для интернированных в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. В преддверии визита Помпео китайский МИД заявил, что попытки посеять вражду в регионе из-за политики Китая обречены на провал, так как страны региона имеют больше возможностей для оценки ситуации, чем Вашингтон. Китайские СМИ объявили визит Помпео, как попытку подорвать позиции Китая в регионе.

Одновременно Госдепартамент США опубликовал стратегию США для Центральной Азии на 2019-2025 годы. Эта стратегия сохраняет несколько приоритетов предыдущей стратегии, определяя внутренний и трансграничный терроризм как одну из главных проблем в области безопасности. «Сокращение террористических угроз» и проблем, связанных с Афганистаном, выделяются в стратегии в качестве ключевых политических целей. На фоне американо-талибского соглашения и планируемого вывода американских войск из Афганистана для США становится логичным наращивать свою помощь в области безопасности для центральноазиатских республик. Согласно соглашению с талибами, США «обязуется вывести из Афганистана все вооруженные силы Соединенных Штатов, их союзников и партнеров по коалиции, включая весь недипломатический гражданский персонал, частных подрядчиков по обеспечению безопасности, инструкторов, советников и персонал вспомогательных служб в течение 14 месяцев после объявления соглашения».

Главная цель Вашингтона, по-видимому, заключается в расширении сотрудничества в области безопасности с центральноазиатскими государствами с целью повышения их способности реагировать на текущие и будущие вызовы, влияющие на региональную стабильность. После планируемого вывода американских войск из Афганистана вполне реалистичными представляются угрозы, связанные с проникновением радикальных группировок в регион или ростом таких группировок в пределах Центральной Азии. Более того, уход США определяет Россию и Китай в качестве единственных поставщиков безопасности в регионе, что не является желательным сценарием для Вашингтона. Таким образом, развитие событий в Афганистане наряду с глобально растущим сотрудничеством между Китаем и Россией являются основными движущими силами возобновления взаимодействия США в Центральной Азии.

По словам источников «Коммерсанта» в российском правительстве, Москва рассматривает стратегию США как план, направленный на отвлечение центральноазиатских государств от России и Китая и вовлечение их в спонсируемые США региональные проекты в области безопасности и энергетики, прежде всего, на афганском направлении. Более того, накануне визита Помпео министр иностранных дел России Сергей Лавров негативно оценил деятельность США в регионе, заявив, что их истинная цель – «развернуть все проекты с участием Центральной Азии на юге, в сторону Афганистана, но без участия России». По данным российских СМИ, в этом году Москва также планирует провести переговоры в формате «5 + 1» со странами Центральной Азии. Это будет уже третье заседание в таком составе. Кроме того, Москва намерена продолжать укреплять связи в сфере безопасности в рамках ОДКБ и стремится развивать военное сотрудничество между организацией и Узбекистаном, а при возможности даже вернуть Узбекистан в лоно ОДКБ.

И Россия, и Китай уже создали экономические и силовые альянсы (ЕАЭС, ОДКБ, ШОС) с государствами региона. По словам ученого из МГИМО Андрея Казанцева, США не стремятся сделать Узбекистан и Казахстан союзниками, «так как они хорошо понимают, что степень их партнерства с Россией и Китаем гораздо выше». Более того, он выразил уверенность, что ни Казахстан, ни Узбекистан, даже если им сейчас понадобятся западные инвестиции, не будут противостоять России или Китаю, несмотря на любые обещания со стороны США. Действительно, руководство среднеазиатских республик избегает поддержки одной стороны в геополитической конкуренции, но предпочитает балансировать между разными партнерами. Как сказал министр иностранных дел Узбекистана во время встречи с Помпео: «… мы хотим видеть Центральную Азию регионом стабильного развития, процветания и сотрудничества, и мы действительно не хотели бы ощущать на себе неблагоприятные политические последствия в связи с некоторой конкуренцией в нашем регионе между великими державами». Однако государства региона понимают, что без американского участия им будет гораздо труднее – если вообще возможно – сбалансировать Россию и Китай. В этом отношении недавняя энергетическая война между Беларусью и Россией является для них ярким примером. Эта потребность в американском присутствии была бы особенно важна, если бы отношения между Китаем и Россией еще больше укрепились. Кроме того, на фоне падения цен на энергоносители и мировых экономических спадов наблюдается повышенный спрос на американские инвестиции в регионе. Это ключевые факторы, по которым региональные государства заинтересованы в развитии отношений с Соединенными Штатами.

Выводы: географическая удаленность, наряду с высоким экономическим присутствием Китая и сильным политическим влиянием России и отношениями безопасности в регионе поднимает вопросы о том, насколько значительным может быть участие США в Центральной Азии. У Китая и России есть рычаги, чтобы бросить вызов укреплению отношений США с государствами региона. Однако необходимость иметь партнера, присутствие которого в регионе позволит центральноазиатским государствам иметь большую свободу для маневра в отношениях с Москвой и Пекином, обуславливает их интерес к развитию отношений с США. В этой связи центральноазиатские государства приветствуют американскую стратегию, которая рассматривает регион в качестве целостного региона.

Об авторе: Нурлан Алиев – кандидат политических наук, научный сотрудник факультета политологии и международных исследований Варшавского университета. Он получил стипендию Вышеградского фонда на 2018-2019 годы. С 2000 по 2017 год работал экспертом в различных правительственных, неправительственных и международных организациях. Его исследования сосредоточены на внешней политике России и российской политике в сфере безопасности, а также на постсоветских странах и угрозах асимметричной войны.

2 июля, 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели