Узбекистан поможет Индии закрепиться в Центральной Азии
Аналитика, Геополитика и геоэкономика, Колонка редактора

Узбекистан поможет Индии закрепиться в Центральной Азии

17-18 января 2019 года президент Республики Узбекистан Шавкат Мирзиёев посетил с рабочим визитом Республику Индию, где принял участие в IX международном инвестиционном саммите «Динамичный Гуджарат – 2019».

В рамках саммита в городе Гандинагаре глава Узбекистана провел встречу с премьер-министром страны Нарендрой Моди. На встрече сторонами были рассмотрены вопросы практической реализации достигнутых договоренностей и подписанных соглашений по итогам государственного визита Президента Республики Узбекистан в Индию в октябре прошлого года, а также перспективы расширения двустороннего многопланового сотрудничества. Обсудили главы государств и значение проведённой в Самарканде 12-13 января встречи министров иностранных дел Диалога «Индия — Центральная Азия» с участием Афганистана. Нарендра Моди, в частности, выразил благодарность Шавкату Мирзиёеву за поддержку данного мероприятия.

В числе главных достижений двустороннего торгово-экономического сотрудничества сторонами было названо начало работы совместного Центра развития предпринимательства в Ташкенте, а также принятое решение об открытии в Узбекистане офиса Конфедерации индийской промышленности.  Кроме этого Узбекистан и Индия создадут технопарк передовых информационных технологий в Ташкенте и фармацевтическую зону в Андижанской области. С Эксимбанком Индии достигнута договоренность о выделении кредитной линии на сумму 200 миллионов долларов для финансирования социально значимых проектов в Узбекистане. С нового учебного года в стране начнут работу филиалы ведущих вузов Индии — университетов Амити и Шарда.

В числе приоритетных сфер двустороннего партнёрства главы государств назвали информационно-коммуникационные технологии, здравоохранение, фармацевтическую отрасль, ювелирную промышленность, сельское хозяйство, модернизацию туристической инфраструктуры и ряд других. В завершение встречи состоялась церемония обмена текстом подписанного соглашения о долгосрочных поставках урана в Индию.

Как свидетельствуют результаты встречи глав двух государств, Узбекистан сегодня становится приоритетным экономическим партнёром Индии в Центрально-азиатском регионе. А с учетом недавней встречи в Самарканде глав МИД в формате «Центральная Азия – Индия», Ташкент сегодня является своеобразным «плацдармом» и для политического проникновения Нью-Дели в регион.

Многие эксперты по Центральной Азии весьма скептически относятся к стремлению Индии играть более важную роль в делах пятёрки азиатских «постсоветских государств», считая цели политики Нью-Дели заведомо недостижимыми или трудно достижимыми. В этой связи редакция «Каспийского вестника» предлагает ознакомиться с довольно интересной статьёй политического аналитика из Москвы Андрея Корыбко (Andrew Korybko) под названием «Китай и Индия в Центральной Азии: конкуренция или сближение» (China and India in Central Asia: Competition or Convergence?), опубликованного на сайте канадского Центра исследований глобализации.

В аннотации к статье автор отмечает, что растущая роль Индии в Центральной Азии через одобренный США коридор из порта Чабахар в регион вполне вероятно приведет к усилению конкуренции с Китаем. Однако есть также вероятность того, что проекты по подключению двух азиатских великих держав могут прагматически сходиться в этом регионе. Это может привести к сценарию Евразийского Ренессанса, сегодня хоть и маловероятного, но возможного в том случае, если Нью-Дели порвет свой союз с Вашингтоном из-за непримиримых экономических разногласий, вытекающих из так называемой «торговой войны» Трампа.

Андрей Корыбко пишет, что Центральная Азия, ключевая точка «большой шахматной доски» Збигнева Бжезинского, сейчас более актуальна, чем когда-либо в формирующемся многополярном миропорядке. Индия настроена бросить вызов Китаю в борьбе за влияние в этом богатом ресурсами пространстве. Конкуренция между китайской инициативой «Пояс и путь» и совместными индо-японскими проектами в рамках «Азиатско-Африканского коридора роста» (Asia Africa Growth Corridor, AAGR) усиливается после того, как Индия добилась от США исключения порта Чабахар из нового пакета антииранских санкций. Это убедительно говорит о том, что успех этой инициативы будет способствовать интересам национальной безопасности США больше, чем введение соответствующих санкций против Ирана. Это наблюдение, на взгляд автора, явно говорит о большом стратегическом значении, которое США видит в содействии вступлению Индии в Центральную Азию.

Основная идея этого гамбита заключается в том, что ожидаемый приток индийского экономического влияния в Афганистан и бывшие советские республики Центральной Азии может перенаправить региональные торговые пути из Китая. Это позволило бы Нью-Дели культивировать свою собственную местную и национальную элиту, которая имеет финансовую долю в обеспечении успеха операции по поддержке роста американского влияния в этой части Евразии. США готовы принять остаточные экономические и политические выгоды, которые Иран планирует получить в результате того, что его территория будет использоваться для соединения Индии с Центрально-азиатским регионом, полагая, что Тегеран все равно будет сдерживаться «дамокловым мечом» вторичных санкций Вашингтона. Более того, усиливающаяся опора Ирана на Индию в качестве антисанкционного клапана давления позволяет Америке косвенно влиять на своего соперника через отношения Тегерана с Нью-Дели.

Вашингтон понимает, что без «экономического вмешательства» Индии в регион Центральная Азия останется под влиянием России, Китая, Пакистана, Ирана и Турции, составляющих так называемое «Золотое Кольцо». Вот почему США готовы пожертвовать конечным эффектом своих обещанных антииранских санкций в надежде на то, что Тегеран согласится косвенно помочь американским планам в регионе в качестве неофициальной формы смягчения санкций. 

Андрей Корыбко считает, что вышеизложенное отнюдь не означает сознательного вступления Ирана в сговор с США. По его мнению, Тегеран просто поставлен в такое положение, когда одобренный Америкой коридор из Чабахара, как нельзя лучше отвечает его интересам. До тех пор, пока Иран продолжит придерживаться этой стратегии, растущие экономические отношения стран региона с Индией в конечном итоге приведут к усилению политических отношений с Нью-Дели. Следствием этого возможно будет разрушение де-факто существующего российско-китайского кондоминиума в Центральной Азии, где Россия, которая больше не в состоянии экономически влиять на регион, обеспечивает потребности региона в области безопасности, а Китай в это время заботится о своих экономических потребностях. Введение в этот формат так называемой третьей силы могло бы помочь правительствам региона сбалансировать эти две соседние великие державы.

Автор также отмечает, что подобный сценарий более невыгоден Пекину, так как Россия сегодня декларирует прекрасные отношения с Индией, а также приглашает ее расширить свои инвестиции в приграничный с Китаем Дальневосточный регион. Да, это не означает, что Россия активно поощряет Индию играть большую роль в Центральной Азии, однако Москве придётся гибко приспосабливаться к этой реальности, поскольку у нее нет никакого способа так или иначе повлиять на этот процесс.

Также необходимо иметь в виду, что основное направление инвестиций Индии в развитие связей с Ираном – это и актуализация транспортного коридора «Север-Юг», нацеленного на развитие российско-индийской торговли через Иран и Азербайджан. Двумя другими государствами, которые, вероятно, увидят наиболее активную конкуренцию между Индией и Китаем, являются Афганистан и Узбекистан. Для Афганистана Пекин ранее предложил совместное сотрудничество в формате Китай-Индия-плюс-один. Узбекистан – стремится к балансированию между странами Золотого кольца, Индией, а также США. 

В заключении Андрей Корыбко признаёт, что страны «Золотого Кольца» предпочтут, чтобы Индия не играла никакой роли в Центральной Азии, но Нью-Дели не откажется от своих планов. С учетом этого автор оставляет открытым вопрос, как в итоге будет действовать Индия – в координации с США или всё же пойдёт на сближение с Пекином, например, в таком формате, как Китай-Индия-плюс-один. Во втором случае сопряжение «Азиатско-африканского коридора роста» с «Новым Шёлковым путем» потенциально могло бы заложить основу для Евразийского Возрождения. Однако, автор оценивает эту перспективу маловероятной, Индия вряд ли будет активно действовать в регионе без американской поддержки. Но в обратном случае Нью-Дели в конечном итоге может существенно изменить баланс сил в регионе.

Таким образом, происходящие на восточном побережье Каспийского моря политические и экономические процессы свидетельствуют о постепенном росте соперничества Китая и Индии. И хотя его исход, на взгляд экспертов, очевиден, с учётом явной поддержки действий Нью-Дели из Вашингтона, индийская сторона всё же имеет шансы получить свой «кусок от регионального пирога». Данные геополитические и геоэкономические процессы, несомненно, окажут влияние и на ситуацию в Каспийском регионе. Вокруг него, как и тысячу лет назад, продолжится  активное геополитическое противоборство ведущих мировых держав.

Январь 28, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели