Управление стратегической конкуренцией в регионе Центральной Азии
Безопасность и милитаризация, Зарубежные материалы по Каспию

Управление стратегической конкуренцией в регионе Центральной Азии

Авторитетные американские эксперты по регионам Центральной Азии и Кавказа, выходящих на берега Каспийского моря — Сванте Э. Корнелл и С. Фредерик Старр, в конце 2020 года опубликовали совместную статью посвящённую вопросам безопасности Прикаспия — Управление стратегической конкуренцией: миротворческие инициативы Казахстана (Managing Strategic Competition: Kazakhstan’s Peacemaking Initiatives).

В преамбуле к статье Сванте Э. Корнелл – директор, и С. Фредерик Старр — председатель Института Центральной Азии и Кавказа и программы исследований Шелкового пути — совместного центра, связанного с американским Советом по внешней политике и Институтом безопасности и развития в Стокгольме отмечают, что в последние годы ситуация с безопасностью на Евразийском континенте становится все более нестабильной.

«Великие державы всё меньше ограничены международными нормами и институтами, подрывая мир и безопасность от Крыма на Западе до Синьцзяна на Востоке. Это создает серьезную проблему для государств Центральной Азии, оказавшихся в центре континента. Некоторые страны, и в частности Казахстан, отреагировали на это растущей международной активностью в деле содействия урегулированию и разрешению конфликтов и противоречий, которые могут повлиять на их безопасность. Это делает страны региона естественными партнерами для Соединенных Штатов и Европы», — пишут американские эксперты.

Ниже редакция портала «Каспийский вестник» публикует подготовленный перевод статьи представителей Института Центральной Азии и Кавказа, в которой американские эксперты в довольно «жестких выражениях» критикуют политику не только России, но и Китая, Ирана и Турции.

Предыстория: В настоящее время стало обычным явлением наблюдать постепенное снижение авторитета норм и институтов, поддерживающих международный мир и безопасность. Это был центральный вектор критики политики администрации Трампа, выраженной в формуле «Америка прежде всего». Хотя этот спад быстро ускорился за последние четыре года, но он начался на десятилетие раньше прихода администрации Трампа.

Ключевым моментом стало вторжение России в Грузию в 2008 году. Москва доказала, что способна силой менять международные границы, и при этом не испытывать после серьезных негативных последствий. Это, в свою очередь, способствовало захвату ею Крыма и Восточной Украины шесть лет спустя, хотя это всё-таки вызвало более существенный западный ответ.

Россия — не единственное государство, которое осознало преимущества односторонних действий. Как отмечает Роберт Каплан в книге «Возвращение мира Марко Поло», Евразийские великие державы все чаще ведут себя не как национальные государства в функционирующей международной системе, а как «империи прошлого», которые делают то, что, по их мнению, им сойдет с рук.

Помимо захвата отдельных участков территории своих соседей, Москва разработала целый инструментарий для вмешательства в дела других стран, широко используя эту «гибридную» тактику и против западных демократий. Китай, со своей стороны, занимается систематическим электронным шпионажем против Запада, помещая целые меньшинства, например уйгуров и казахов в лагеря «перевоспитания» с целью искоренения их отдельной идентичности. Иран, ведущее в мире государство-спонсор терроризма, строит сферу влияния от Ливана до Йемена, убивая диссидентов в Европе по своему желанию. Турция отказалась от своей традиционно осторожной внешней политики и теперь строит военные базы за рубежом, в таких местах, как Сомали и Катар, одновременно активно участвуя во внешних войнах, таких как Сирия, Ливия и конфликт между Арменией и Азербайджаном.

В то время как эти события широко освещаются, судьба стран Центральной Азии и Кавказа, которые окружены этими великими державами, вызывает значительно меньший интерес. Эти государства, не имеющие выхода к морю, сильно зависят от окружающих держав как в плане экономического развития, так и в плане безопасности. Это делает все более неограниченное поведение этих сил почти экзистенциальной проблемой для этих молодых наций.

Последствия: То, как они справились с этой ситуацией, заслуживает дальнейшего внимания. Двадцать пять лет назад эти государства были бедными и слабыми, что побудило бывшего советника по национальной безопасности Збигнева Бжезинского написать книгу о регионе под названием «Великая шахматная доска». Этот образ во многом остается призмой, свозь которую сегодня принято рассматривать геополитику региона, где малые государства являются пешками в игре между великими державами. Хотя в 1997 году это, возможно, и было в значительной степени правдой, сегодня они обрели значительную свободу действий, чтобы влиять на будущее своего региона.

В последнее десятилетие два более крупных государства Центральной Азии – Казахстан и Узбекистан – начали совместно играть роль неформальных лидеров региона. Они предпринимают усилия по налаживанию регионального сотрудничества, но при этом все больше проявляют интерес к районам и за пределами своих собственных границ. Узбекистан, например, играл активную роль в мирных переговорах по Афганистану и содействовал налаживанию диалога между афганским правительством и движением «Талибан».

Казахстан играет еще более заметную роль на международной арене. Помимо председательства в ОБСЕ и места в Совете Безопасности ООН с 2017 по 2019 год, страна стала важным посредником между великими державами. Это началось в 2013 году, когда Казахстан выступил с инициативой проведения переговоров по иранской ядерной программе. Хотя эти переговоры не были окончательными, они проложили путь к переговорам в Женеве, которые привели к Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД). В 2014 году Казахстан оказался втянут в украинский кризис. Первый президент страны, Нурсултан Назарбаев, воспользовался своей ролью одного из немногих мировых лидеров с доказанным послужным списком рассуждений с Владимиром Путиным. Казахстанская инициатива не разрешила украинский кризис, но ей удалось добиться того, чтобы диалог между европейскими державами и Россией не рухнул.

На следующий год Турция и Россия поссорились после того, как Турция сбила российский реактивный истребитель над турецко-сирийской границей. Именно Казахстан преуспел в посредничестве между двумя державами, помогая найти способы, которые привели бы их к тому, чтобы «зарыть топор войны». Кроме того, с 2017 года в Казахстане прошли многочисленные раунды «Астанинских переговоров»» по сирийской гражданской войне, которые поддерживали диалог между Россией, Турцией и Ираном.

Почему же Нур-Султан проявил такой уровень активности? Мы привыкли к тому, что небольшие нейтральные европейские страны, такие как Швейцария, играют роль посредника, но не относительно молодые страны, такие как Казахстан или Узбекистан. Получается, что из-за своей стабильности и тесных связей со всеми региональными державами Казахстан обладает созывающей силой в Евразии, которую европейские страны не в состоянии собрать.

Во всех случаях, когда Казахстан оказывался в центре пожара, его цели были реалистичными. У руководства страны было мало иллюзий, что они разрешат эти сложные конфликты раз и навсегда. Однако они нацелены на то, чтобы конфликты не переросли в более масштабные вооруженные столкновения между евразийскими державами. Добавленной ценностью для Казахстана было убедить эти державы, особенно Россию, в том, что он является более полезным активом в качестве беспристрастного посредника, чем просто вассал, подчиняющийся российским приоритетам.

Это новое значение Центральной Азии не осталось незамеченным. Лидеры Японии, Южной Кореи и Индии недавно совершили турне по региону и улучшили свои отношения с центральноазиатскими государствами. В 2019 году ЕС опубликовал новую, улучшенную стратегию для Центральной Азии. В начале 2020 года США последовали его примеру, выпустив новый стратегический документ.

Выводы: в дальнейшем нестабильность вокруг Центральной Азии вряд ли ослабнет. Необходимость управлять отношениями между великими державами сохранится, как и необходимость избегать локальных конфликтов, перерастающих в крупные прокси-сражения, как это произошло в Сирии и Ливии.

У новой администрации Байдена много приоритетов внутри страны и за рубежом. Хотя Центральная Азия и не стоит на первом месте в этом списке, она должна осознавать новые реалии в регионе. Центральноазиатские государства больше не являются «потребителями» безопасности, как это было двадцать лет назад. Сегодня они все чаще вносят свой вклад в региональную и международную безопасность, рассматривая позитивные отношения с Соединенными Штатами в качестве важного приоритета. Это делает их ценными партнерами для Соединенных Штатов и, в частности, для администрации Байдена, которая стремится восстановить международные нормы и институты, которые были порушены за последние годы. Поскольку новая администрация стремится перестроить подходы Америки к Афганистану и стратегической конкуренции вокруг Центральной Азии, она не должна недооценивать тот факт, что страны региона, такие как Казахстан и Узбекистан разделяют американские приоритеты в регионе и могут помочь США ориентироваться в этих неспокойных водах.

12 января, 2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели