Россия-Азербайджан: горизонт 2025 — часть 2
Аналитика, Комментарии экспертов

Россия-Азербайджан: горизонт 2025 — часть 2

27 июня в Баку (Азербайджан) в мультимедийном пресс-центре Sputnik Азербайджан состоялся международный  круглый стол «Перспективы экономического сотрудничества между Азербайджаном и Россией». О перспективах развития новых проектов на пространстве Большой Евразии говорили политологи и экономисты — участники дискуссии: Сергей Масаулов, Ксения Тюренкова, Эльшад Мамедов, Фуад Ализаде. Организаторами мероприятия выступили: Политологический центр «Север-Юг», Центр международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия» при информационной поддержке пресс-клуба «Содружество».

Одним из основных спикеров стал Александр Караваев, научный сотрудник Института Экономики РАН. Александр Караваев выступил с докладом «Россия-Азербайджан: горизонт 2025. Перспективы торгово-экономических связей, промышленных и инфраструктурных проектов, взаимодействие в системе «сетевого партнерства».

Портал «Каспийский вестник» публикует вторую часть доклада Александра Караваева (ссылка на 1-ю часть доклада):

Россия и КНР: центры технологического притяжения

В перспективе – 2025 нарастающее влияние на Азербайджан будут оказывать два центра «силы».

В первую очередь, разрабатываемые Москвой форматы расширенного Евразийского Партнерства с участием азиатских стран и ряда исламских государств Большого Ближнего Востока.

Во-вторую, усиливается важнейшее для Азербайджана взаимодействие с Китаем, ШОС, другими странами азиатско-тихоокеанского региона, такими как Южная Корея, Вьетнам, Япония. Наращивание влияния КНР на Южном Кавказе заметно везде, но по Азербайджану это наиболее очевидно:  по итогам 2017 года торговый оборот между двумя странами составил $1,2 млрд., что на 43% больше показателя 2016 года.

Россия и КНР становятся главными торговыми партнерами Баку (по итогам 2017 года занимая соответственно 3 и 4 место среди внешних экономических партнеров страны), при том, что основным направлением экспорта азербайджанского сырья остаются европейские рынки.

К 2025, году тенденция роста несырьевого экспорта в направлении РФ и КНР будет набирать обороты. В течение двух-трех лет, скорее всего покажут позитивную динамику проекты, реализуемые сегодня в сельском хозяйстве, а также в области промышленности. В целом, рейтинговое агентство Standard & Poors, вслед МВФ, прогнозирует рост экспортных операций Азербайджана в 2018 году до 2%, в течение 2019 и 2020 годов на уровне 4%, а в 2021 году – 4,2%. Эти показатели выше, чем за период 2012-2016 годов. При этом доля экспорта (сырья и готовой продукции) в общем объеме валового внутреннего продукта в течение 2018-21 годов прогнозируется около 44%. Профицит баланса внешней торговли оценивается в 2018 году на уровне 12,6% ВВП, на 2019 год – 13,2% ВВП, на 2020 год – 13,8% ВВП, на 2021 год – 14,5% ВВП.

Также, в перспективе 2025, обязательно нужно говорить о том, что новая технологическая волна серьезно изменит ландшафт мировой экономики. Достаточно посмотреть список встреч Алиева на Давосе. Преимущество с каждым годом отдается главам технологических компаний (Cisco, Palantir Technologies, и другим подобным). Причем, здесь присутствует не просто консультация относительно перспектив вложения Азербайджана в их акции, или перспектив внедрения в экономику страны технологий big data, интернета вещей, умных городов и так далее. Реализуются практические инициативы, важные на текущий момент.

К примеру, переговоры с французским концерном Thales International, которые начал Алиев в Давосе в 2016 году, привели в этом году к организации на бакинском аэроузле Центра эффективности использования воздушного пространства ASEC. Он является ключевым связующим узлом при планировании потоков воздушного движения между европейским Центром управления воздушных потоков (Евроконтроль) в Брюсселе и Центром управления воздушных потоков в Сингапуре. Благодаря ASEC Азербайджан будет играть роль стратегического партнера как Евроконтроля, так и азиатского Центра планирования потоков воздушного движения.

Компания Cisco анонсировала с 2018 года взаимодействие с Министерством транспорта, связи и высоких технологий Азербайджана в деле разработок технических решений для систем новых почтовых услуг, в сфере интеллектуального управления транспортом, в обеспечении кибербезопасности, развитии широкополосных услуг и повышения кадрового потенциала в области IT.

Развитие цифровой экономики – один из самых масштабных из 13 нацпроектов российских «Национальных целей 2024».  На его реализацию запланировано до 1,31 трлн. руб. (около 200 млрд. рублей в год).

Кроме расширения коммуникационных сетей, в российской программе сделана ставка на развитие «сквозных» цифровых технологий: обработка «больших данных», искусственный интеллект, создание компонентов робототехники и сенсорики, технологии беспроводной связи, технологии виртуальной и дополненной реальностей и т.д. Данные новации планируется применить в сфере здравоохранения, создания «умных городов» и государственного управления, включая контрольно-надзорную деятельность.  Будет создано не менее 10 национальных компаний-лидеров высокотехнологичных предприятий, развивающих «сквозные» технологии и управляющих цифровыми платформами, которые будут работать на глобальном рынке и формировать вокруг себя систему «стартапов», исследовательских коллективов и отраслевых предприятий.

Программа будет способствовать согласованному развитию цифровой экономики на территории стран ЕАЭС и СНГ, потребует от них тесного взаимодействия в кооперации с партнерами на европейском и азиатско-тихоокеанском направлениях в формате ШОС.

В рамках ЕАЭС и СНГ  предусматривается создание интегрированной информационной системы и правовых рамок трансграничного «пространства доверия». Предполагается, что Азербайджан станет активным участником этого процесса.

Очевидно, происходит формирование принципиально новых рынков товаров и услуг, появятся не только новые глобальные лидеры, но и новые региональные центры. Баку хотел бы также, оказаться в этом движении лидеров, найдя свое собственное место. Аналогичная задача, но в ином масштабе, стоит перед Россией. Как сказал Владимир Путин по этому поводу, на встрече с российским бизнесом, «сегодня карты сдаются по новой». Россия имеет больше возможностей догоняющего технологического развития, а по отдельным сферам еще может успеть в последние строчки группы лидеров. Но, учитывая темп изменений, с точки зрения стран «нового технологического ядра», постсоветское пространство одинаково отстало от темпов научно-технической революции.

Азербайджан находится в позиции потребителя этих достижений, и в равной мере готов на сотрудничество как с западными лидерами (Cisco), так и с российскими («Лаборатория Касперского», Яндекс). В свою очередь, развитие электронных торговых площадок, углубленное внедрение инноваций на стыке госуправления и коммуникаций, будет влиять на изменение облика власти, что по идее должно позитивно отразиться на бизнес-среде и предпринимательском духе граждан.

МТК «Север-Юг» и Баку-Тбилиси-Карс: на стыке меридианных и широтных коридоров

По прогнозам, в ближайшие десять лет Азия может превзойти Европу и Северную Америку по целому ряду показателей мировой силы – численности населения, ВВП, инвестициям в технологии и военным расходам. Энергичный подъем азиатских государств, как ожидается, восстановит силу большой Азии и снизит западное доминирование. Это может означать новый шанс для региона постсоветской Евразии, который также подвергнется влиянию новой глобальной «воронки» экономического роста.

Азербайджан имеет уникальное расположение – между мощными нынешними и завтрашними центрами роста. Уже начавшийся переток экономической активности с Запада на Восток, если правильно встроиться в этот процесс (интегрироваться), создаст для Азербайджана новые возможности развития.

С точки зрения экономического взаимодействия проекты БТК и «Север-Юг» носят не конкурирующий, а взаимодополняющий характер. Для провоза по БТК грузов российских экспортеров в адрес Турции Азербайджанская железная дорога (АЖД) установила льготные тарифы. Это может привлечь определенный поток зерна, угля, ГСМ в Турцию напрямую из России через Дагестан.

Другой фактор влияния – корпоративный. Скорее всего, именно через Россию в регион придут лидеры мировых контейнерных перевозок. В частности, если в сделке по выкупу контрольного пакета контейнерного оператора «Трансконтейнер» у ОАО РЖД примет участие один из мировых лидеров в контейнерных перевозках  Mediterranean Shipping Company (MSC), это станет очевидным фактором влияния на БТК и «Север-Юг» на территории Азербайджана: объем грузооборота увеличится.

Когда РЖД и АЖД в 2016 году предварительно договаривались о сквозной ставке на контейнерные перевозки по маршруту Индия — Иран — Азербайджан — Россия (Мумбай — Москва) в рамках коридора «Север–Юг», то эксперты ведомств также обсуждали возможность использования в этой логистике и  БТК.

Нужно отметить совсем новую тенденцию влияния маршрута Баку — Тбилиси на экономику российско-грузинских отношений. В 2017 году торговля между Грузией и Россией добралась до отметки 1 млрд. долларов (рост на 30%). Часть этого потока идет через азербайджанскую железную дорогу, не требуя перевалки в морском порту. Речь, прежде всего, о пшенице и нефтяных газах.

Еще один фактор сопряжения с Россией – технологический. Подвижной состав АЖД, главного перевозчика БТК, также формируется Россией. В 2015 году азербайджанская компания получила по контракту с российским «Уралвагонзаводом» 3 100 грузовых вагонов, включая 600 цистерн для перевозок нефтеналивных грузов, 400 крытых вагонов, 400 фиттинговых платформ, 200 фиттинговых платформ для крупнотоннажных контейнеров, 1 000 полувагонов, 300 зерновозов, 100 хопперов и 100 цементовозов. АЖД также имеет дополнительный опцион на поставку с «Уралвагонзавода» около 14 000 грузовых вагонов разной номенклатуры.

В свою очередь азербайджанская госкомпания SOCAR Methanol (дочерняя компания SOCAR), владеющая в Азербайджане заводом по производству метанола, станет главным перевозчиком химии на маршрутах «Север-Юг». В 2013 году на Украине были приобретены 252 специализированные цистерны для перевозок метанола.

Следующий момент. Перевозками по Баку — Карс азербайджанские железнодорожники улучшают транспортный потенциал ЕАЭС в целом. Безусловно, этот маршрут можно оценивать как сегмент проекта «Один пояс — один путь», в то же время, прямым образом он будет влиять на показатели роста транзитного потенциала ЕАЭС на территории Казахстана.

Интересы Азербайджана в «Север-Юг»

Существенным двигателем развития МТК может стать программа — нефть в обмен на товары. Однако для ее реализации нужен комплекс мер различного характера. России необходимо иметь постоянный рынок сбыта для иранской нефти за пределами РФ и разработать сложные клиринговые схемы. Кроме того, есть негативное влияние объективных системных факторов: обратное усиление экономических санкций США, протекционизм иранской экономки (обязательная 4%-я пошлина со всего импорта), объективная инфраструктурная слабость.

Вопреки этому ряду факторов экспорт ЕАЭС в Иран в 2016 г. вырос на 48% и достиг 2,6 млрд. долларов США. Наиболее перспективными группами продукции для экспорта в Иран в ближайшие годы являются зерно, растительные масла, энергетическое оборудование (включая сетевое), материалы и техника для железных дорог, промышленное оборудование, продукция деревообработки.

Учитывая объем мероприятий проведенных на азербайджанской железной дороге, часть грузов ЕАЭС–Иран пройдет через территорию республики. Баку осуществил меры по уменьшению тарифной стоимости транзита по территории страны, сокращению затрат времени на логистику и сведение к минимуму процедур оформления экспортно-импортных операций.

К примеру, с мая 2016 г. АЖД предоставляет 50-процентную скидку на железнодорожные перевозки до станции Астара на азербайджано-иранской границе, откуда грузы доставляются далее в Иран автотранспортом. Кроме того, Азербайджан является ведущим инвестором в иранский участок западной хорды «Север-Юг»  Решт — Астара (соглашение о кредите на сумму 500 млн. долл. США подписано в ноябре 2017 года).

Прикладные решения

Объем взаимной торговли двух стран по итогам 2017 года превышает российско-иранский в стоимостном отношении. К 2025 году принесут плоды совместные проекты, планируемые сегодня в аграрном производстве и в области промышленности.

Однако, в определенном смысле мы уперлись в потолок, и дальнейшее механическое наращивание торговли будет невозможно без специальной поддержки. Проблема в том, что нам необходимы цепочки производств и связанной переработки с территории Азербайджана в Россию и обратно. Сырье и продукция, частично переработанная, должна поступать на российские предприятия для создания финального продукта. Допустим, в Азербайджане собрали хлопок, переработали для получения нити или до уровня ткани, отправили в Россию для получения конкретного товара в виде одежды или дальнейшей переработки, в зависимости от оценок потребительского спроса. Собрали в Азербайджане урожай, либо упаковали для длительного хранения, либо переработали с использованием дигидраторов, и затем отправили в Россию. Речь идет о полных циклах производств по линиям обработки хлопка, шёлка,  орехов, сахарной свеклы, орехов, табака, мёда. В данном случае перечислены те культуры и даже социально-хозяйственные уклады, которые получили наибольшее внимание со стороны правительства Азербайджана с точки зрения долговременных  инвестиций и льготного кредитования производителям. Иными словами, нам нужна комплексная программа двустороннего сотрудничества, стыкующаяся с несколькими дорожными картами развития азербайджанской экономики, в частности по агропереработке, по логистике, транспортной доставке и поддержке малого среднего бизнеса.

На уровне ведомств имеет смысл в рамках линии сотрудничества РЭЦ и Azpromo и на уровне агентства Abad формировать готовые бизнес-планы по данным отраслям для пакетного инвестирования малого-среднего бизнеса в эти точечные проекты. Первый шаг в этом направлении сделан. Торговым представительством РФ совместно с представительством РЭЦ в Баку планируется проведение серии обучающих семинаров для экспортеров.

Нужны перекрестные проекты, когда, например, в сфере строительства в России увеличиваются подряды для азербайджанских строителей, а Азербайджан в свою очередь закупает российские облицовочные, кровельные материалы и покрытия для реализации своих проектов в РФ. При этом взаимные госконтракты должны учитывать рост новых предприятий Азербайджана, которые не должны быть задушены импортом.

К примеру, производство цемента выросло в Азербайджане на 24,3%, бетонных конструкций на 64%, стекловолокна на 76,1%, кирпича – на 48,4%, готовой бетонной смеси – на 96,8%. Всё это факторы выхода отрасли на экспортный уровень. Тем самым, мы, во-первых, сформируем более эффективное партнёрство, чем ранее, повысим его качество, возможно до лучших постсоветских примеров. А во-вторых, Москва получит дополнительное политическое преимущество в том, что отведет от себя возможные обвинения в попытке задавить экономику постсоветского партнера собственными товарами.

Отсюда следующее направление – взаимное инвестирование и промышленно-индустриальное взаимодействие. Недостаточно развивается потенциал взаимного промэкспорта. К примеру, нам нужны программы вывода продукции Сумгаитского химико-промышленный парка (SKSP/SCIP) на российский рынок, участие в нем российских компаний, поставки туда сырья. В Сумгаите кроме полимерной продукции будет производиться стекло, шерстяная пряжа, удобрения, другая приоритетная продукция с точки зрения импортозамещения. Это достаточно важно для российского рынка, и в тоже время не составит особой конкуренции для российских производителей, учитывая масштабы российской экономики.

Проекты по линии коридора развития «Север-Юг» также предполагают системную поддержку выхода на рынки тройки. Опять же, на конкретном примере можно разобрать потенциал спроса в России на иранские автомобили, выпущенные в Азербайджане, типа Dena, Runna, Soren и Samand. В чем будет их преимущество: в низкой цене, доступности комплектующих или успешном соотношении цена-качество? Насколько востребован этот сегмент, учитывая падение рынка новых автомобилей в РФ на протяжении четырех лет? Как заинтересовать российских дилеров?

Также, стоит подумать каким образом перенести часть промышленной переработки российского сырья в Азербайджан для поставки на рынки Ирана, Индии, Пакистана. Уже сейчас, пока ЗСТ в порте Алят еще не создана, можно продумать какие совместные проекты можно там осуществить.

Таким образом, в перспективе 2025 года мы получаем следующую ситуацию. В рамках новой технологической революции Москва и Баку должны находить возможности запускать проекты взаимной технологической модернизации. Создавать новые производства,  улучшать те практики, которые сложились на прежних уровнях многолетнего взаимодействия, как например, в той же аграрной сфере, внедряя в неё новые технические решения.

Резюме: четыре темы до 2025 года

— цифровая революция кардинально затронет двусторонние отношения

Новый министр сельского хозяйства Азербайджана до своего назначения являлся руководителем многофункциональной службы госуслуг «ASAN», что лишний раз подчеркивает тенденцию прихода цифровой эры в наиболее традиционную сферу — аграрную экономику. Один из примеров развития электронной торговли в Азербайджане — портал Azexport (начал действовать с января 2017 года), созданный по типу китайских торговых площадок. На конец марта 2018 года им было принято заказов на сумму в $660,6 млн. из десятков стран. По общему объему заявок за первые три месяца 2018 года лидирует Россия (18,4% всех заявок). Очевидно, в ближайшие годы получат развития электронные торги, торгово-закупочные сайты и иные формы организации взаимодействия между поставщиками и потребителями России и Азербайджана. Имеет смысл, продумать создание совместной «дорожной карты» развития коммерческо-государственных «стыков» цифровой экономики двух стран (включая обмен данными участников экономической деятельности через филиалы многофункциональных центров госуслуг);

— развитие МТК «Север-Юг» и «Баку-Тбилиси-Карс»

 В мае 2018 года между ЕАЭС и Ираном подписано временное преференциальное соглашение о ЗСТ. Оно предусматривает выборочное снижение пошлин (речь о полноценной зоне свободной торговли не идет). Согласно результатам анализа ЕЭК, наибольший прирост ВВП ожидается в России — $1,3 млрд. и Казахстане — $508,6 млн. Увеличение показателей в Беларуси составит $78,6 млн., в Армении — $27 млн., в Кыргызстане — $12 млн.

По прогнозам ЕЭК, экспорт из ЕАЭС в Иран в основном придется на несельскохозяйственные отрасли – 83,1% от общего прогнозируемого увеличения экспорта. Это будет касаться медикаментов, поверхностно-активных веществ, бумаги, одежды, продукции сталелитейной промышленности, различных видов механического и электрического оборудования, автомобилей и другое. Общие объемы экспорта могут возрасти на 73%.

Азербайджан уже сейчас намерен получить часть этого транзитного «пирога», осуществляя комплекс технических мер по преобразованию инфраструктуры и созданию экономически выгодных условий транзита как по направлению Турции (с выходом на Европу), так и по меридианным маршрутам;

— промышленные проекты: развитие нефтехимии, переработка хлопка, переработка агросырья, авиасборка, автозаводы

В сфере автосборки хорошие перспективы может показать проект холдинга ГАЗ с «Азермашем» по локальной сборке автомобилей в Азербайджане мощностью до 1 тыс. машин в год. В среднесрочной перспективе российский концерн рассчитывает занять 50% рынка коммерческого транспорта страны (в 2017 году продано 525 машин). По мнению экспертов, за счет хорошей логистики площадка может стать стартовой для поставок в Казахстан, Узбекистан и Туркмению.

Другим перспективным проектом, может стать создание ремонтного либо полноценного авиапроизводства на базе технологий самолетов «АН» и закупок двигателя ПД-14, ПД-35.

Одним из центральных проектов российско-азербайджанских отношений в плоскости инвестиций в промышленность станет строительство нефте-газоперерабатывающего и нефтехимического комплекса (SOCAR OGPC). Компания SOCAR приняла решение снизить мощность будущего газоперерабатывающего завода с 12 млрд. до 10 млрд. кубометров, что снизит инвестиции с $6 млрд. до $4 млрд. ГПЗ входит в первую стадию реализации SOCAR OGPC наряду с нефтехимическим производством, а вопрос строительства на этой территории нефтеперерабатывающего завода пока изучается. В июне 2016 года с китайской CNPC в целях реализации проекта был подписан меморандум о намерениях отдельно с российским Газпромбанком и агентством ЭКСАР, а затем и с итальянским экспортным кредитным агентством SACE. По данным Газпромбанка, потенциальный объём поставок российского оборудования и материалов и стоимость строительно-монтажных услуг российских подрядчиков для проекта составит до 20% стоимости проекта (российская компания «Объединённый машиностроительный завод» выбран поставщиком установки по производству азота).

— евразийская проблематика

Региональные сопряжения, другими словами, формирование региональных интеграционных объединений в формате ЗСТ и ЗСТ+ давно не новость в мировой экономике. Более того, как правило, они создаются, следуя обкатанным нормам, испытанным в ВТО, хотя в плоскости политики это оформлено как антитеза глобальной интеграции, и как способ противостояния Западной экспансии.

За несколько лет число ЗСТ в мире выросло в десятки раз. Если в 1991 году насчитывалось всего 25 соглашений о свободной торговле, то в конце 2015 года таких объединений ЗСТ стало 270. Иными словами, речь о серьезной мировой тенденции, которую не нужно избегать, а следует извлекать пользу.

Целые государства и отдельные его части (госкорпорации) смогут получать «фрагменты» для подготовки модернизационного рывка, обращаясь к «ядрам» технологической революции либо в одном, либо в другом регионе мира. В этом смысле принадлежность к какому-либо геополитическому блоку не имеет смысл и теряет прежнее значение. Чередуя такты подобной многовекторной работы, государства смогут набирать себе конструкцию элементов модернизации из различных модулей.

На примере Азербайджана это может выглядеть так: общая валютная политика в рамках БРИКС или ШОС, преимущественные условия в торговле с ЕАЭС в рамках ЗСТ+, получение инвестиций и технологических решений из Европы, и так далее.

Азербайджан продолжит искать выгоды от взаимодействия на стыке европейских проектов и широкого евразийского рынка. Кроме того, возрастающую роль в регионе будет играть Китай, зона беспошлинной торговли Грузии и КНР. Данные факторы будут также определять характер экономических отношений между Россией и Азербайджаном.

Современная интеграция носит модульный характер, наподобие Lego или пазлов: наработанный политический диалог, новые контакты экономических игроков и ранее сформированные проекты, различные виды торгово-промышленного взаимодействия, отработанная логистика, схожие юридические практики – все это можно собрать в интеграционную фигуру любого числа участников. Проблема в балансе интересов, уступок и полученных долгосрочных результатах.

Июль 5, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели