Сотрудничество ЕАЭС с Ираном имеет масштабные перспективы
Каспийский диалог, Повестка дня

Сотрудничество ЕАЭС с Ираном имеет масштабные перспективы

Соглашение о свободной торговле между ЕАЭС и Ираном может быть подписано уже в мае этого года. Об этом заявил министр энергетики РФ Александр Новак по итогам мартовского заседания российско-иранской межправительственной комиссии. «Это было бы большим продвижением по нашей экономической повестке», – заявил за день до этого первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов на встрече с министром экономики и финансов Ирана Масудом Карбасьяном в Ереване. Таким образом, Иран станет первым из четырех стран (плюс Индия, Египет и Сингапур), с кем будет сформирована зона свободной торговли (ЗСТ), о чем главы государств ЕАЭС приняли решение еще на петербургском саммите в декабре 2016 года.

О перспективах и планируемом экономическом эффекте для России от расширения сотрудничества Ирана с ЕАЭС рассуждает Николай УСТИМЕНКО на страницах РИТМ ЕВРАЗИИ:

К консенсусу пришли не сразу

О полном открытии границ речь пока не идет. Фактически ЕАЭС и Тегеран сейчас договариваются о временном трехлетнем соглашении преференциального режима торговли по ряду товарных групп. К сотрудничеству стороны подталкивает не только взаимный интерес к рынкам друг друга, но и внешнеполитическое давление. «Новые и односторонние санкции США против Ирана и России являются необоснованными и осуждаются, и в таких условиях использование потенциала Евразии может способствовать решению проблем, стоящих перед такими странами, как Иран и Россия. Я надеюсь, что мы снимем оставшиеся несогласованные вопросы в ближайшее время», – заявил первый вице-президент Исламской республики Исхак Джахангири 5 августа на встрече с председателем Коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Тиграном Саркисяном.

О том, что нынешний момент как нельзя лучше подходит для формирования ЗСТ, в прошлом году говорил и нынешний глава закаспийского государства Хасан Роухани. «В настоящее время имеются хорошие возможности для укрепления свободной торговли между Ираном и пятью евразийскими государствами», – отметил он, сделав акцент на продвижение иранских сельскохозяйственных и промышленных товаров в страны, которые находятся «севернее».

Хотя переговоры о ЗСТ начались еще несколько лет назад, но к консенсусу удалось прийти не сразу. Некоторые из государств ЕАЭС не согласились с рядом условий ИРИ. «Пока мы не видим баланса – мы видим, что Иран запрашивает больше, чем нам дает, поэтому переговоры по решению президентов будут продолжены», – пояснил И. Шувалов в апреле 2017-го.  И компромисс был найден, так что, если не случится ничего экстраординарного, формировать ЗСТ начнут уже в этом году.

Пшеница и не только

6 марта по итогам заседания в Тегеране сопредседатель российско-иранской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству А. Новак заявил, что сельскохозяйственным министерствам двух стран удалось предварительно согласовать меморандум о поставках российской пшеницы на иранский рынок. По оценкам Москвы, их ежегодный объем может достигать 1,5 млн. тонн, что в текущих экспортных ценах оценивается более чем в $300 млн. Примерно то же количество пшеницы Иран закупал в РФ ранее, но в марте 2016 года Тегеран наложил эмбарго на ее импорт с целью поддержки собственных фермеров.

В этом сезоне собственное производство зерна в 15 млн. тонн плюс переходные запасы (7 млн. тонн) при собственных потребностях страны в 18,35 млн. позволяют Ирану даже стать нетто-экспортером пшеницы. Импорт из России потребовался Тегерану для собственных мукомольных предприятий, которые, по данным секретаря Продовольственной конфедерации Ирана Каве Заргарана, загружены только наполовину. О полном открытии персидского рынка речь пока не идет, российское зерно будет закупаться для переработки в таможенной зоне под дальнейший экспорт муки в Ирак и Афганистан, считает гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько.

Кроме того, Иран готов предоставить свои логистические мощности для транзита российской сельскохозяйственной продукции. «Мы понимаем, что тот объем пшеницы, который есть в России, должен быть поставлен на рынки и других стран. В частности, будет поставлен в… страны, которые имеют доступ к Персидскому заливу», – отметил М. Карбасьян. Например, только за январь-февраль нынешнего года единственный российский незамерзающий морской порт на Каспии в Махачкале увеличил объем перевалки зерна почти в пять раз (до 77 тыс. тонн). Это произошло благодаря гибкой тарифной политике и созданию комфортных условий для грузоотправителей и грузополучателей в самой гавани, однако без «зеленого света» от Тегерана потенциал для развития прикаспийской инфраструктуры ЕАЭС будет резко ограничен.

Пшеницей двусторонний интерес сторон, конечно, не ограничивается. Во время предстоящего в марте визита президента Ирана Хасана Роухани в Москву страны планируют подписать ряд соглашений о сотрудничестве в самых различных областях. «Это связь и технологии, энергетика, дороги и городское строительство, судебно-правовая сфера, стандартизация, спорт и другие», – подчеркнул заместитель руководителя пресс-службы иранского президента Парвиз Эсмаили. Тем для сотрудничества, действительно, много: строительство российскими специалистами ТЭС «Сирик» в южной иранской провинции Хормозган, восстановление ТЭС «Рамин» в Ахвазе, упрощенный таможенный коридор, вопрос сопряжения банковских платежных систем и т.д.

В частности, 6 марта Тегеран подписал меморандум с Росгеологией о проведении поисково-оценочных работ на твердые полезные ископаемые на шести участках с лимитом финансирования $200 млн. Кроме того, российские предприятия продолжают разработку нефтяных и газовых месторождений на территории Исламской республики. «Компании сейчас довольно хорошо продвинулись в переговорах. Наши иранские коллеги подтвердили, что в ближайшее время могут быть подписаны конкретные контракты в развитие достигнутых договоренностей», – заявил А. Новак.

Российский промышленный холдинг «Ротек» и иранская Thermal Power Plants Repairs подписали договор о создании совместного предприятия на территории Ирана. Еще в октябре 2017 года российская компания планировала участвовать в конкурсах на поставку в ИРИ металлопроката, труб, автомобилей, вагонов, газотурбинного оборудования и предоставление сервиса по их обслуживанию. Кроме того, российские технологии, специалисты и материалы потребуются при строительстве газопровода Иран–Пакистан–Индия. Сам проект пока находится на стадии обсуждения. «Речь идет о поставках газа и о строительстве инфраструктуры. Детали еще будут прорабатываться», – отметил А. Новак и уточнил, что на последнем заседании российско-иранской межправкомиссии обсуждался вопрос торговли голубым топливом по схеме замещения.

«Интеграция в преференциальные режимы выгодна экономикам союза»

Но главная российско-иранская сделка, заключенная в мае прошлого года после долгих и сложных переговоров, называется «нефть в обмен на товары». Фактически Москва будет ежегодно покупать 5 млн. тонн иранской нефти на сумму около $45 млрд. Причем половина этого объема будет оплачена деньгами, половина – товарами. Первая проба такой схемы на 1 млн. баррелей прошла в ноябре. «Поставки идут не в Россию, а в другие страны. Россия здесь выступает оператором. И мы заинтересованы в этом, потому что половина средств от этой реализации продуктов идет на закупки российских товаров и услуг для Ирана», – объяснил тогда А. Новак.

В результате Москва экономит на логистике при поставках нефти в страны Средиземноморья, открывает огромные возможности для экспорта продукции своего несырьевого сектора и облегчает себе выполнение сделки ОПЕК+, снижая добычу нефти на собственной территории. «Мы подтвердили, что те договоренности, которые были достигнуты, продолжают действовать. Также мы подтвердили с моим коллегой господином Карбасьяном, что объемы в размере 5 млн. тонн в год сохраняются и мы будем стремиться к этой цифре», – отметил А. Новак на последней встрече в Тегеране.

Если многочисленные меморандумы и соглашения будут реализованы на практике, ЗСТ будет сформирована, и пока закрытый, но перспективный для ЕАЭС иранский рынок приоткроется, позитивный эффект для всей евразийской пятерки не заставит себя долго ждать. «Интеграция в преференциальные режимы выгодна экономикам союза», – считает министр по торговле ЕЭК Вероника Никишина. Именно с помощью ЗСТ можно переломить сложившуюся в последние годы негативную тенденцию во взаимной торговле Ирана со странами ЕАЭС.

26 марта, 2018

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели