Россия укрепляет позиции в центральноазиатской газовой политике, угрожая Транскаспию
Аналитика, Зарубежные материалы по Каспию

Россия укрепляет позиции в центральноазиатской газовой политике, угрожая Транскаспию

Редакция портала «Каспийский вестник» продолжает публикацию переводов наиболее интересных статей аналитиков Института Центральной Азии и Кавказа и Программы изучения Шелкового пути — Объединенного центра, связанного с Советом по внешней политике США в Вашингтоне и Институтом безопасности и развития в Стокгольме (www.silkroadstudies.org)

24 октября на сайте портала опубликована статья под названием Russia Moves to Strengthen its Profile in Central Asian Gas Politics, Threatens Trans-Caspian — Россия укрепляет позиции в центральноазиатской газовой политике, угрожая Транскаспию.  Её автором является Азад Гарибов (Azad Garibov) — независимый аналитик по Южному Кавказу и Центральной Азии, региональным транснациональным транзитным коридорам и каспийской тематике.

В преамбуле к статье отмечается, что после обещаний увеличить импорт газа из Центральной Азии и возобновить закупки газа из Туркменистана после трехлетнего перерыва российский энергетический гигант «Газпром» с лета 2019 года стал все более активно участвовать в центральноазиатской газовой политике. Это контрастирует с относительной пассивностью России в этой области в течение последнего десятилетия, поскольку ее значительно сниженный импорт газа из региона позволил Китаю стать доминирующим игроком на газовом рынке Центральной Азии. Однако экспорт российского газа в Европу уже несколько лет подряд достиг рекордных уровней, что дает возможность возродить практику реэкспорта центральноазиатского газа в Европу.

Согласно годовому отчету «Газпрома», в 2018 году компания импортировала 12,3 млрд кубометров природного газа из Казахстана и 3,8 млрд кубометров из Узбекистана для реэкспорта европейским потребителям. Дочерние компании «Газпрома» в регионе также покупают газ для подачи в свои местные газораспределительные сети – в 2018 году 2,9 млрд куб. м газа было закуплено из Узбекистана для поставок в Южный Казахстан, а 0,3 млрд куб. м — из Казахстана для поставок в Кыргызстан. «Газпром» не только импортирует центральноазиатский газ в Россию и распределяет его на местах, но и экспортирует российский газ в регион. Благодаря расположению газовых месторождений и унаследованной от Советского Союза инфраструктуре Казахстан закупает российский газ для снабжения некоторых частей страны. В целом в 2018 году Россия экспортировала в Казахстан 6,2 млрд куб. м газа.

В апреле 2019 года «Газпром» возобновил импорт природного газа из Туркменистана после трехлетнего перерыва, закупив 1,2 млрд куб. м газа до 1 июля 2019 года. В конце июня председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что компания планирует увеличить импорт газа из стран Центральной Азии до более чем 20 млрд куб. м в 2019-2021 годах. Через несколько дней «Газпром» и Ашхабад заключили новую сделку по закупке газа для поставок российской компании на 5,5 млрд куб. м в год до середины 2024 года.

Последствия: до 2009 года Газпром получал огромную выгоду от реэкспорта центральноазиатского, в частности туркменского, газа европейским потребителям. Экспорт туркменского газа в Россию достиг максимума в 42,6 млрд куб. м в 2007 году, и обе стороны даже предполагали увеличить его до 80 млрд куб. м в год. Однако мировой экономический кризис 2008 года снизил спрос и цены на газ до исторически низких уровней в Европе и создал избыточные экспортные мощности газа в самой России. Россия прекратила импорт газа из Туркменистана в 2009 году после взрыва трубопровода, который, как утверждал Ашхабад, был спрвоцирован Россией, чтобы прекратить импорт без юридических последствий после соглашения Ашхабада с Китаем о строительстве экспортного трубопровода через Узбекистан и Казахстан. Когда импорт был возобновлен в 2010 году, он в среднем составлял 11 млрд куб. м в год до 2014 года. Затем Россия еще больше снизила объемы до 4 млрд куб. м в 2015 году и вновь полностью прекратила импорт в 2016 году из-за ценового несогласия и собственных избыточных производственных мощностей Газпрома.

Однако как спрос, так и современные цены на природный газ в Европе представляются достаточно перспективными для ограниченного возрождения реэкспортного бизнеса «Газпрома» с Центральной Азией. Действительно, несмотря на введение санкций и призывы европейских политиков обратить вспять зависимость континента от российского газа, объемы экспорта на европейские рынки (в том числе в Турцию) продолжают расти и в 2018 году установили новый рекорд — более 200 млрд кубометров. Два спорных проекта газопровода из России в Европу – Nord Stream 2 и TurkStream – продолжают продвигаться, несмотря на возражения некоторых членов ЕС. По данным BP, при экспорте в Европу и СНГ в 2018 году в объеме 230 млрд куб. м Россия экспортировала больший объём нежели разница между добычей ею природного газа (669 млрд куб. м) и внутренним потреблением (454,5 млрд куб. м). Таким образом, впервые после кризиса 2008 года «Газпром» наконец-то оказался в благоприятной ситуации для оживления реэкспорта из Центральной Азии, хотя и в гораздо меньших масштабах, чем в конце 2000-х годов.

Способность России увеличить импорт газа из Центральной Азии зависит не только от европейского спроса, но и от наличия свободных производственных мощностей в регионе. Потенциал сильно отличается от страны к стране. Например, основные месторождения газа в Узбекистане уже созрели и темпы добычи снизились, в то время как значительное сокращение внутреннего потребления невозможно из-за роста населения страны. По данным BP, добыча природного газа в Узбекистане за последнее десятилетие снизилась с 56 млрд куб. м в год на пике в 2008 году до 48,7 млрд куб. м в 2018 году, в то время как внутреннее потребление осталось относительно стабильным на уровне около 40 млрд куб. м. Общий объем закупок газа «Газпромом» из страны также снизился с пиковых 15 млрд куб. м в 2008 году до 6-7 млрд куб. м в 2018 году. Хотя «Газпром» ведет разработку нескольких узбекских месторождений в Шахпахты и на плато, они недостаточно велики, чтобы заменить крупные месторождения, которые уже прошли свое расцвет.

Напротив, добыча газа в Казахстане, еще одном крупном экспортере энергоресурсов региона, медленно, но неуклонно растет – добыча природного газа выросла на 25 процентов за последние 7 лет, достигнув 24,4 млрд куб. м в 2018 году. Тем не менее, на данный момент страна отдает приоритет поставкам внутренним потребителям в Северном Казахстане и удвоению поставок газа в соседний Китай, чтобы достичь цели экспорта в 10 млрд куб. м, установленной в контракте между Казтрансгазом и PetroChina на 2018 год.

Центральноазиатской страной, которая фактически может увеличить экспорт газа в Россию, является Туркменистан, обладающий четвертым по величине запасом газа в мире. Когда объемы импорта российского газа из Туркменистана резко упали в конце 2000-х годов, Китай быстро заполнил вакуум и в 2009 году ввел в эксплуатацию первую линию газопровода Центральная Азия-Китай. Однако если впоследствии он стал доминирующим покупателем туркменского газа, то в 2018 году импорт Китая составил всего 33,3 млрд куб. м, что значительно ниже российского импорта десятилетней давности. Ашхабад также прекратил экспорт газа в Иран в январе 2017 года из-за разногласий по платежам, потеряв еще одного важного клиента, который импортировал 6,7 млрд куб. м газа из Туркменистана в 2016 году. Таким образом, Туркменистан обладает достаточными избыточными производственными мощностями для запуска значительных поставок газа в новом направлении.

Вывод: несмотря на то, что еще слишком рано прогнозировать крупномасштабное возвращение России в газовую политику Центральной Азии, в ближайшие годы Россия намерена проводить более агрессивную стратегию в этом отношении. После завершения новых проектов магистральных газопроводов, предназначенных для доставки российского газа европейским потребителям, можно ожидать еще большего притока центральноазиатского газа в Россию. Кроме того, наряду с экономическими соображениями, растущее место России в центральноазиатской газовой политике будет служить реализации её более широкой стратегии сохранения своего политического и дипломатического влияния в Центральной Азии. Действительно, новое соглашение с Туркменистаном может быть направлено на то, чтобы отговорить руководство страны от продолжения попыток строительства Транскаспийского трубопровода, перспективы, которая кажется более вероятной после подписания в августе 2018 года Конвенции о правовом статусе Каспийского моря в Актау.

Ноябрь 6, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели