События в азербайджанском Гяндже – единичная преступная акция или системная проблема
Аналитика, Безопасность и милитаризация, Колонка редактора

События в азербайджанском Гяндже – единичная преступная акция или системная проблема

В первой половине июля в Азербайджане произошёл ряд тревожных событий, свидетельствующий о существовании проблем в отношениях между отдельными группами верующих страны и представителями органов государственной власти.

3 июля в г.Гянджа было совершено покушение на мэра Эльмара Велиева и его охранника в тот момент, когда они выходили из здания городской администрации. Э. Велиев и его охранник получили ранения разной степени тяжести. Их состояние медиками оценивалось, как удовлетворительное.

По факту нападения было возбуждено уголовное дело о попытке убийства в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности или выполнением общественного долга и о незаконном приобретении огнестрельного оружия.Вскоре по подозрению в причастности к покушению был задержан местный житель Юнис Сафаров, имеющий российское гражданство, который позже сознался в совершении этого преступления.

6 июля Генеральная прокуратура, Министерство внутренних дел и Служба государственной безопасности Азербайджана выпустили совместное заявление о событиях в Гяндже. В нем отмечалось, что Юнис Сафаров, 1983 года рождения, является уроженцем этого города. Также сообщалось, что на протяжении восьми месяцев он жил в Иране, а затем вместе с гражданином Азербайджана Расимом Асадовым прошел боевую подготовку в рядах вооруженных формирований на территории Сирии. В 2017 году Юнис Сафаров вернулся в Гянджу, где напал на сотрудника полиции, завладев табельным пистолетом Макарова, который впоследствии использовал для совершения покушения.

Несмотря на оперативное пресечение деятельности преступника,  события в Гяндже продолжили развиваться по негативному сценарию. 10 июля, агрессивно настроенная религиозная группа численностью в 150–200 человек попыталась организовать в городе несанкционированную акцию в поддержку Юниса Сафарова. В результате столкновений с силами правопорядка, пытавшимися пресечь акцию, от полученных колото-резаных ранений скончались заместитель начальника Главного управления полиции города полковник Ильгар Балакишиев и заместитель начальника управления полиции Низаминского района полковник-лейтенант Самед Аббасов. За участие в акции были арестованы 40 человек, а на следующий день в МВД заявили об установлении личности двоих подозреваемых в убийстве полицейских. После происшествия Генеральная прокуратура Азербайджана возбудила уголовное дело по статьям Уголовного кодекса страны об «умышленном убийстве двух или более лиц в связи с осуществлением ими служебной деятельности», об «организации массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами», «хулиганстве, совершенном с применением оружия», а также «незаконном приобретении, сбыте или ношении газового или холодного оружия».

Представители органов государственной власти события в Гяндже, в основном, расценили, как попытку внешних сил дестабилизировать ситуацию в Азербайджане.

Такую оценку, в частности, дал событиям МИД страны. Официальный представитель азербайджанского дипведомства Хикмет Гаджиев в ходе брифинга для СМИ отметил, что беспорядки в Гяндже — втором по численности населения городе Азербайджана — являются доказательством существования внешних сил, которых не устраивает развитие страны. «События в Гяндже показали, что развитие Азербайджана, беспокоит не только Армению, но и некоторые другие внешние силы», — заявил Гаджиев (цитата по ТАСС).

О том, какие именно «другие внешние силы» стоят за произошедшими событиями, рассказал директор международного экспертного клуба «Евразия-Азербайджан», главный редактор азербайджанского информационного агентства «Взгляд.az» Сеймур Маммедов в своей статье для авторитетного британского издания «The London Post». Сеймур Мамедов делает ряд важных дополнений, раскрывающих идеологическую составляющую конфликта. По его данным террористические акты совершили радикальные шиитские группировки, действующие под прикрытием религии, финансируемые из Ирана.

По данным автора, в ходе расследования стало известно, что Юнис Сафаров планировал убить Эльмара Велиева еще в январе 2018 года, но его усилия не увенчались успехом. Также правоохранительными органами Азербайджана установлено, что Юнис Сафаров был отправлен в Сирию неким Тохидом Ибрагимбейли, который в настоящее время проживает в Иране. Целью отправки Юниса Сафарова в Сирию было прохождение им военной подготовки и участие в боевых действиях.

Тохиди Ибрагимбейли регулярно выступает с радикальными призывами против Азербайджана. Ещё в январе 2017 года он призывал к убийству главы Гянджи местными радикальными шиитами. С 2013 по 2016 год Тохид Ибрагимбейли собирал граждан Азербайджана в иранском городе Гум с целью дальнейшей переправки их в Сирию для участия в военных действиях в составе незаконных вооруженных формирований.

Также Сеймур Маммедов пишет, что в ходе проведения следственных мероприятий правоохранительные органы вышли на армянский след. Данные  Генеральной прокуратуры, Министерства внутренних дел и службы государственной безопасности Азербайджана указывают, что некоторые из участников преступления были тесно связаны с религиозной экстремистской организацией, сотрудничающей с армянскими спецслужбами.

Довольно содержательную оценку произошедшим событиям дал авторитетный азербайджанский политик, помощник Президента Азербайджана по общественно-политическим вопросам Али Гасанов.

11 июля на своей странице в Facebook он написал, что, исходя из публикаций в местных и зарубежных медиа, и из неоднократно распространенных видеообращений супруги Юнуса Сафарова следует, что это его деяние совершено не по личным мотивам, не с целью отмщения или как некоторые утверждали, в знак протеста против «социального насилия», а именно ради «идей», за которые он воевал в Сирии — для восстановления шариатского государства в Азербайджане.

«Являясь выходцем из материально обеспеченной семьи, иностранный гражданин Юнис Сафаров не думал о «революции левых» в защиту социальной справедливости в каком-то регионе Азербайджана. Как видно из его обращений, он долгие годы готовился к этому, ожидая подходящего момента и команды для исполнения своего намерения», пишет Али Гасанов. По его данным, еще в начале 2017 года в зарубежных медиа и страницах на Facebook предпринимались попытки создания исламофобского и антишиитского имиджа главе Гянджи. С начала же текущего года в определенных изданиях наблюдался резкий рост числа материалов, публикуемых о грубом обращении Эльмара Велиева с местными жителями с целью формирования в его отношении имиджа «виновника социального гнета населения».

Али Гасанов считает, что страна столкнулась лицом к лицу с синхронизированным фактом идеологической провокации со стороны сепаратистов, радикальных религиозных экстремистов, а также зарубежной оппозиции, направленным против азербайджанской государственности.  В подтверждение своих слов он отмечает, «что сразу же после произошедшего события радикально-религиозные страницы и сайты, СМИ, связанные с сепаратистами, обвиненными в измене Родины, поспешили объявить Юниса Сафарова «героем», «мстителем из Гянджабасара». Окружение Исмаила Шабанова, завоевавшего себе имя «талышского сепаратиста» в России, Аликрама Гумбатова, проживающего под этим же статусом в Голландии, создали комитет защиты преступника и обратились к официальным лицам иностранного государства. Канал Youtube сайта Ru-clip.ru, принадлежность которого неизвестна, распространил пять призывающих к мятежу клипов, подготовленных компанией, представляемой как Səda HD».

Таким образом, на основании официального описания произошедших в Гяндже событий, а также оценок представителей общественно-политических кругов страны, наиболее очевидным выглядит факт религиозной подоплёки в произошедших в Азербайджане беспорядках. Несмотря на то, что их «заказчиками» могли стать, как зарубежные шиитские организации, так и сепаратистские и оппозиционные круги, тот факт, что в беспорядках участвовали лица, объединенные религиозной идеологией, является довольно показательным и говорит о том, что в Азербайджане имеются общественные силы, готовые при необходимости вступить в открытую конфронтацию с властями. А это довольно тревожный факт,как для азербайджанских органов власти, так и силовых структур.

Здесь также уместно сделать небольшой исторический экскурс в события 90-х – начала 2000-х гг. в стране. В 2012 году при финансовой поддержке The Black Sea Trust for Regional Cooperation Фонда Маршалла вышла в свет книга «Исламская палитра Азербайджана», подготовленная  азербайджанским исследователем, кандидатом исторических наук, руководителем Департамента конфликтологии и миграции Института Мира и Демократии Арифом Юнусовым. В книге автор довольно подробно описывает происходившие в стране религиозные процессы, что весьма полезно для понимания сложившейся в Азербайджане ситуации.

Прежде всего, на основании результатов проведенного автором исследования необходимо отметить, что религиозная ситуация в Гяндже, втором по численности азербайджанском городе, характеризуется достаточно большим представительством различных мусульманских течений.

Так, в городе широко представлены шиитские организации и общины, как подчиняющиеся официальной религиозной организации страны – Управлению мусульман Кавказа, так и те, которые весьма критически относятся нему и независимы от этой структуры. Здесь же, начиная с 2000 года, сильны позиции суфийского тариката Сулейманийа,  связанных с турецкой религиозной организацией «Сулейманчиляр». С 2000-х годов в городе стало увеличиваться количество последователей ваххабизма, присутствовали здесь и общины хариджитов. При этом и те и другие стояли на довольно радикальных позициях по отношению к органам власти страны.

Кроме этого, автор указывает на довольно сложные отношения между официальными властями и проиранскими партиями и общественными организациями, наиболее известной из которых является Исламская партия Азербайджана (ИПА), созданная в 1991 году.

Так, осенью 1995 г. Министерство юстиции отменило регистрацию ИПА в преддверии очередных парламентских выборов. А в мае 1996 г. были арестованы лидер партии хаджи Алиакрам Алиев и четверо других руководителей ИПА по обвинению в предательстве Родины и шпионаже в пользу Ирана. Через некоторое время в опалу попал ещё один функционер партии — Мовсум Самедов, который с 15 июля 2007 был назначен председателем ИПА. 7 января 2011 года Мовсум Самедов и еще несколько активистов ИПА были арестованы по обвинению в подготовке террористических актов и беспорядков. При этом незадолго до ареста, 2 января 2011 года на сайте YouTube был размещён видеоролик, в котором лидер партии подверг резкой критике президента Ильхама Алиева за его якобы антирелигиозную политику. В связи с этим в аресте Самедова многие увидели именно политический подтекст.

Помимо ИПА к проиранским партиям и организациям Ариф Юнусов в своей книге относит незарегистрированную партию Фазилят, созданное иранскими миссионерами азербайджанское отделение организации «Хезболлах» («Партия Аллаха»), действовавшие на юге страны религиозное общество «Имами» («Имамиты»), «Школа доктора Зохтаби» в Астаре и близкая к «Хезболлах» «Школа Ансари», религиозную организацию «Хусейнийа» («последователи Хусейна»). Непосредственно связанными с Ираном являлся иранский благотворительный Комитет «Имдад имам Хомейни» («Спасение имени имама Хомейни»), Иранский культурный центр (ИКЦ) в Баку и др. Примечательно, что практически все из вышепредставленных организаций в тот или иной период времени имели проблемы с органами  власти страны, в первую очередь с силовыми структурами.

На основании этого можно сделать вывод, что факт участия в беспорядках в Гяндже именно шиитских организаций указывает на то, что июльские события по большей части имели религиозную подоплёку. Кроме этого, нельзя исключать дальнейшего негативного развития событий в этом крупнейшем азербайджанском городе, что может при определённых условиях вызвать и социально-политические конфликты в данном регионе. Применительно к ситуации в Каспийском регионе следует также отметить, что любые беспорядки в той или иной прикаспийской стране, нацеленные на политические изменения или иное воздействие на органы власти, могут крайне негативно сказаться на обстановке на Каспии в целом. Следствием такого варианта развития событий может стать осложнение межгосударственного взаимодействия «каспийской пятёрки» в различных сферах, а как наихудший вариант  — привести к дестабилизации ситуации в этом геополитически важном регионе мира.

 

Источники:

  1. В азербайджанском МИДе назвали беспорядки в Гяндже «провокацией внешних сил», URL: https://www.kommersant.ru/doc/3682957
  1. Во время акции протеста в Азербайджане были убиты двое полицейских, URL: https://www.rbc.ru/society/10/07/2018/5b45020a9a79470bbec1fa5e
  2. Azerbaijan – The Plot Against the President – who “Ordered”, URL: https://thelondonpost.net/azerbaijan-plot-president-ordered/
  3. Али Гасанов: Уязвимая ситуация в Гяндже требует сплочения общества и государства, URL: https://www.trend.az/azerbaijan/politics/2927672.html
  4. Юнусов А.С., Исламская палитра Азербайджана. – Баку: «Адильоглы», 2012. С 18-38, 41, 62, 65.

 

Фото: Zurab Kurtsikidze / EPA

Июль 30, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели