Сенатор Казахстана потребовал создать морскую службу по очистке Каспия от нефтяных пятен
Повестка дня, Экология Каспия

Сенатор Казахстана потребовал создать морскую службу по очистке Каспия от нефтяных пятен

Сенатор от Мангистауской области Республики Казахстан Суиндик Алдашев, выступая на пленарном заседании Сената, потребовал создать морскую оперативно-спасательную службу по очистке Каспия от нефтяных пятен, указывая на то, что имеющиеся в МЧС РК оперативно-спасательные отряды не способны бороться с нефтяными загрязнениями на Каспии.

Всем известно, что Каспий – самый большой изолированный водоем в мире, который имеет большое социально-экономическое значение для страны.

Каспийское море по степени изученности и особенно освоения – это Мексиканский залив 40 лет тому назад. Конечно, здесь нет таких глубин, таких давлений и такого обилия нефтедобывающих платформ. Однако беда и счастье Каспия – в наличии запасов углеводородного сырья. Это – активно работающая углеводородная система. Каспий – это два моря – море воды и море нефти, а потому важно с учетом аварии в Мексиканском заливе еще раз серьезно посмотреть на угрозу возможного нефтяного загрязнения на Каспии. Его замкнутость и расширяющиеся объемы промышленной добычи нефти и газа при крупномасштабной аварии могут надолго, если не навсегда, уничтожить уникальную экосистему моря. Любую аварию на нефтегазовых месторождениях следует рассматривать как «спусковой механизм» техногенной экологической катастрофы.

По мнению Суиндика Алдашева, все это увеличивает риск загрязнения Каспия, поэтому сейчас важно создать отдельную морскую оперативно-спасательную службу в портах Мангистауской области.

Он привел цифры добычи и транспортировки нефти на Каспии.

«В прошлом году в казахстанском секторе Каспийского моря было добыто 15 миллионов тонн нефти, из них 2,2 миллиона тонн было транспортировано через порт Актау. Кроме того, в 2020 году в морские порты Актау и Курык  заходили суда 1 тысяча 283 раза, а до 2025 года ожидается, что этот показатель увеличится вдвое», – сообщил парламентарий.

По словам сенатора, да и это ни для кого давно уже не секрет, основной угрозой загрязнения Каспия являются разливы нефти и нефтепродуктов при добыче и транспортировке.

«В этой связи для предотвращения увеличения площади загрязнения морской поверхности и удаления нефтяных пятен требуется  наладить масштабные организационные, технические и технологические мероприятия. К сожалению, на сегодняшний день в республике отсутствует подразделение, аттестованное в установленном порядке, оснащенное специальным оборудованием, материалами с достаточным количеством квалифицированных и опытных специалистов-спасателей. Имеющиеся в системе МЧС страны силы и средства, в том числе оперативно-спасательные отряды, не способны выполнять такие задачи», – отметил С. Алдашев.

Сенатор также отметил, что еще одной причиной для создания такой службы является тот факт, что методы, применяемые в мировой практике по обеспечению техногенной безопасности на воде, принципиально отличаются от наземных мероприятий. А имеющиеся в системе МЧС страны силы и средства, в том числе оперативно-спасательные отряды, не способны выполнять такие задачи.

Не имея практического опыта освоения морских месторождений, Казахстан не должен пренебрегать даже потенциальными рисками, сопровождающими бурение скважин. В частности, сегодня компания NCOC проблему с сероводородом решает закачкой сырого газа обратно в пласт. А если произойдет его утечка или авария на скважине? Ведь при бурении скважин уже неоднократно возникали аварийные ситуации, грозящие выбросами нефти и сероводорода.

Сейчас на Каспии разрабатываются гигантские подсолевые высокосернистые месторождения нефти и газа. Все нефтяные резервуары представляют собой «мощную пороховую емкость» с аномально высоким давлением, температурой и высоким содержанием сероводорода. Поэтому последствия могут быть чудовищными. Причин возникновения катастрофических нефтегазовых выбросов несколько. Очень напряженной была ситуация и в апреле 2000 года. На восточном побережье казахстанского сектора Каспийского моря произошло масштабное проседание земной поверхности. Затопило огромные участки мощных месторождений Каламкас и Каражанбас. Под воду ушло более ста скважин. Провалы способны спровоцировать землетрясения.

Стоит подчеркнуть, что гигантские нефтяные резервуары на шельфе Каспия могут вызвать природные и техногенные землетрясения. К примеру, территория Атырауской области, включая акваторию Каспийского моря, отнесена к участкам земной коры с возможными проявлениями землетрясений магнитудой 6 баллов по шкале Рихтера. Они способны спровоцировать проявление землетрясений магнитудой свыше 7 баллов. А крупные нефтяные подсолевые месторождения нефти и газа – Кашаган, Кайран, Актоты, Королевское и Тенгизское – как раз расположены на тектонически активных участках. Представляете, что произойдет, если земля «задрожит»?

Кроме того, в тектонически активных зонах в процессе добычи нефти и газа в резервуарах образуются пустоты, трещины, провалы.

По экспертным оценкам, за период эксплуатации только одной скважины в Каспийское море попадает от 30 до 120 тонн нефти, а тонна нефти способна покрыть пленкой акваторию площадью до 12 квадратных км.

Тревожит и представляющее реальную угрозу огромное количество законсервированных и частью затопленных нефтяных скважин, закрытых еще 20-30 лет назад. Властями региона эта проблема практически игнорируется, тогда как только в Казахстане таких скважин, многие из которых дают течь, насчитывается свыше 2 тысяч. А ведь в соответствии с п. 6 ст. 122 Кодекса РК «О недрах и недропользовании», недропользователь обязан принять на баланс все ранее пробуренные скважины, находящиеся на контрактной территории и проводить по ним мониторинг. Финансирование работ по консервации и ликвидации технологических объектов осуществляется за счет средств недропользователя. По факту имеем, что многие компании, ведущие разработку месторождений, уклоняются от своих обязательств.

Например, в мае 2006 года из скважины на месторождении Прибрежное в Каспийское море вытекла нефть. Размер пятна составлял около 2 км на 10 метров. Данное месторождение было затоплено в 1996 году, когда уровень Каспийского моря начал резко подниматься. Капитально законсервировать скважины не успели, и с тех пор они представляют потенциальную опасность для экологии.

Стоит отметить, что многие аварийные скважины находятся на государственном балансе, но и это не гарантирует их ликвидацию. Так, в 2018 году на ликвидацию скважины, находящейся в Атырауской области на площади Прорва Морская Г-1, было выделено 52 млн. тенге. Увы, работы проведены не были, и средства возвратили в бюджет.

Кадастр нефтегазовых скважин в пределах казахстанского сектора Каспийского моря составлялся последний раз 11 лет назад в рамках республиканской бюджетной программы «Ликвидация и консервация нефтяных и самоизливающихся гидрогеологических скважин». За 6 лет в рамках программы в море было ликвидировано всего 48 скважин. Такими темпами их ликвидация будет длиться до второго пришествия.

Более того, при выполнении работ трубы из скважин не извлекаются, а проводится лишь цементаж каналов, по которым вытекает нефть. Таким образом, эти полумеры не решают проблему, а только сдвигают сроки новых утечек на будущее.

Сегодня нет точных данных о количестве и состоянии старых нефтяных скважин. Власти обещают составить новый кадастр бесхозных аварийных нефтегазовых скважин, но когда это произойдет – неизвестно. При этом нефтяные компании продолжают осваивать месторождения с прежними подходами. Для них важнее прибыль, нежели здоровая экология, и вероятность возникновения новых техногенных аварий остается высокой.

Есть еще ряд угроз загрязнения Каспийского моря, так сказать «бомбы» на дне.

Можно напомнить о том, что в 1983 году самопогружающаяся буровая установка (СПБ) «60 лет Азербайджану» затонула в 23 км от мыса Ракушечный на восточном побережье Каспия. По информации казахстанской стороны, в емкостях вышки до сих пор находится 187 тонн дизельного топлива и 29 тонн машинного масла. Этого количества горюче-смазочных материалов (ГСМ) вполне достаточно, чтобы отравить воду на всем восточном побережье моря. К этому можно добавить еще и токсичные химреагенты, которые на момент аварии вполне могли находиться на буровой. Периодически скважина начинает «действовать», что хорошо заметно при проведении экологического мониторинга.

Другим примером служит затонувший в 2004 году на глубине 300 м азербайджанский паром «Меркурий-2» с шестнадцатью 60-тонными цистернами сырой нефти. Коррозия металла в морской воде имеет скорость до 0,3 мм в год. Нетрудно рассчитать, за какой период будут «разъедены» стенки цистерн. Это – экологическая бомба замедленного действия, удар которой из глубины может стать аналогом катастрофы в Мексиканском заливе…

Между тем, как известно в 2012 году была введена Северо-Каспийская экологическая база реагирования на разливы нефти, являющаяся уникальным объектом в казахстанском секторе Каспийского моря. Целью объекта является обеспечение реагирования на нефтяные разливы в северной части казахстанского сектора Каспийского моря.

Эта база – единственный специализированный объект для ликвидации аварийных разливов нефти (ЛАРН). Тем не менее оснащение базы не позволяет адекватно реагировать на все возможные виды аварий, а значит, Казахстан не может самостоятельно устранить ЧП любой степени сложности.

Следует отметить, что первоначально прорабатывался вопрос о передаче СКЭБР в ведение МЧС для создания на ее базе специализированной морской аварийно-спасательной службы. Однако в ноябре 2013 года базу передали в аренду Северо-Каспийскому проекту и это при том, что в консорциуме уже существовало специализированное структурное подразделение по ликвидации разливов нефти.

Атырауский филиал ТОО «Республиканский центральный штаб профессиональных военизированных аварийно-спасательных служб» осуществляет комплекс профилактических работ по предупреждению возникновения газонефтеводопроявлений, открытых газовых и нефтяных фонтанов, а также  ликвидацию возникших чрезвычайных ситуаций техногенного характера – выбросов, открытых газовых и нефтяных фонтанов, проведение аварийно-спасательных и аварийно-восстановительных работ на объектах недропользователей, сервисных компаний занятых в нефтегазовом секторе, на суше и акваториях на шельфе Каспийского моря.

В 2012 году частная казахстанская компания ТОО «Каспиан Оффшор Констракшн» получила государственную лицензию Республики Казахстан на проведение работ по предотвращению и ликвидации аварийных разливов нефти, а также было создано структурное подразделение для обеспечения быстрого реагирования по ликвидации аварийных разливов нефти (ЛАРН). Специалисты по ЛАРН прошли подготовку и сертификацию по ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов на море и на суше в учебных центрах международных организаций.

Кроме того, в компаниях «ТенизСервис» и «Казмортрансфлот», а также в порту Актау имеются суда и оборудование по ликвидации нефтяных разливов.

Проводятся ежегодно учения.

Более того, в 2017 году разработан и утвержден план ликвидации аварийных разливов нефти компанией «KMG Systems & Services.

Из выступления сенатора также следует, что специальные морские оперативно-спасательные службы уже созданы и работают в других прикаспийских странах, в частности, в Азербайджане, России и Туркменистане.

И здесь стоит подчеркнуть, что в июне 2015 года президент Казахстана подписал закон «О ратификации Соглашения о сотрудничестве в сфере предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций в Каспийском море». Данное соглашение заключено правительствами Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана в Астрахани 29 сентября 2014 года. Документ регулирует взаимодействие сторон в случае возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в Каспийском море. Так что в случае возникновения аварийной ситуации соседи по Прикаспию, заинтересованные в сохранении экологической чистоты уникального водоема, помогут ликвидировать разливы и минимизировать риски.

Между тем, сенатор Суиндик Алдашев выразил надежду, что в состав этой службы войдут квалифицированные специалисты, у которых в распоряжении будет все необходимое: аварийно-спасательная, подводная, водолазная техника, буксировочные суда и другие современные технические средства для минимизации риска загрязнения моря углеводородами и быстрого реагирования на аварийную ситуацию.           

Наталья БУТЫРИНА,

Актау

15 апреля, 2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели