Российское военное присутствие в Иране — дело конкретного случая
Повестка дня

Российское военное присутствие в Иране — дело конкретного случая

Исламская Республика Иран, как одна из наиболее влиятельных стран не только на Каспии, но и в регионе Ближнего Востока в целом, обладает значительным военным потенциалом, позволяющим руководству страны вести активную политику по реализации своих геополитических интересов. Наиболее ярким свидетельством этому являются события в Сирии, Йемене и ряде других стран.

Военному потенциалу Ирана и отдельным аспектам российско-иранского сотрудничества в военной сфере посвящен аналитический материал Александра Хроленко, обозревателя МИА «Россия сегодня», который мы полностью публикуем на страницах нашего портала:

Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф заявил 28 марта, что решения по использованию Россией иранских военных баз для борьбы с террористами в Сирии будут приниматься «в зависимости от конкретного случая».

Зариф, который находится в России в составе делегации президента Ирана Хасана Роухани, также подчеркнул, что в ходе встречи с президентом Владимиром Путиным будут обсуждаться региональные проблемы, включая сирийский кризис.

Ранее «конкретные случаи» для тесного военного сотрудничества представлялись. В октябре 2015 года по согласованному маршруту из акватории Каспийского моря стартовали 26 российских крылатых ракет «Калибр», которые пересекли с северо-востока на юго-запад территорию Ирана и поразили 11 объектов террористических группировок в Сирии.

В августе 2016 года Воздушно-космические силы России также использовали иранский аэродром «Хамадан» для нанесения ударов по позициям террористов на сирийской территории.

Военно-морские силы Ирана и России не первый год взаимодействуют, проводят совместные маневры в Каспийском море.

 Единственной постоянной военной базой России в регионе остается сирийский Хмеймим. И все же Иран имеет сходные военно-политические позиции, легитимно и результативно участвует в военной кампании на стороне законного правительства САР, то есть является проверенным в боях союзником России.

Иран выглядит серьезным союзником, а для кого-то — жестким противником.

Потенциал Тегерана

С 2012 года Тегеран выделяет на военные нужды около 5% ВВП. В 2016 году ВВП — 386 миллиардов долларов, 28-е место в мире — и это неплохой показатель для страны с населением 82,3 миллиона человек (ниже в рейтинге ВВП — Австрия, Норвегия, ОАЭ, Гонконг, Филиппины, Малайзия, Израиль).

Иран располагает оружием российского, американского и британского производства. Военно-техническое сотрудничество Москвы и Тегерана прерывалось в 1995-2000 годах под давлением Вашингтона, однако уже в 2000-2007 годах на долю России приходилось 85% всего военного импорта Ирана.

Вооруженные силы Исламской Республики Иран состоят из двух параллельных структур: армии и корпуса стражей исламской революции (КСИР), которые имеют собственные сухопутные войска, Военно-воздушные и Военно-морские силы общей численностью свыше 520 тысяч человек (данные справочника Military Balance за 2016 год).

Только сухопутные войска Ирана (350 тысяч военнослужащих) имеют в своем распоряжении более 1600 танков (в том числе 480 единиц Т-72 российского производства). Сухопутные силы КСИР (около 100 тысяч военнослужащих) в мирное время используются для поддержания общественного порядка. КСИР также руководит силами сопротивления и в течение месяца способен мобилизовать 3 миллиона ополченцев.

К 2013 году Иран создал военно-морскую группировку, превосходящую силы стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). По данным иностранной прессы, ВМС Ирана насчитывают более 50 боевых кораблей (в том числе 29 подводных лодок) и вспомогательных судов, способных решать задачи в основном в территориальных водах. Общая численность личного состава иранских ВМС — около 40 тысяч военнослужащих.

Военно-морские силы Ирана более представительны в Персидском заливе и Ормузском проливе. И все же Тегеран расположен ближе к Каспийскому побережью (до него менее 300 километров), нежели к Персидскому заливу Аравийского моря (расстояние — более 550 километров). Каспий — важное внешнеполитическое направление.

Как значительное морское государство сегодня Иран определяет стратегические цели в Мировом океане. В планах ВМС — принятие на вооружение новейших быстроходных ракетных и торпедных катеров, противокорабельных ракет с дальностью стрельбы до 300 километров, РЛС с дальностью обнаружения целей до 500 километров. Программа модернизации предусматривает закупку подводных лодок российского производства.

Некоторые эксперты полагают, что иранские ВМС могут получить ядерное оружие. А пока за стратегическое неядерное ракетное оружие (22 мобильных и 10 шахтных пусковых установок баллистических ракет средней дальности) ответственны аэрокосмические силы КСИР.

Развитие успеха

Оценивая «невидимое» военное влияние Тегерана, ведущая турецкая газета Milliyet пишет, что Запад тревожат действия Ирана в странах Персидского залива. Война в Йемене — важный иранский фронт, который беспокоит Саудовскую Аравию. Кроме того, «Иран приобрел весьма респектабельных и активных в политических, экономических и военных вопросах «местных друзей» и в курдском районе северного Ирака. В «кругу друзей» разрешены и российские разведывательные полеты в Ираке.

Иранский информационный ресурс Farda отмечает важность военно-технического сотрудничества двух стран, высокую эффективность российского оружия на Ближнем Востоке. В ходе недавних маневров Иран успешно испытал ЗРК С-300. При этом командующий иранской базой ПВО Амир Фарзад Исмаили заявил, что С-300 «стер в пух и прах» баллистическую ракету условного противника. Стоимость контракта на поставку Тегерану этого комплекса ПВО составила миллиард долларов.

Ливанское издание Дахия сообщает: «Иран и Россия будут стремиться к укреплению дипломатических отношений и усилению военного сотрудничества в Сирии. <…> Россия обеспечивает воздушную поддержку военным советникам Ирана, которые помогают Сирии на земле. Координация действий России и Ирана привели в конечном счете к поражению сирийской оппозиции в Алеппо. Эта победа позволила Ирану и России вместе с Турцией организовать мирные переговоры без привлечения США».

Издание отмечает, что сотрудничество между Ираном и России эффективно не только в Сирии и «включает в себя гораздо больше, чем будущее президента Асада или будущее Сирии».

Авторитетная американская газета The Washington Post пишет: «На фоне сокращения влияния Соединенных Штатов на Ближнем Востоке Иран и Россия объединяют усилия для укрепления своих позиций в этом регионе. Они расширяют политические и дипломатические связи, а также усиливают совместные операции в Сирии». Издание характеризует масштабы сотрудничества как беспрецедентные — Иран и Россия противостоят региональной политике США, объединяются против Запада.

Ранее глава Объединенного командования НАТО в Неаполе и ВМС США в Европе, американский адмирал Марк Фергюсон заявил, что Россия выстраивает «стальную арку» от Балтийского до Черного моря — для подрыва позиций Североатлантического альянса. Адмирал явно упустил из виду перспективный каспийско-иранский сектор «арки».

Источник

 

 

30 марта, 2017

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели