Русские переселенцы на Тюб-Карагане. Забытые страницы истории.
Исторические хроники Каспийского региона

Русские переселенцы на Тюб-Карагане. Забытые страницы истории.

Портал «Casp-geo» c разрешения автора Покатилова Александра Валерьевича — члена Союза журналистов Казахстана, главного редактора информационного агентства “Infopole”, обозревателя международного информационно-аналитического журнала «Вектор Каспия», Республики Казахстан, публикует материалы его выступления на международной конференции Астраханские Петровские чтения: «Россия – Астрахань – Восток: интегральное взаимодействие (к 300-летию образования Астраханской губернии)» (26–28 октября 2017 г., г.Астрахань):

 

Начало русского освоения Мангышлака. Тюленьи острова в Каспийском море, и именно на них в 1667–1668 гг. находилось фактически первое русское поселение в этих краях – база, натуральное пиратское логово мятежных казаков Степана Разина, и там настигнутых в итоге стрельцами.

Позже на островах, а может и на побережье, не раз бывали охотники за тюленем, а первая попытка экспансии случилась 1716 г., когда русские военные основали на пустынном берегу Крепость Святого Петра, прикрывавшую тылы военного похода А. Бековича-Черкасского, в итоге сгинувшего в Хивинском ханстве.

В те времена выбирались наиболее оптимальные маршруты и способы сообщения, которые были особо важны для наиболее быстрого и удобного продвижения войск к границам Хивы и других среднеазиатских государств и для строительства русских крепостей по ходу продвижения русских войск.

Дерзкий проект Петра. Россия издавна стремилась установить торговые связи со странами Востока. Еще Петр I хотел найти пути в Индию через Хиву, Бухару, Персию, соединить Амударью с Каспийским морем, охватить военными укреплениями восточное побережье Каспийского моря, важного для торговли и распространения влияния России на Персию и Северный Кавказ. Он намеревался создать торговые компании в прикаспийских странах с центром в Астрахани.

К одним из ближайших помощников Петра I относится и Александр Бекович-Черкасский (родственник кабардинских князей Черкасских), прочно вошедший в историю русской и мировой картографии, как автор первой научной карты Каспийского моря. Именно он сыграл немаловажную роль в освоении мангышлакских земель.

Петр I располагал информацией, что прикаспийские страны богаты различными полезными ископаемыми. Знал он и о золотых россыпях на реке Амударье. Петр намеревался сделать Россию посредницей в торговых делах между Востоком и Европой.

Царь Петр поручил А. Бековичу-Черкасскому выполнение дерзкого проекта. 18 апреля 1715 г. началась первая морская экспедиция, вышедшая в Каспийское море на 20 бригантинах. 4 сентября 1716 года началась вторая морская экспедиция, целью которой стала закладка крепостей на Каспии. Бекович-Черкасский заложил три укрепления на Каспии, в том числе у Гызылсу. Первой была заложена крепость на мысе Тюб-Караган, названная крепостью «Святого Петра». Затем экспедиция прошла на 120 км на юг, достигла залива, названного «Александр-бай» в честь Черкасского. Здесь заложили крепость Александровскую. 20 октября 1716 г. прибыли к Красноводскому заливу и там «зачали крепость».

Восточное побережье Каспия и, в частности, Мангышлак, еще с 1820 г. рассматривались как возможный транзитный пункт из России в Хиву и в Бухару. Кавказский наместник генерал Ермолов считал важным постройку в районе Мангышлака крепости с удобной бухтой, считая, что «со временем к этой пристани «обратятся» бухарские караваны, идущие через Хивинское ханство. Таким образом, наполовину сократится дорога до Астрахани, и ликвидируется угроза нападений, от которых «иногда погибают целые караваны».

В 1834 г. появилась Новоалександровская крепость на мелководном заливе Мёртвый Култук, но местоположение её было, мягко говоря, не слишком удачным.

После долгих перипетий с выбором места и неудачным строительством ряда крепостей на восточном берегу Каспийского моря, в 1846 г. на Мангышлаке, на мысе Тюб-Караган, было основано Новопетровское укрепление. Затем появилась Александровская слобода. В 1857 г. укрепление было повышено в статусе и переименовано в Форт-Александровск. Центром городка оставалась крепость на горе Курган-Тас, где была православная церковь; у подножья стояли мечеть и армянский храм. К Форту прилагался порт, возникшая на год позже него Никольская станица, до середины ХХ в. остававшаяся единственными воротами во внешний мир.

В 1868 г. было учреждено Мангышлакское приставство (с 1881 г. – уезд), и Форт, за отсутствием других городов, сделался его центром, крошечным военным поселением на краю жившей своей жизнью пустыни. Лишь в 1899 г. он получил статус города, и представлял собой тогда весьма странную сущность. Жило здесь около 900 чел., из которых 20 % составляли русские, 10 % – поляки и литовцы (попавшие туда, как и Т.Г. Шевченко, на службу, фактически бывшую разновидностью ссылки), 20 % – казахи, а крупнейшей общиной, около 1/3 населения, оставались и вовсе туркмены, ведь Мангышлакский уезд входил в Закаспийскую область с центром в Ашхабаде.

Астраханцы – современники Тараса Шевченко. В 1850 г. за нарушение режима в Новопетровское Укрепление переводят поэта, художника Тараса Шевченко. Новопетровское укрепление тогда уже представляло собой крепость с тремя оборонными башнями, 26 орудиями, 6 мортирами, гарнизоном из 723 чел. При крепости состояли 2 морских с палубами косовых судна для сообщения с Астраханью и Гурьевом. Связь укрепления с внешним миром осуществлялось только морским путём в период навигации. Астрахань являлась основным пунктом сообщения с центром России и источником снабжения укрепления. Немало выходцев из Астрахани составляли его военное и гражданское население.

Как известно, одним из главных богатств Каспийского моря, безусловно, является рыба. И по побережью, в том числе и на Мангышлаке, издавна люди занимались рыболовством. Но документально зафиксированная история рыболовства началась на восточном берегу Каспия в первой половине XVII в., когда астраханский рыбопромышленник Гурий Назаров получил разрешение от московского правителя на использование рыболовных угодий рек Яика и Эмбы. С этого времени началось освоение восточно-каспийских рыбных промыслов.

В то время в крепости была расквартирована Астраханская подвижная инвалидная команда. Священником местной Петропавловской войсковой церкви был выпускник Астраханской духовной семинарии, происходивший из астраханского духовенства Никанор Ильич Малиновский, жена которого Анна Ивановна являлась дочерью настоятеля Астраханского Успенского кафедрального собора протоиерея Иоанна Павлинова. Здесь же проживала семья поверенного Астраханского акцизного управления Константина Николаевича Зигмунтовского.

У западных стен крепости под горой раскинулась торговая слобода из семей астраханских армян и, располагался местный базар. Неоднократно приставал к берегам Мангышлака астраханский пароход «Тарки», осуществлявший почтовое сообщение вдоль Восточного Каспия, команду которого возглавлял капитан-лейтенант Николай Николаевич Машин.

Бюст в честь героев. Именно здесь, в 1893 г., около крепости на скале, торжественно был установлен чугунный бюст императора Александра II.

В ижевском госархиве (ЦГАУР) хранится «Дело об изготовлении для форта Александровского Закаспийской области обелиска в честь героев Хивинского похода 1873 года». 27 сентября 1891 г. в главную контору Воткинского завода пришло письмо от ст. врача Александровского лазарета И.И. Одаховского, участника Хивинского похода, с просьбой изготовить чугунную доску, на которой бы «красовались фамилии героев Хивинского похода и, таковая была помещена возле часовни».

Горный начальник Камско-Воткинских заводов поручает сделать проект обелиска. Этот проект посылают Одаховскому на ознакомление, после чего тот пишет: «План памятника прелестный, изящный и в нем не остаётся ничего прибавить, не убавить, а только любоваться и удивляться, что ваш Воткинский завод дошёл до совершенства, где может конкурировать с заграничными заводами».

Проект состоял из четырехгранного обелиска и бюста императора Александра II. 11 ноября 1892 г. главный штаб уведомил Одаховского об одобрении императором Александром III проекта памятника. По высочайшему указанию Одаховский написал следующие строки:

Поход Хивинский совершили

Со славой, честью и трудом

Врага, природу победили

Борьбой, оружьем и крестом

Так пусть гремит всегда ура

За веру, Русь и за Царя.

Вес чугунного памятника получился 46 пудов 35 фунтов (764 кг). Отправили его пароходством У.С. Курбатова с Устьреченской пристани в Казань, оттуда в форт Александровский.

Ныне на горе Коргантас, на месте обелиска героям Хивинского похода, установлен мемориальный памятник Досану Тажиеву и Исе Тленбаеву, предводителям национально-освободительного восстания 1869–1870 гг.

Памятник императору Александру II, на котором высечены имена участников Хивинского похода 1870 г., после революции был разобран. Бюст царя сняли с постамента.

Постамент стоял на старом месте где-то до 1970-х гг., затем был помещён на территорию одной из воинских частей, а ныне выставлен в городском мемориальном парке.

Бюст Александру II нашёлся в запаснике местного краеведческого музея, правда находится он сегодня в не лучшем состоянии. В разные годы пролежал он и на дне Каспийского моря, какое-то время был зарыт в земле, его прятали в колодце у армянской часовни в Форту-Шевченко. Бюст российскому царю хотели намеренно уничтожить. С приходом советской власти в борьбе с царизмом, ратуя за историческую справедливость, местные ревнивцы независимости хотели памятник уничтожить. Его намеренно пытались разбить, расколоть, жгли огнем, пытались расплавить, любым способом желая от него избавиться. В настоящее время лицевая часть бюста Александру II почти целиком утрачена. Вместе с тем, бюст российскому царю, венчавший монументальный обелиск в честь героев Хивинского похода 1870 года, сохранил общую целостность и вполне годится для того, чтобы вновь занять своё место на историческом памятнике.

Русское военное кладбище. Первые документальные упоминания о русском военном кладбище на Мангышлаке датируются 1850–1852 гг. Отбывавший ссылку в форту Александровском поэт, писатель и художник Т.Г. Шевченко также впервые запечатлел на своих рисунках это скорбное место с первыми могилами русских солдат из крепости.

На кладбище хоронят и сегодня. Хоронят последних живущих и умирающих здесь в Баутино и Форту-Шевченко потомков российских, русских солдат, офицеров, гражданских поселенцев, прибывших в далекое время осваивать и обживать этот край.

Кладбище русских военных расположено за возвышенностью, на которой был основан Форт-Александровский.

Погост обнесён каменным забором, есть калитка…

Сегодня точное количество захоронений на этом месте не известно. Здесь есть разные могилы. Свое последние пристанище на этом месте нашли как солдаты и офицеры, казаки из военного укрепления, так и гражданские жители форта и станицы Николаевской.

Военный погост стал международным местом скорби. Здесь есть русские, армянские, еврейские и другие могилы. После первой мировой войны на Мангышлаке оказались военнопленные австрийцы, которые также захоронены здесь. На месте братской могилы 130 австрийских военных на русском военном кладбище в Форту-Шевченко установлен монумент. Год назад на памятные мероприятия в честь похороненных здесь австрийских военных на русское военное кладбище прибыла обширная австрийская делегация во главе с послом Австрии в Казахстане. На месте

захоронения состоялся траурный митинг, с речью выступил глава австрийской дипломатии в РК, католическим священником была отслужена траурная поминальная месса…

В местном этнографическом музее не нашлось каких-либо документов о похороненных на русском военном кладбище российских солдатах и офицерах времен основания форта. Сегодня архивные документы о захоронениях этого русского военного кладбища, возможно, находятся в архивах Оренбурга, Тбилиси, Москвы, Санкт-Петербурга.

Христианская история. Во времена походов А. Бековича-Черкасского существовали так сказать походные церкви. Потом появилось несколько церквей стационарных – на островах, включая Тюленьи. Позднее была сооружена крепостная церковь Петра и Павла, непосредственно в Форту-Александровском.

В начале 80-х гг. XIX в. поселяне станицы Николаевской из-за трудностей посещать церковь в крепости, в особенности старикам и детям, решили построить храм в станице. Построение храма на Мангышлаке – дело, безусловно, благородное, но трудноосуществимое, так как средства для этого необходимы были немалые.

Один из поселян – Захар Кузьмич Дубский, предложил николаевцам осуществить идею создания храма, собрав вместе необходимые средства. Все охотно откликнулись. Половина средств была вложена самим Захаром Дубским и его родственниками. И к 1883 г. был собран капитал в 3500 руб. Но собранных средств было недостаточно для строительства храма.

Известно, что если ты стремишься к цели, то на помощь приходит случай. Однажды Дубский узнал о том, что в станице Городофортинской Астраханской губернии строится каменная церковь, а бывшая деревянная церквушка, почти новая, продается.

Ее разобрали и переправили морем в разобранном виде в станицу. В 1884 г. церковь была собрана и отделана. Священником был назначен отец Василий Логвинович. Ему и было поручено освятить церковь во имя спасителя и Чудотворца Николая. 30 ноября 1884 г. освящение состоялось. Так возник Николаевский приход в станице Николаевской, вблизи Форта-Александровского Закаспийской области. Николай Чудотворец, или Николай Угодник, с тех

пор стал покровителем российских поселенцев в Баутино. Это был первый храм за пределами крепости.

Сегодня от этого святого места осталось столетнее дерево, в тени которого укрывались прихожане в молитве. В настоящее время столетнее дерево слышит лишь шум ветра, молитвы не слышно давно. А ведь многие годы православный храм служил ориентиром для моряков и гостей края. Сегодня от православной церкви нет и следа. А вот белоснежная Армянская часовня, построенная астраханскими купцами в 1893 г. к 20-летию покорения Хивы – стоит.

Спасение истории России. Единицы сохраняют, изучают, хранят и доносят память об исторических событиях русского освоения Средней Азии, историю форт-поста России на каспийских берегах. Сегодня необходимо не допустить полного забвения целой эпохи в славной истории России на Каспийском море, предотвратить, по сути, варварское уничтожение истории, исторических памятников русского казачества на территории Мангышлака.

Еще несколько лет назад в Баутино можно было видеть остатки стен православного Никольского храма. Сегодня на этом месте уже построен частный дом.

Русское кладбище, где покоятся русские поселенцы, сотворившие чудо в суровых степях Мангышлака, возвели не только крепость от хивинских завоевателей, но и построили дома, наладили торговлю, рыбное дело и т.д., заброшено. Жалкое зрелище представляют собой старые могилы. Думается, что и здесь спустя лет двадцать-тридцать все будет застроено жилыми домами или другими постройками.

Уже беспощадно уничтожен и сад, посаженный на Тюб-Карагане русскими казаками. А ведь здесь, на Мангышлаке, где каждая капля воды и по сей день ценится на вес золота, непросто было не только посадить, но и вырастить под знойным солнцем и жуткими ветрами молодые деревца, многие были фруктовыми … А какие великолепные виноградники произрастали в те времена в этих краях….

Уже много лет муссируется вопрос о переименовании залива А. Бековича-Черкасского. Да и не только. Предлагают предать забвению и наименование некогда станицы Николаевской – нынешнего села Баутино, как и переименовать сам город Форт-Шевченко, перечеркнув историю придать этому месту дороссийское наименование.

Сегодня на первый план об исторических событиях прошлого века, той эпохи выходит борьба казахских батыров за независимость, против царского гнета, беспощадной политики России на территории Мангышлака.

Куик-Патша, или опальный, опалённый царь, как называют местные жители обелиск в честь героев Хивинского похода 1873 г., также может кануть в лету без необходимого к нему внимания со стороны России. А ведь это памятник – символ освобождения мангышлакского народа от поработительного ига хивинцев, свидетельство победы объединенных сил российских, мангышлакских, кавказских войск против деспотизма своевольных хивинских ханов.

 

Список литературы

  1. Архив И. Приходько.
  2. Государственный архив Астраханской области.
  3. Архив Г. Перпелюкова.
  4. Архив Марковых.
  5. Княжеская Е. А. Судьба одной карты / Е. А. Княженская. – М., 1964. – С. 94.
  6. Архив Г. Баландиной.
  7. Государственный архив Оренбургской области.
  8. Долгов С. История лейб-гвардии Преображенского полка 1683–1883 / С. Долгов, А. Н. Афанасьев. – СПб., 1883.
  9. Турсунова М. С. Казахи Мангышлака во второй половине XIX века / М. С. Турсунова. – М. : Наука, 1977.
  10. Мирзоев М. А. Мангистау – голоса столетий / М. А. Мирзоев. – Алматы : Казахстан, 1994.
  11. Белов В. Мангышлак – солнечная земля / В. Белов. – М. : Политиздат, 1981.
  12. Голованов В. Восточный берег / В. Голованов. – М. : Новое литературное обозрение, 2015.
  13. Федоров К. М. Закаспийская область / К. М. Федоров. – Асхабад, 1901.
  14. Сборник сведений о кавказских горцах. – Тифлис, 1872. – Вып. 6.
  15. Форт Александровский: По заветам Петра Великого. Полуостров Мангышлак // Всемирная иллюстрация. – 1870. – № 83.
  16. Задерецкая Н. Ю. Тупкараган – колыбель Мангистау / Н. Ю. Задерецкая. – Актау : Эко Тур, 2010.
  17. Обзор Закаспийской области с 1890 по 1896 г. – Асхабад, 1897. – 326 с.
  18. Архив К.Х. Адбрахманова.
  19. Воткинский исторический журнал «Старица» № 1.
  20. Васильева Л. Памятник императору Александру II и др.
Март 28, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели