Современные тренды переориентации грузопотоков в Каспийском регионе
Каспийский транзит, Комментарии экспертов

Современные тренды переориентации грузопотоков в Каспийском регионе

15 декабря в г.Астрахани, в Каспийском институте морского и речного транспорта имени генерала – адмирала Ф.М.Апраксина (КИМРТ) состоялся II Международный круглый стол «Состояние и перспективы развития подготовки логистических кадров в Прикаспийском регионе». Участники мероприятия обсудили тенденции развития транспортных коридоров на Каспии, развитие транзитных перевозок, повышение уровня компетенции специалистов этой сферы, а также экспорт образовательных услуг в условиях региональной интеграции.

С докладом на тему «Современные тренды переориентации грузопотоков в Каспийском регионе» на мероприятии выступил Игорь Валентинович Лесничий, начальник отдела международных связей КИМРТ.

Портал «Каспийский вестник» публикует текст озвученного  доклада.

В рамках разрабатываемой «Цифровой модели Каспия» профессорско-преподавательским составом КИМРТ осуществляется комплексная экспертиза социально-экономических проектов и предложений, касающихся проблем национальной безопасности. В категориях realpolitik не представляется возможным в категоричном аспекте говорить о незыблемости международного принципа «невмешательства во внутренние дела» государств изучаемого региона, так как политика – это искусство возможного. Приходится также в этой связи констатировать, что российская финансово-денежная, промышленная и приватизационная политика формировалась при активном участии международных финансовых институтов и не всегда соответствовала национальным интересам. Следствием этого стало, например, падение экспорта российской продукции с высокой добавленной стоимостью, а также вытеснение России с самых выгодных и перспективных мировых товарных рынков.

В складывающихся исторических условиях идея «Цифровой модели Каспия», в том числе и как системности в международных отношениях, предполагает, что государства региона стремятся к признанию правомерности интересов друг друга. При этом потребность в гарантиях стабильности международных отношений служит причиной возникновения системности, учитывающей наличие комплекса устойчивых партнёрских интересов, правовой регламентации международных отношений, необходимости стабильности и предсказуемости долговременных взаимоотношений между государствами.

Формулируемые на основе вышеуказанных экспертиз выводные данные планируется использовать в учебных программах при подготовке профильных специалистов в области логистики, а также для содействия региональным политикам и представителям деловых кругов стран Прикаспия в налаживании новых типов партнёрства.

История – она же политика — существует только в идеологической сфере. При этом историческая объективность и беспристрастность всегда предпочтительнее краткосрочной конъюнктурной ангажированности. Значимость исторических оценок отчётливо проявляется в современных информационных войнах – не случайны, например, сегодняшние «прения» об участии СССР в военных действиях в Афганистане, который никаких агрессивных действий в направлении советской территории не совершал. Для аудитории современных зарубежных СМИ, не практикующих глубокое «погружение» в тему, война на чужой территории является наиболее убедительным свидетельством советской «агрессивности».

Между тем, более глубокое погружение в тему позволило бы избежать уничижительной оценки при тотальном отрицании всего положительного из советского времени, проецируемой сейчас исключительно на Россию.

Рациональная оценка военного участия СССР в войне 1980-х годов в Афганистане требует рассмотрения этого участия в контексте того, что в условиях реально существовавшего биполярного мира и сопутствующего ему сконцентрированного конкурентного противостояния США и СССР при понимании сторонами катастрофичности прямого столкновения практически все войны велись на территориях третьих стран.

В правовом поле Россия как международный правопреемник СССР принимает на себя все последствия ввода ограниченного контингента советских войск (ОКСВ) в Афганистан и ведения боевых действий на территории этой страны в 1979-1989 годах. Одновременно можно сказать, что стремление американской администрации в указанный период извлечь максимальные для себя политические выгоды из афганского конфликта в значительной степени затруднило весь послевоенный процесс, а самоустранение из афганской политики позднего СССР и затем России поэтапно привело к нынешнему состоянию Афганистана. Оставались без ответа уже последующие обращения афганского правительства к российской стороне о восстановлении и модернизации объектов, появившихся в этой стране в результате сопутствующего военному советскому присутствию грандиозного производственного и социального строительства…

«Проседание» на внешнем контуре российской политики активно используются оппонентами в самых неожиданных ракурсах:

Каспийский политический центр – ведущий американский мозговой центр, занимающийся изучением политики, экономики и безопасности в регионе Каспийского моря, опубликовал доклад под названием «Афганистан, как часть Центральной Азии. Перспективы реинтеграции» (Afghanistan as a part of Central Asia. The case for reintegration).

В вышеуказанном документе говорится, в частности, о том, что «поскольку Россия и Китай соперничают за влияние в регионе, пять бывших советских республик (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан) не могут позволить себе оставить Афганистан в стороне от своих усилий по формированию регионального блока, который укрепил бы их экономическое и политическое влияние и в конечном итоге улучшил бы жизнь всех их граждан…»

Авторы вышеуказанного доклада (Ричард Э. Хоугланд – председатель программы «Безопасность и Политика», являлся первым заместителем помощника госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии, в течениипредыдущих десяти лет поочерёдно являлся послом США в Таджикистане (2003-2006), Туркменистане (2007-2008), Казахстане (2008-2011), Пакистане (2011-2013)) работают в рамках ранее разработанной стратегии Вашингтона «Новый шёлковый путь». Диалог США со странами Центральной Азии проходит в формате сотрудничества «Центральная Азия – США» («С5+1»). Суть американской стратегии состоит в том, чтобы помочь региону интегрироваться в мировую экономику через развитие инфраструктуры, повышение конкурентоспособности экономик, привлечение инвестиций и реализацию новых программ. При этом в США «обеспокоены активностью России в Центральной Азии».

Анализ имеющейся информации даёт основания предполагать, что максимальное вовлечение постсоветских среднеазиатских республик в афганскую ситуацию и является главной задачей проекта «С5+1». При этом в докладе «Афганистан, как часть Центральной Азии. Перспективы реинтеграции» авторы указывают, что т.н. «Лазуритовый коридор» позволил Афганистану экспортировать такие продукты, как хлопок, сухофрукты и кунжутные продукты как в Азербайджан, Грузию, Турцию и Туркменистан, так и транзитом через их территории. Это привело к росту экономики Афганистана и продемонстрировало, что торговля может принести пользу странам Большого Каспийского региона», а «советское правление над пятью странами Средней Азии привело к возникновению культурных и политических барьеров, затруднивших включение Афганистана в эту группу государств Азии».

Результатом проводимой США политики является крайне недружественный по отношению к России жест, выразившийся в том, что многочисленная группа афганских парламентариев выступили с «инициативой» истребовать с российской стороны компенсацию за десятилетнюю советскую «оккупацию» их страны. The Dally telegraph поспешил заявить, что «официальные лица в Кабуле подтвердили, что такой вопрос поднят группой парламентариев и будет обсуждаться нижней палатой афганского парламента».

Рассматривая работу формата «С5+1» по Афганистану в аспекте системности в международных отношениях, и обосновывая реализацию экономических, инфраструктурных проектов на Каспии в рабочем режиме и на двухсторонней (трёхсторонней) основе, без участия «С5+1», международный отдел КИМРТ привлёк к дистанционному участию в программе II Международного круглого стола «Современное состояние и перспективы развития подготовки логистических кадров в Прикаспийском регионе» (Астрахань, 15 декабря 2020 г.) бывшего депутата афганского парламента Амануллу Паймана. Последний известен своими заявлениями о том, что «любое государство-агрессор должно выплатить компенсацию пострадавшей стране. Но с тех пор прошло много времени и теперь Афганистан хочет более высокого уровня контактов по международным вопросам».

Более того, Аманулла Пайман считает, что заявления «компенсаторов» можно трактовать и по отношению вооружённых сил стран международной коалиции, воюющих в Афганистане с талибами под эгидой НАТО.

Афганская сторона высказалась за создания системы, которая позволит осуществлять поставки ряда продукции из РФ на рынки Туркменистана, Афганистана и Пакистана. На текущий момент времени существующий маршрут поставки товаров железнодорожным транспортом (автомобильный транспорт эффективен на расстоянии до 1500 км) не позволяет добиться конкурентной цены на продукцию из Российской Федерации для покупателей её продукции в Афганистане и Пакистане. Фактически страны-транзитёры (Казахстан, Узбекистан) делают неконкурентоспособной цену продукции российских производителей. Это можно объяснить тем, что указанные страны стремятся, прежде всего, сами занять место на афганском рынке, покупая в России сельскохозяйственное сырьё с целью его переработки и дальнейшей реализации в качестве продукта с более высокой добавленной стоимостью.

Наряду с проблемой завышенной логистической стоимости существует проблема недоверия между поставщиками и покупателями, т.к. между ними действуют посредники.

В целях оптимизации логистики с афганской стороной обсуждался альтернативный маршрут – более активное использование Каспийского бассейна для поставки грузов в Афганистан через территорию Туркменистана (страна по Каспию граничит с Россией и также имеет сухопутную границу с Афганистаном). При этом стоит принять во внимание обстоятельства, способствующие эффективности логистики – необходимо обеспечить регулярное водное сообщение с возможностью увеличения грузоперевозок. Речь идёт о том, что уже сейчас необходимо спрогнозировать объёмы предполагаемых поставок тех или иных грузов и запланировать заказ морских судов с необходимой оснасткой для работы на указанной линии.

Часть маршрута по территории Туркменистана может быть осуществлена автотранспортом (расстояние от каспийских портов до афганской границы немногим превышает 1000 км и при низкой стоимости топлива логистика значительно удешевляется). В дальнейшем потребуется создание совместной логистической компании с туркменской стороной (распространённая в Туркменистане практика), которая фактически будет являться центральным оператором, организующим своевременную доставку грузов.

Данный проект, обсуждаемый с афганской стороной на перспективу, должен, прежде всего, получить поддержку на межгосударственном уровне и таким образом гарантии по нему должны быть межгосударственные, как в части создания инфраструктуры, так и по операционной деятельности отдельных участников проекта.

Обсуждаемые с афганской стороной вопросы при участии представителя консульства Туркменистана в г. Астрахани, также принявшего участие в работе «круглого стола», являются альтернативой «перспективам урегулирования в Афганистане», представляемым рабочей группы по безопасности «С5+1».

При рассмотрении современных тенденции развития обстановки на части территории постсоветского пространства в парадигме «Большой Каспий», раздвигающей в геополитическом понимании сферу международного сотрудничества, становится очевидным преимущество политики нейтралитета, который в качестве ведущей концептуальной идеи принят Туркменистаном и помогает руководству этой прикаспийской страны определять направление и характер государственных преобразований.

В современном мире геополитические факторы составляют объективную основу международных отношений в различных областях.

В общенаучном смысле геополитика – это теория, положенная в основу политической доктрины государства, опирающейся на географическо-природные подходы (размеры и конфигурация территории и акваторности, климат, природные ресурсы, расовый и национальный состав населения).

Совокупность условий, продиктованных геополитическим положением, историей, экономикой Астраханской области, как части региона «Большой Каспий», довольно конкретно определила роль и место этого субъекта Российской Федерации в современной системе международных отношениях стран Каспийского бассейна. Российское государство с позиций Астрахани ориентировано на морскую перспективу, развитие транспортных коммуникации и связей посредством морского сообщения с заинтересованными в сотрудничестве с Россией и представляющими геополитическую важность для обеспечения национальной безопасности странами Центральной Азии.

22 декабря, 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели