Транскаспийский газопровод ещё далеко — Ричард Морнингстар
Аналитика, Зарубежные материалы по Каспию, Комментарии экспертов

Транскаспийский газопровод ещё далеко — Ричард Морнингстар

Прошедшее на прошлой неделе в Баку пятое заседание Консультативного совета Южного газового коридора (ЮГК) стало поводом для актуализации в СМИ дискуссии о перспективах строительства Транскаспийского газопровода, который может связать азербайджанское и туркменское побережья Каспийского моря и обеспечить экспорт большого объёма туркменского природного газа в Европу.

В этой связи представляется интересным ознакомиться с мнением по данному вопросу одного из лучших экспертов по каспийской энергетике из США Ричарда Морнингстара, который в прошлом длительное время занимал пост специального советника президента США и Государственного секретаря по энергетике Каспийского бассейна.

Статья американского дипломата (в отставке) опубликована на страницах первого номера журнала «CASPIAN AFFAIRS» (Каспийские события), подготовку и публикацию которого осуществил ведущий американский аналитический центр, занимающийся изучением Каспийского региона – Каспийский политический центр (Caspian Policy Center). Ниже предлагается перевод статьи, выполненный редакцией портала «Каспийский вестник»:

Южный газовый коридор жив и по праву считается ключевым компонентом европейской энергетической безопасности. Однако при полной эксплуатации проект будет поставлять в Европу только 10 млрд кубометров в год, что окажет относительно небольшое влияние на европейские поставки газа. Для того, чтобы иметь значимое влияние, инфраструктура должна быть расширена, и тогда это позволит вместить дополнительные объёмы поставок газа, который потенциально может прийти из Азербайджана, регионального правительства Курдистана или Восточного Средиземноморья. Другим потенциальным источником, который часто упоминается, является Туркменистан по Транскаспийскому трубопроводу.

Некоторые утверждают, что недавние соглашения, достигнутые пятью прибрежными государствами, граничащими с Каспием, сделают более вероятными такие проекты, как давно обсуждаемый, но все еще неуловимый Транскаспийский трубопровод. Несмотря на то, что эти соглашения могут позволить расширить сотрудничество на Каспии, я не согласен с тем, что соглашение означает, что такой трубопровод более вероятен. Последние двадцать лет я утверждал, что Транскаспийского трубопровода не будет при моей жизни, при этом я уже в преклонном возрасте и намерен прожить еще несколько лет. И как бы мне ни хотелось, чтобы такой трубопровод был построен, я не надеюсь, что это осуществится сейчас, когда подписано соглашение.

На самом деле, я считаю, что это еще менее вероятно, что трубопровод будет построен. Когда Россия заключает международные соглашения, она делает это не в духе альтруизма и не для того, чтобы решать вопросы содействия сотрудничеству. Скорее, действия России продиктованы собственными интересами, а когда дело доходит до энергетики, эти интересы продиктованы стратегией сохранения контроля над поставками газа в Европу.

Россия всегда выступала против Транскаспийского трубопровода, якобы по экологическим причинам. На самом деле, это, вероятно, потому, что трубопровод может обеспечить альтернативные поставки в Европу, потенциально угрожая ее европейскому бизнесу. Нет никаких оснований полагать, что эта позиция изменилась. Россия продолжает оказывать сильное военно – политическое влияние в регионе, которое может сделать невозможным строительство нового трубопровода, и новые соглашения фактически дают России еще больше экономических рычагов для предотвращения строительства трубопровода. Новых совместных каспийских проектов с участием российских компаний, обещаний купить туркменский газ и других экономических рычагов может хватить, чтобы отговорить строить трубопровод. Существуют и другие препятствия, которые затрудняют, если не делают невозможным строительство трубопровода. Россия и Иран по-прежнему считают, что все пять прикаспийских государств должны будут согласиться на трубопровод, оставляя достаточно места для разногласий и даже препятствий.

Есть также проблемы, когда дело доходит до коммерческой стороны вещей. Туркменистан всегда настаивал на долгосрочных контрактах на закупку 30 млрд куб. м в год или иной гарантированный Европейским союзом объём перед согласованием трубопровода.

Но в новую эру краткосрочных контрактов и спотовых закупок такое соглашение становится все более маловероятным. Цены на газ будут оставаться очень конкурентоспособными. Увеличение транзитных расходов из Туркменистана и стоимость новой инфраструктуры может поставить туркменский газ в невыгодное положение. Для того чтобы такой проект был рентабельным и гарантировал надежное газоснабжение, Туркменистану необходимо изменить свою политику и позволить международным компаниям заключать соглашения о разделе продукции на местах в Туркменистане и участвовать в получении прибыли.

Наконец, Азербайджану и Туркменистану придется раз и навсегда урегулировать свой пограничный спор и договориться, как обращаться с Кяпаз/Сердар в середине Каспия. Азербайджан будет доволен получением транзитных сборов, которые будет генерировать газопровод, но гораздо больше он заинтересован в развитии собственных газовых ресурсов, чем в совместном использовании. Учитывая эти проблемы, суть ясна.

Хотя Транскаспийский трубопровод теоретически хорош, его строительство займет ещё много времени, если вообще он будет построен когда-либо.

Фото: ca-portal.ru

Февраль 26, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели