Реализован значимый туркменско-американский гуманитарный проект
Исторические хроники Каспийского региона

Реализован значимый туркменско-американский гуманитарный проект

6 мая в Государственном историко-культурном заповеднике «Древний Мерв» состоялась официальная церемония завершения туркмено-американского проекта по сохранению и менеджменту археологического памятника Большой Кыз-кала, сообщает портал «Туркменистан. Золотой век».

В публикации портала отмечается, что проект осуществлялся в течение пяти лет на средства первого в Туркменистане крупномасштабного гранта в рамках Международной программы Государственного департамента США «Фонд послов по сохранению культурного наследия». Заявка на получение этого гранта была подана Национальным управлением по охране, изучению и реставрации памятников истории и культуры в 2011 году и победила в конкурсе, в котором также участвовали аналогичные государственные службы Вьетнама, Гаити, Индии, Индонезии, Иордании, Лаоса, Ливана, Ливии, Мавритании, Мексики, Парагвая, Танзании, Украины, Шри-Ланки и Эквадора.

Начиная с 2001 года в Туркменистане были проведены реставрационные работы на таких широко известных памятниках как мечеть Сеид-Джемаледдина в Анау, мавзолей Меана-баба в Каахкинском этрапе Ахалского велаята, мавзолеи султана Текеша и Наджмеддина Кубра в Куня-Ургенче, Ак-сарай-динг и Исмамут-ата в этрапе Гёроглы Дашогузского велаята, дворцово-храмовый комплекс Гонур-депе в Марыйском велаяте, знаменитые дехистанские памятники Машад-ата и Джума-мечеть хорезмшаха Мухаммеда II в Балканском велаяте. Продолжается реставрация караван-сарая Даяхатын в Лебапском велаяте.

Туркменский портал также отмечает, что Большая Кыз-кала входит в число объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Поэтому туркменские специалисты работали здесь в тесном сотрудничестве с иностранными коллегами – представителями Института археологии Университетского колледжа Лондона (Великобритания), Института археологии Варшавского университета (Польша) и экспертами Международного центра по глиняному строительству (СRAterre) Высшей школы архитектуры Гренобля (Франция).

На первом этапе была собрана и систематизирована архивная и проектная документация по реставрации этого памятника в прошлом, с помощью современных технических средств осуществлена детальная фиксация бесценного оригинала и разработана проектно-сметная документация для осуществления консервационных и реставрационных работ.

На втором этапе — удалены оплывшие участки глиняных стен внутри и вокруг памятника, что позволило специалистам лучше изучить его структуру. Проведены археологические раскопки, давшие исключительно важную информацию о планировке нижнего этажа замка, много веков скрытого завалами рухнувших давным-давно перекрытий. Самым неожиданным для исследователей стало открытие внешней крепостной стены с угловыми башнями. Она охватывала участок в несколько гектаров, в центре которого располагалось само здание. Иначе говоря, замок был очень хорошо защищён, что свидетельствует о его особом статусе.

На третьем этапе проекта реставраторы приступили к укреплению и восстановлению повреждённых участков сохранившихся стен – от фундамента до самого верха, высотой 15 метров по всему периметру памятника. Одновременно с помощью 3D-технологии на основе большого фактического материала создана компьютерная модель возможного первоначального вида сооружения. Основанием для этой гипотезы служит единственный исторический источник – знаменитое Аниковское блюдо, храняющее в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петепрбурге, а также его менее известный двойник – так называемое Нильдинское блюдо, отлитое из серебра и покрытое позолотой – оба изделия относятся к продукции ремесленных мастерских Средней Азии VIII – начала IX века. В центре композиции этого великолепного образца древней торевтики – атакуемый неприятелем гофрированный замок, очень похожий на Кыз-кала.

На завершающей стадии работы, которую предстоит выполнить уже вне проекта, будет усовершенствована туристическая инфраструктура – прежде всего, для того, чтобы смягчить отрицательное воздействие, которое оказывают потоки посетителей на сохранность хрупких сырцовых стен.

Благодаря этому проекту удалось уточнить возраст Большой Кыз-кала, которая была воздвигнута более тысячи лет назад, в конце VIII–начале IХ веков, когда Мерв, находясь в составе Арабского халифата Аббасидов, считался одним из самых просвещённых городов исламского мира. В тот период наместником Хорасана был Абдулла аль-Мамун – сын знаменитого халифа Харуна ар-Рашида. В 813 году аль-Мамун, прославившийся как астроном, сам стал халифом, но ещё долго после этого проживал в Мерве. Историки указывают, что в тот период город фактически играл роль столицы халифата – указы и назначения по всей арабской империи шли оттуда, пока новый халиф не переселился в Багдад.

Размеры Большой Кыз-кала, её тщательное архитектурное оформление и надёжная фортификация позволяют предполагать, что это была не простая усадьба богатого местного аристократа, а загородная правительственная резиденция халифа или правивших после него султанов.

Обильный археологический материал, полученный в ходе нынешних раскопок, свидетельствует о том, что замок использовался достаточно долго, на протяжении жизни нескольких поколений, неоднократно ремонтировался и перестраивался. Наряду с многочисленными керамическими материалами в толще культурного слоя Большой Кыз-кала обнаружены ряд бронзовых изделий. Среди них особый интерес представляют арабские монеты с надписью каллиграфическим угловатым почерком «куфи» – это аббасидские дирхемы VIII-IX веков, перстни с печатками, ювелирные украшения, произведения мелкой скульптурной пластики.

Одна из самых редких находок – косметическая лопаточка, или уховёртка длиной почти 8 сантиметров, сделанная в виде рельефного изображения богини воды и плодородия. Этот предмет, безусловно, редчайший образец раннесредневековой торевтики – искусства изготовления рельефных изображений из металла. В Маргиане данный иконографический тип известен по многочисленным терракотовым статуэткам и имеет глубокие местные корни. Он прослеживается с конца первого тысячелетия до нашей эры и доживает до эпохи раннего средневековья. Но впервые в археологии Туркменистана найден бронзовый вариант культовой канонической пластики данного типа.

Несомненную музейную ценность представляют найденные также в процессе археологических исследований на Кыз-кала образцы дорогой глазурованной посуды с куфическими надписями, терракотовые статуэтки. Вновь выявленные сведения дают стимул для дальнейшего изучения этого и других уникальных сооружений Древнего Мерва.

В церемонии завершения проекта, состоявшейся возле Большой Кыз-кала, приняли участие Чрезвычайный и Полномочный Посол США в Туркменистане Аллан Мастард и сотрудники американского посольства, представители Министерства культуры страны и хякимлика Марыйского велаята, учёные и журналисты.

Со своей стороны, наша редакция обращает внимание на тот факт, что реализация совместного проекта США и Туркменистана является наглядным примером реализации Вашингтоном рычагов так называемой «мягкой силы» в целях укрепления своего влияния в Туркменистане и Каспийском регионе в целом. В связи с этим, российской стороне необходимо рассматривать американский проект в качестве примера того, как можно расширить сотрудничество в гуманитарной сфере с прикаспийскими странами. То есть решить те задачи, которые сегодня стоят перед специальным представителем Президента РФ по Каспию Рамазаном Абдулатиповым.

Май 18, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели