Российские компании заинтересованы в сотрудничестве с Ираном – глава Торгпредства РФ в ИРИ
Вокруг Ирана, Каспийский диалог

Российские компании заинтересованы в сотрудничестве с Ираном – глава Торгпредства РФ в ИРИ

Глава Торгового представительства Российской Федерации в Исламской Республике Иран Рустам Жиганшин дал интервью иранскому порталу «Васти Пресс». В нём Жиганшин рассказал о том, как развиваются экономические отношения между Ираном и Россией, как они преодолевают общие трудности и какие у стран есть перспективы.

— Как Вы оцениваете состояние торгово-экономических отношений Ирана и России на нынешнем этапе? Как это выражено на языке статистики?

— Торгово-экономические отношения Ирана и России устойчиво развиваются, об этом свидетельствуют данные товарооборота, который увеличивается уже 3-й год подряд.

Несмотря на действующие односторонние санкции США и распространение новой коронавирусной инфекции российско-иранский товарооборот в 2020 г. вырос на 5,6 % и составил $2,220 млрд., при этом импорт из Ирана в Россию вырос на 36,2 %. Позитивную динамику демонстрирует начало текущего года: в январе-феврале 2021 г. товарооборот вырос на 50,8 % ($626 млн), при этом экспорт увеличился на 82,1 %, а импорт из Ирана на 6,4%. Эти цифры свидетельствуют о том, что наше взаимодействие растет, и мы оптимистично смотрим на будущее развитие наших двусторонних отношений.

После ухода с иранского рынка большинства европейских и азиатских компаний, Иран заинтересован в современных технологиях. У российских предприятий есть на данном этапе возможность занять место конкурентов и закрепиться на иранском рынке, продвигая российские технологии, машины и оборудование.

Высоким спросом в Иране традиционно пользуются поставки из России зерновых культур, растительных масел, пиломатериалов и других товаров.

— Какие основные проекты сегодня существуют на повестке дня торгово-экономического сотрудничества двух стран?

— В настоящее время идет реализация совместных российско-иранских проектов в области электроэнергетики, строительства АЭС «Бушер», модернизации ряда тепло- и электростанций, взаимодействие в нефтяной сфере, а также по электрификации железнодорожной сети. В Иран в большом количестве поставляются продукты сельхозпроизводителей из России, а также иранская сельхозпродукция в Российскую Федерацию. Есть успешные примеры поставок сельскохозяйственной техники, горно-шахтного оборудования и других товаров российского производства.

— Насколько правовая база торгово-экономических отношений двух стран сегодня актуальна и отвечает всем потребностям двусторонних отношений?

— Разумеется, есть нюансы в правовых базах обеих стран.

Для урегулирования различных вопросов на регулярной основе проводятся заседания Межправительственной Комиссии по экономическому сотрудничеству между Россией и Ираном, а также заседания российско-иранских рабочих групп по сотрудничеству в различных областях.

В текущем году запланировано очередное заседание межправкомиссии, которое должно состояться в порядке очередности в России.

Безусловно, большим прорывом является Временное соглашение, вступившее в силу 27 октября 2019 года. Это соглашение ведет к образованию зоны свободной торговли между членами ЕАЭС и Ираном и придает новый импульс развитию двусторонних внешнеэкономических связей. Это также является одним из крупнейших проектов с юридической точки зрения и структурирования наших двусторонних отношений в торгово-экономической сфере.

— Значит ли это, что это затрагивает не только отношения Ирана и участников ЕАЭС, но и непосредственно будет действовать на благо ирано-российских отношений?

— Совершенно верно. Это в любом случае будет во благо как России и стран ЕАЭС, так и Ирана. В соответствии с подписанным Соглашением Иран взял на себя обязательства по снижению тарифов по 360 товарным позициям, при этом страны ЕАЭС – по 502. В результате, по данным таможенной администрации Ирана, за первый год действия Временного соглашения объем взаимной торговли увеличился на 8 %. Поэтому мы считаем, что это взаимовыгодная договоренность, которая отвечает интересам развития двухсторонних отношений России и Ирана.

— Российско-иранские отношения помимо теплых политических заявлений с обеих сторон нуждаются в существенном экономическом наполнении. Какие проекты Москва считает целесообразными или желала бы развивать с Ираном в экономическом плане?

— Россия и Иран имеют давние добрососедские связи. У нас общая морская граница и заложен очень хороший потенциал для дальнейшего расширения торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества.

Все проекты, ведущие к развитию двухсторонних отношений, расширению контактов и увеличению товарооборота, являются целесообразными, поскольку они принесут пользу экономикам России и Ирана.

Помимо основных проектов, которые реализуются российскими компаниями в Иране, есть еще ряд проектов, по которым ведутся предварительные переговоры. Речь идет о проектах в области энергетики, нефтегазовой отрасли, сфере транспорта, горнодобывающем секторе и других.

Эти и многие другие вопросы будут рассмотрены в ходе предстоящего очередного заседания Межправительственной Комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству между нашими странами, которое состоится в этом году в России, как только позволит эпидемиологическая обстановка.

— С учетом того, как вы сказали, Россия сегодня готова на техническом и технологическом направлении заполнить вакуум, образовавшийся с уходом компаний с иранского рынка, как это выражено на практике?

— Мы в торговом представительстве ежедневно получаем запросы российских компаний по оказанию содействия по выходу на иранский рынок. Это говорит о том, что российские компании очень заинтересованы в сотрудничестве с Ираном и проявляют большой оптимизм в плане взаимодействия, в том числе и в высокотехнологической и IT-сфере, а также в других областях применения современных технологий. В целом торгпредство России в Иране и торгпредства в других странах в настоящее время приоритетное внимание уделяют поддержке российского неэнергетического, несырьевого экспорта.

— Как Вы оцениваете и какой видите роль торгового представительства России в Иране сегодня? Есть ли достаточная свобода действий или может есть какие-то ограничения?

— Торговое представительство играет важную в роль в установлении и развитии двухсторонних контактов – содействует продвижению российской продукции на иранский рынок, принимает участие в организации бизнес-миссий, оказывает консультационную и информационную поддержку участникам ВЭД, способствует урегулированию коммерческих споров. Если говорить о свободе действий, то тут особых преград нет.

Разве что ограничения, связанные с пандемией. Имею в виду сокращение числа визитов российских делегаций в Иран, а также уменьшение количества очных контактов между представителями бизнеса.

Однако мы успешно используем современные возможности проведения переговоров и рабочих встреч в формате видеоконференцсвязи. Проблем коммуникации с иранскими партнерами у нас нет.

Мы уверены, что уже совсем скоро коронавирусная инфекция будет купирована и двусторонние контакты возобновятся с новой, еще большей энергией.

— Совсем недавно лидеры России и Ирана обменялись посланиями. Как Вы думаете, как это скажется на развитии экономических связей и сотрудничества?

— Обмен посланиями лидеров России и Ирана приурочен к 20-летию договора об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества между Исламской Республикой Иран и Российской Федерацией.

Стороны отметили, что отношения между Россией и Ираном расширяются и укрепляются, что естественным образом положительно скажется и на развитии непосредственно экономических связей.

В этом нет никаких сомнений.

— Одной из основных проблем развития ВЭД Ирана – это банковские санкции, отключение от SWIFT и пр. Как эта проблема сказывается на двусторонних отношениях? Какие могут быть решения?

— Безусловно, санкции в финансовой сфере создают сложности в осуществлении платежей между российскими и иранскими компаниями.

Однако постепенно увеличивается доля взаиморасчетов в национальных валютах, привлекается государственное кредитование, используются банки третьих стран. Ведется работа по объединению платежных систем России и Ирана.

Мы будем преодолевать эти трудности совместно с нашими иранскими партнерами.

Я искренне убежден, что, если какая-то компания хочет продать товар, а другая компания хочет его приобрести, то два бизнесмена всегда найдут способ реализовать это свое желание.

— Можно ли сегодня говорить о возможности создания какой-то совместной банковской, финансовой структуры, которая бы решала нынешние проблемы в торговле двух стран и оказывала услуги именно в этой сфере на двусторонней основе?

— Сейчас в России успешно работает «Мир Бизнес Банк», который является российским банком со 100-процентным иранским участием, осуществляет взаиморасчеты в национальных валютах. Более того с Ираном успешно взаимодействует Российский экспортный центр (РЭЦ). В структуре РЭЦ существует как банковское сопровождение российских экспортных контрактов, так и страховое сопровождение двусторонних сделок. Поэтому в настоящее время российские экспортеры находят возможности для реализации своих проектов на территории Ирана.

— Можно ли говорить о том, что использование во взаимной торговле национальных валют упрощает существующие проблемы?

— Да, безусловно. Мы сейчас в межбанковском взаимодействии делаем упор на использовании именно национальных валют, что значительно сокращает риски российских экспортеров при работе на иранском рынке.

— В основном отношения между Ираном и Россией выстраиваются на основе государственных проектов, куда вовлечены государственные компании. Какова роль частного бизнеса в развитии двусторонних отношений? Какие есть планы по расширению доли частного бизнеса в росте товарооборота двух стран?

— Частный бизнес имеет огромное значение в двухсторонних торгово-экономических отношениях. С одной стороны санкции, наложенные Администрацией США на Иран, создают ряд сложностей для тех, кто хочет вести бизнес с Ираном. С другой стороны, сейчас хорошее время, чтобы занять свободные ниши и найти потенциальных долгосрочных партнеров в Иране.

Частный бизнес – это двигатель нашей взаимной торговли. В нынешних условиях частным предпринимателям легче ввиду того, что они являются более гибкими и подстраиваются с большей легкостью под существующие реалии ведения бизнеса с Ираном.

— Несмотря на это доля частного сектора в отношениях между государствами незначительна. С чем это связано и как вы думаете, что надо сделать, чтобы активизировать частный бизнес?

— Я не соглашусь с вами, потому что большую часть нашего товарооборота составляет взаимодействие в сфере поставок сельхозпродукции, а это, как правило, именно частный бизнес. Другое дело, что большие инфраструктурные, энергетические, технологические проекты, которые у нас на слуху, осуществляются при поддержке государства и реализуются крупными холдингами. Но, как я уже сказал, большую часть товарооборота составляет именно частный бизнес, небольшие компании, которые вносят вклад в рост нашего товарооборота.

— Удастся ли России привлечь частный сектор, чтобы заполнить образовавшийся вакуум на иранском рынке или вновь упор будет делаться на государственные корпорации?

— Я считаю, что у частного сектора здесь большие перспективы – возможности, в частности в IT-сфере и в сфере технологий, в области поставок современных машин и оборудования. Несомненно, именно частный бизнес может и должен занять ниши в различных секторах экономики Ирана.

— Могли бы вы привести конкретный пример, какие российские компании готовы заменить какую-то иностранную компанию в Иране?

— Я думаю, что примеры лучше не указывать, но обозначу хорошие перспективы для российских компаний как в автомобилестроении, в горнодобывающей промышленности, в сфере IT-технологий, в нефтегазовой отрасли. Работа в этих сферах имеет большой потенциал для роста нашего взаимодействия, в том числе между частными компаниями.

— Как Вы расцениваете развитие отношений между ИРИ и ЕАЭС? Насколько это важно для Ирана и ЕАЭС? Какова перспектива присоединения Ирана к ЕАЭС?

— Иран – это крупная страна, наш сосед. Население составляет по последним данным порядка 84 млн человек. Это очень объемный рынок для компаний из России и других стран-членов ЕАЭС, поэтому он является крайне перспективным.

Что касается полноценного присоединения, то в самом Временном соглашении, заложена договоренность в трехлетний период, со дня его вступления в действие, подготовить соглашение о полноформатной зоне свободной торговли, то есть к октябрю 2022 года планируется завершить подготовку соглашения о полноценной зоне свободной торговли между ЕАЭС и Ираном.

— В какой именно сфере Иран может играть ключевую роль для ЕАЭС? Ведь обе стороны рассчитывают, что эта кооперация будет содействовать экономическому развитию государств. Иран видит в этом возможность обхода санкций и выхода на новые рынки товаров и услуг. На Ваш взгляд, какие планы строит ЕАЭС в отношении иранского бизнеса? Что странам Союза хотелось бы приобрести на иранском рынке?

— Иран – это объемный и перспективный рынок для продвижения различных товаров из России и стран-участниц ЕАЭС. Кроме того, хотел бы упомянуть очень перспективное направление в транспортно-логистической сфере и транзитную составляющую в развитии международных транспортных коридоров. Думаю, что здесь есть хорошие перспективы для Ирана и стран ЕАЭС, чтобы содействовать запуску новых, экономически привлекательных, транзитных маршрутов для товарных потоков между Азией и Европой.

— Какую роль могут сыграть в этом интеграционном процессе выставочные программы, в частности «Евразия ЭКСПО» намеченная в следующем месяце в Тегеране?

— Выставки, проводимые в Иране или России, играют огромную роль в налаживании экономических связей. Продавцы и потенциальные покупатели знакомятся друг с другом, с представленной на выставке продукцией, обмениваются контактами, что в свою очередь, в перспективе способствует выстраиванию более четкого взаимодействия между российскими и иранскими компаниями. Поэтому при обращении российских компаний мы всегда рекомендуем нашим предприятиям посещать иранские выставочные мероприятия, что всегда способствует налаживанию контактов, изучению рынка, проведению переговоров. И Торгпредство в своей работе уделяет большое внимание поддержке участия российских компаний в иранских выставочных мероприятиях.

Что касается непосредственно выставки, проведение которой запланировано на 18-21 мая в Тегеране, то мы рассчитываем, что российские компании проявят интерес и приедут со своими стендами, либо просто посетят эту выставку, проведут переговоры и ознакомятся с рынком Ирана. Представят свою продукцию, причем не только Ирану, но и всем посетителям, в том числе из стран ЕАЭС.

Особенностью выставки «Евразия ЭКСПО», является ее направленность на интеграцию между компаниями из государств-участниц ЕАЭС (России, Армении, Беларуси, Казахстана и Кыргызстана), а также Ирана. Рассчитываем, что это поможет привлечь российские компании.

— Насколько актуальным является вопрос развития отношений между регионами двух стран?

— Спасибо за этот очень правильный вопрос. Мы уделяем очень большое внимание развитию контактов между регионами. В 2019 году, до наступления эпидемии новой коронавирусной инфекции, Иран посетило 16 региональных делегаций, в 2020 году мы продолжили эту работу, но уже в форматах видеоконференцсвязи. Регионы проявляют очень серьезный интерес к развитию взаимодействия с Ираном. Мы рассчитываем, что после того как вспышка эпидемии спадет делегации из российских регионов продолжат активную работу по знакомству с рынком Ирана, налаживанию контактов и по посещению не только Тегерана, но и иранских провинций. Все мы знаем особенности ведения бизнеса на востоке и в Иране в частности: лучшая стратегия переговоров – это очная, непосредственная встреча, которая способствует не только знакомству, но и налаживанию атмосферы доверия, ведет к выстраиванию взаимоотношений на долгие годы и подписанию долгосрочных контрактов.

— С учетом того, что Вы сказали об активизации связей после спада пандемии коронавирусной инфекции, а также учитывая развитие отношений Ирана со странами ЕАЭС и общих планов двусторонних отношений, какой вы видите перспективу развития отношений между Ираном и Россией?

— Мы с оптимизмом смотрим на развитие двухсторонних отношений. Говоря о развитии современных технологий, я не упомянул очень интересную нашу новую область сотрудничества. В Иран на сегодняшний день поставлено 520 тыс. доз российской вакцины «Спутник V», достигнута договоренность о новых поставках, а также о начале в ближайшем будущем производства российской вакцины на территории Ирана. Этот проект является перспективным не только для насыщения рынка Ирана столь необходимой сейчас вакциной, но и предусматривает возможность после налаживания достаточного объема производства поставки в государства региона. Это один из успешных интересных высокотехнологичных примеров нашего сотрудничества, которое откроет перспективы взаимодействия и в других областях здравоохранения и фармацевтического рынка. Уверен, что здесь у нас тоже очень хорошие перспективы.

Источник

3 мая, 2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели