Стратегические экономические проекты России на Каспии: реальность и перспективы
Зарубежные материалы по Каспию, Каспийский транзит

Стратегические экономические проекты России на Каспии: реальность и перспективы

На аналитическом портале Вашингтонского института Центральной Азии и Кавказа и Программы изучения Шелкового пути при Американском совете по внешней политике — CACI Analyst, опубликована статья Нурлана Алиева, кандидата наук, научного сотрудника Института международных отношений Варшавского университета, стипендиата Вышеградского фонда на 2018-2019 годы, под названием «Стратегические экономические проекты России на Каспии: реальность и перспективы» (Russia’s Strategic Economic Projects in the Caspian: Reality and Perspectives). Перевод аналитической статьи выполнен редакцией портала «Каспийский вестник».

В преамбуле к статье автор отмечает, что министр РФ по делам Северного Кавказа Сергей Чеботарев недавно заявил, что российские порты на Каспии и Черном море станут хабами в новом транспортном коридоре, который станет альтернативой нынешнему транспортному коридору через Южный Кавказ. В апреле советник президента Игорь Левитин подчеркнул необходимость транспортных проектов на Каспии, направленных на соединение Северного и Южного транспортных связей России. Кроме этого российское правительство недавно объявило о нескольких амбициозных проектах на Каспии, направленных на улучшение стратегического и экономического присутствия России в регионе.

Текущая ситуация: по мнению российских чиновников, Российская Федерация не в полной мере использует экономический потенциал своих прикаспийских регионов, учитывая важность Каспийского моря в евразийских торговых потоках. Российские эксперты подчеркивают, что развитие транспортной инфраструктуры Каспия остается недостаточным для удовлетворения внутренних и международных транспортных потребностей, что влияет на увеличение Евразийского транзита в обход России (через Азербайджан-Грузию-Турцию). В 2015-2017 годах объем транзита таких грузов увеличился более чем на 15 процентов по сравнению с ростом только на 10 процентов через Каспийский регион России. Фактические транзитные доходы России в этом секторе едва достигают трети от имеющегося потенциала.

Грузооборот морских портов России за январь-апрель 2018 года составил 260,8 млн тонн, увеличившись на 3,7 процента по сравнению с аналогичным периодом 2017 года. И все же этот же показатель по Каспийскому бассейну достиг лишь 1,72 млн тонн – почти половину предыдущего года. В то время как перевалка сухих грузов увеличилась на 16% и составила почти миллион тонн, а навалочных — в 2,3 раза и составила 721 тысячу тонн, прогнозируется снижение этих показателей в ближайшие годы. Таким образом, Москве необходимо укрепить экономический потенциал своих портов в бассейне.

8 ноября 2017 года правительство России утвердило Стратегию развития морских портов Каспийского моря, автомобильных и железнодорожных походов к ним до 2030 года. Стратегия направлена на создание устойчивого транспортно-логистического коридора, развитие торговли и туризма в первую очередь с Ираном, Индией и странами Персидского залива. Он предусматривает развитие каспийских портов Астрахань, Оля и Махачкала и строительство глубоководного порта в Каспийске до 2025 года.

Кроме того, в Морской доктрине России на 2015 год перечислены ключевые экономические проекты, которые будут реализованы в Каспийском бассейне в ближайшие годы. Среди прочего, в доктрине подчеркивается необходимость создания современной нефтегазодобывающей и геологоразведочной отрасли в зоне Каспийского моря, включая береговую транспортную инфраструктуру, в соответствии с нормами экологической безопасности. Кроме того, в доктрине подчеркивается необходимость привлечения российских компаний к геологоразведке и разведке, а также включения российского участка дна Каспийского моря в систему экспортных подводных трубопроводов. Другие задачи включают модернизацию морских портов с целью привлечения внешнеэкономической деятельности и диверсификации маршрутов поставок товаров и услуг на внутренний и внешний рынки морским транспортом. Доктрина также предусматривает модернизацию торгового флота, в первую очередь судов типа «река-море» и паромов, наряду с развитием круизных линий Каспия и туристических кластеров в пляжной и экологической зонах.

Перспективы: успешное осуществление намеченных планов требует огромных инвестиций. Учитывая нынешнее состояние отношений России с Западом и недостатки ее экономики, Москве будет трудно выделить значительные государственные средства на проекты на Каспии. Поэтому Россия стремится вовлечь прибрежные государства в совместные экономические проекты и обеспечить инвестиции стран Персидского залива в Каспийский регион России. В 2017 году бывший глава Дагестана Рамазан Абдулатипов назначен специальным представителем президента России по гуманитарному и экономическому сотрудничеству с государствами Каспийского региона, которому поручено развивать экономическое сотрудничество между Россией и другими прикаспийскими государствами. Кроме того, владельцам крупных российских компаний предлагается принять участие в экономической деятельности региона. Например, нынешний глава Дагестана Владимир Васильев заявил, что бизнес сенатора Сулеймана Керимова будет зарегистрирован в Дагестане, что пойдет на пользу экономике республики.

Российское правительство также продвигает новый проект по расширению внутренних транзитных связей между Каспийским и Черным морями – канал «Евразия». Руководствуясь как соображениями безопасности, так и экономическими мотивами, проект призван конкурировать с другими восточно-западными транспортными коридорами, способствовать развитию экономических отношений России с такими странами, как Казахстан, Индия, Иран, Пакистан, Китай и Вьетнам, а также укрепить позиции России в торговле между Китаем и Западом.

В качестве будущих основных российских транспортных портов на Каспии были названы дополнительные проекты, которые также будут связаны с каналом. Это Махачкала, планируемый новый порт в Каспийске в Дагестане, и Лагань в Калмыкии. Чеботарев отметил, что Дагестану необходим дополнительный порт для обеспечения перевозок грузов, в том числе железнодорожным транспортом. Это позволит соединить Каспий с Черным морем железнодорожным и автомобильным транспортом, что имеет большое политическое и геополитическое значение.

По словам российских чиновников, Китай уже выразил заинтересованность в инвестировании в эти проекты. Официальные лица Калмыкии заявили, что АО «Порт Лагань» (инициатор проекта) уже достиг договоренностей с двумя крупнейшими строительными компаниями Китая. По словам генерального директора АО «Порт Лагань», POLY Group и China Energy Engineering Group International готовы подготовить проект и документацию для порта и начать строительство в этом году.

Официально закрепив свое военное доминирование на Каспии через Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря в 2018 году, Россия также получила правовые рычаги влияния на развитие энергетических проектов в бассейне. Хотя в статье 14 Конвенции признается право сторон на строительство подводных трубопроводов или кабелей в море, в ней предусматривается, что прибрежные государства координируют свои проекты в отношении их соответствия экологическим стандартам. Таким образом, каждое из пяти прикаспийских государств, в том числе Россия, сможет поднять вопросы, касающиеся воздействия на окружающую среду транскаспийских трубопроводов или кабельных проектов. Это условие побуждает Россию не только в военном, но и в экономическом плане усилить свою энергетическую проекцию в Каспийском бассейне.

Тем не менее, несмотря на российские стратегии и анонсы новых экономических проектов, остается ряд вызовов для их реализации. В частности, внешние инвесторы остаются неохотными из-за западных санкций и конкурирующих транспортных проектов через Азербайджан и Грузию. По словам Абдулатипова, несмотря на ряд убедительных энергетических, транспортных и логистических проектов, ощутимых результатов пока нет.

Выводы: амбициозные экономические проекты России в Каспийском регионе обусловлены внутренними и внешними потребностями. С одной стороны, Москва стремится смягчить сложную экономическую ситуацию в прикаспийских регионах России. После падения цен на нефть экономические возможности России по поддержке социальных проектов в регионе ограничены. Социальная и финансовая поддержка являются ключевыми элементами приобретения легитимности в неспокойном регионе, особенно в Дагестане и сопредельных республиках. С другой стороны, через региональное экономическое сотрудничество Москва стремится укреплять экономические связи между прикаспийскими странами и Россией и укреплять свои позиции в бассейне. Однако подозрения и расходящиеся интересы прикаспийских стран, наряду с экономическими ограничениями России, делают проблематичными перспективы российских экономических проектов на Каспии.

Август 6, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели