Сергей Жильцов о результатах Пятого Каспийского саммита
Комментарии экспертов

Сергей Жильцов о результатах Пятого Каспийского саммита

Один из ведущих российских экспертов по каспийской тематике доктор политических наук Сергей Сергеевич Жильцов в статье для Независимой газеты «МАРШРУТЫ ЭКСПОРТНЫХ ТРУБОПРОВОДОВ ОПРЕДЕЛИТ ЭКОЛОГИЯ» выразил своё мнение о результатах Пятого Каспийского саммита и его значении для дальнейшего развития ситуации в Каспийском регионе:

Пятый саммит глав прикаспийских государств, который состоялся 12 августа, внес определенность в последующее развитие Каспийского региона. Ключевым документом, который был принят президентами прикаспийских государств, стала Конвенция о правовом статусе Каспийского моря. В документе нашли отражение вопросы, связанные с прокладкой магистральных трубопроводов по дну Каспийского моря.

Каспийский саммит в Астане внес существенные коррективы в развитие региона. Фото Reuters

Вопросы добычи и экспорта углеводородных ресурсов возникли сразу после распада СССР в 1991 году. Тогда проблемы освоения нефтегазовых месторождений на шельфе Каспийского моря и прокладка трубопроводов по дну Каспия переплелись с неурегулированностью правового статуса водоема. Москва и Тегеран предлагали взять за основу прежние – российско-персидские и советско-иранские – соглашения, которые на протяжении длительного времени регулировали отношения в области судоходства и рыболовства. Россия и Иран выступали за совместное пользование морем и его ресурсами всеми пятью прикаспийскими государствами и за то, чтобы до заключения нового договора не осуществлять никакой деятельности на Каспии, в первую очередь в сфере добычи углеводородных ресурсов.

Российская позиция, опирающаяся на нормы международного права, шла вразрез с интересами новых прикаспийских государств – Азербайджана, Казахстана и Туркменистана – и нефтяного капитала. Новые прикаспийские государства предлагали разделить Каспий на сектора, отмечая, что прежние документы не регулировали вопросы, связанные с добычей нефти и газа и прокладкой трубопроводов. Позиция новых прикаспийских государств формировалась под влиянием фактора углеводородных ресурсов, которые определяли экономическую и социальную ситуацию, а также оказывали влияние на сотрудничество с западными странами. Большое значение имели геополитические амбиции новых прикаспийских государств, которые стремились выйти из-под политической опеки России. В этом Азербайджану, Казахстану и Туркменистану содействовали западные страны, которые проводили активную внешнюю политику в регионе.

Однако раньше, чем государственные структуры сформировали приоритеты своей политики на Каспии, интерес к региону проявили западные нефтегазовые компании. Они увидели потенциальные возможности получить доступ к месторождениям, которые рассматривались как потенциальный мировой энергетический резерв. Активную позицию в вопросе разработки нефтегазовых месторождений в начале 90-х годов занимал Азербайджан, который в силу географического положения и данных о наличии значительных запасов углеводородных ресурсов оказался в фокусе внимания западных государств и ведущих нефтегазовых компаний.

В целом политика прикаспийских государств, не связанных прежними советско-иранскими договорами, определялась энергетическим фактором. Баку, Ашхабад и Астана стремились нарастить объемы добычи нефти и газа, в том числе в своих «секторах», а также реализовать новые проекты экспортных трубопроводов. Часть из них предполагалось проложить по дну Каспия, таким образом соединив западные и восточные берега моря. Наиболее активно обсуждался вопрос о прокладке нефте- и газопроводов после начала промышленной добычи углеводородного сырья в Казахстане и Туркменистане, ресурсы которых предполагалось доставлять на европейский рынок. В то же время разработке месторождений нефти и газа, прокладке магистральных трубопроводов по дну моря препятствовали конфликты между Туркменистаном и Азербайджаном, между Азербайджаном и Ираном относительно спорных месторождений. В условиях отсутствия документа, регулирующего статус Каспия, прикаспийские государства действовали в одностороннем порядке, стремясь предъявить права на спорные месторождения и зачастую игнорируя интересы своих соседей.

Несмотря на неурегулированность правового статуса Каспия, проекты транскаспийских трубопроводов поддерживались западными государствами. Новые маршруты рассматривались в качестве инструмента ослабления в регионе позиций России, формирования нового каркаса трубопроводной архитектуры. Экспортные трубопроводы должны были выступать в качестве механизма укрепления влияния западных государств в новых прикаспийских государствах. Россия и Иран были категорически против прокладки транскаспийских проектов до определения нового статуса Каспия, отмечая хрупкость экологической системы, которая в этом случае подвергалась бы дополнительной опасности.

Аргументы Москвы и Тегерана не принимались в расчет прикаспийскими государствами, которые во второй половине 90-х годов подошли к обсуждению практической реализации транскаспийских трубопроводов. Особенно активно шло сближение позиций по этому вопросу у Азербайджана и Казахстана. Неизвестно, чем бы закончилось обсуждение данного вопроса, не предложи Россия своим соседям компромиссный вариант, который заключался в том, чтобы осуществлять справедливый раздел дна при сохранении в общем пользовании водной поверхности, включая обеспечение свободы судоходства, рыболовства и защиты окружающей среды. Тем самым Россия согласилась с тем, чтобы отдельные участки дна Каспия были поделены между прикаспийскими государствами. В итоге в 1998–2002 годах между Россией, Казахстаном и Азербайджаном были подписаны двусторонние соглашения о разграничении дна, и таким образом реализован принцип ресурсного деления. Затем в 2003 году было подписано трехстороннее соглашение, которым был определен правовой статус северной части Каспия. Это позволило России вывести из тупика переговорный процесс по правовому статусу Каспия и улучшить отношения с соседями по Каспию. А Казахстан и Азербайджан юридически оформили права на свою часть Каспия. Тем самым нефтегазовым компаниям, работающим в этих странах, были даны гарантии сохранности их инвестиций, вкладываемых в разработку месторождений нефти и газа.

Каспийское море уже до отказа утыкано вышками нефте- и газодобывающих компаний. Фото Reuters

Подписание Россией, Азербайджаном и Казахстаном соглашений, которые определили правовой статус для северной части Каспия, не сняло с повестки дня вопросы прокладки экспортных трубопроводов. На протяжении 10 лет, с 2002 года, ЕС и США лоббировали проект Транскаспийского газопровода, который должен был стать составной частью трубопроводного проекта Nabucco. С его помощью предполагалось экспортировать туркменский газ на европейский рынок. Западные страны последовательно, хотя и безуспешно, продвигали данный проект, несмотря на отсутствие для него ресурсной базы и потребителей. Кроме того, не угасал интерес к строительству транскаспийских трубопроводов, предназначенных для казахских углеводородных ресурсов.

На фоне непрекращающихся дискуссий о реализации транскаспийских проектов прикаспийские государства проводили многосторонние переговоры, направленные на подготовку проекта Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Политический диалог позволил сблизить позиции сторон, и в конечном итоге на Пятом саммите глав прикаспийских государств конвенция была подписана.

Президенты прикаспийских государств договорились рассматривать Каспий в качестве уникального водоема. В отношении дна Каспия стороны применили секторальный принцип, используемый в отношении озер, берега которых принадлежат нескольким странам. В результате, как отмечалось в статье 8, «разграничение дна и недр Каспийского моря на секторы осуществляется по договоренности сопредельных и противолежащих государств с учетом общепризнанных принципов и норм международного права в целях реализации их суверенных прав на недропользование и на другую правомерную хозяйственно-экономическую деятельность, связанную с освоением ресурсов дна и недр». В отношении водного пространства прикаспийские страны использовали положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. В итоге конвенция установила ширину территориальных вод – 15 миль и дополнительно рыболовную зону шириной в 10 миль, где каждое из государств обладает исключительными правами на промысел. За пределами рыболовной зоны сохраняется общее водное пространство.

Конвенция определила подходы прикаспийских государств к реализации проектов магистральных трубопроводов, которые могут быть проложены по дну Каспия. Так, в статье 14 отмечается, что «стороны могут прокладывать подводные магистральные трубопроводы по дну Каспийского моря при условии соответствия их проектов экологическим требованиям и стандартам, закрепленным в международных договорах, участницами которых они являются, включая Рамочную конвенцию по защите морской среды Каспийского моря и соответствующие протоколы к ней». Речь идет о том, что вопрос прокладки трубопроводов по дну Каспия необходимо рассматривать в «пакете» с Протоколом по оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте к Тегеранской конвенции 2003 года (ОВОС). Документ был подписан 20 июля 2018 года. В нем закреплено право каждого из прикаспийских государств участвовать в экологической экспертизе для выяснения степени влияния на природную среду Каспия предлагаемого к реализации проекта. Это означает, что национального заключения по экологии уже будет недостаточно и потребуется исследование данного вопроса всеми сторонами. Каждое из прикаспийских государств сможет принять участие в оценке возможных последствий от строительства трубопровода, который должен будет пройти по дну Каспия. В соответствии с протоколом оценка должна проводиться в отношении труб большого диаметра, предназначенных для экспорта нефти и газа. Наконец, в той же статье конвенции содержится положение, согласно которому «определение трассы для прокладки подводных кабелей и трубопроводов осуществляется по согласованию со стороной, через сектор дна которой должен быть проведен подводный кабель или трубопровод».

В этой связи неоправданным является ажиотаж, который возник вокруг Транскаспийского газопровода после подписания Конвенции о правовом статусе Каспия. Во многих опубликованных статьях и комментариях речь шла о разделе Каспия и предсказывался бум строительства трубопроводов, идущих по дну Каспийского моря. Таким образом, если исходить из принятых документов, то никакого прорыва в прокладке трубопроводов по дну Каспия в ближайшее время ожидать не приходится. Тем более что в настоящее время необходимости строительства Транскаспийского газопровода нет. Ключевым фактором по-прежнему, как и раньше, остается отсутствие свободных ресурсов. У туркменской стороны отсутствуют необходимые объемы газа, а также сохраняется конкуренция между странами-поставщиками за европейский газовый рынок. Второй фактор, который ограничит активность прикаспийских государств и нефтегазовых компаний, – это экология. Прежде чем прокладывать трубопроводы по дну Каспия, заинтересованные стороны должны будут провести дорогостоящую экспертизу, которая может занять много времени. Лишь после этого в случае получения положительного решения можно будет приступать к практической реализации трубопроводного проекта.

Конвенция о правовом статусе Каспийского моря заложила принципы сотрудничества прикаспийских стран, в том числе и в энергетической сфере. Однако некоторым странам региона еще предстоит урегулировать свои отношения с соседями. Так, договориться о разграничении на Каспии должны Азербайджан с Ираном и Туркменистаном, а также Туркменистан с Ираном. Не все вопросы решены по спорным месторождениям на Каспии, которые в 90-х годах прошлого века становились причиной обострения межгосударственных отношений. Тем не менее обоснованно говорить о каспийском прорыве, подтверждением чего стало подписание Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. На ее основе будет формироваться новая система взаимоотношений, которые будут находиться в фокусе внимания группы высокого уровня. В нее должны войти представители внешнеполитических ведомств прикаспийских государств, которые будут контролировать выполнение положений подписанной конвенции и готовить проведение очередного саммита глав прикаспийских государств.

11 сентября, 2018

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели