Влияние Европейского союза на страны Каспия
Комментарии экспертов

Влияние Европейского союза на страны Каспия

В июне 2017 года Фонд Фридриха Эберта  Казахстан представил общественности новую аналитическую работу Владимира Парамонова, Алексея Строкова и Зебинисо Абдуганиевой «Влияние Европейского Союза на Центральную Азию: обзор, анализ и прогноз».

Книга предназначена для государственных деятелей и представителей крупного бизнеса, аналитиков и экспертов, ученых и преподавателей высших учебных заведений – в целом всех тех, кто профессионально интересуется Центральной Азией, занимается изучением Евросоюза и его политики.

Как отмечено на сайте Фонда, книга является результатом исследования, проведенного под руководством В.В.Парамонова в период 2014–2016 годов, построена в форме аналитического доклада. Алексей Строков внес весомый вклад в отработку тезисов и аргументов, редакцию. Зебинисо Абдуганиева приняла участие в поиске информации, подготовке ряда справок, уточнении тех или иных сведений. Технический редактор – О.Строкова. Загрузить публикацию можно пройдя по ссылке.

С учетом того, что две центральноазиатские страны — Казахстан и Туркменистан, одновременно входят в состав государств Каспийского региона, редакция нашего портала решила опубликовать выдержки из книги, касающиеся т.н. «каспийского аспекта» взаимоотношений ЕС и указанных стран.

В первой части, публикуем анализ казахстанско-европейских отношений.

КАЗАХСТАН

После распада Советского Союза Республика Казахстан (РК) практически сразу же стала
объектом повышенного внимания целого ряда стран Европы, а затем и всего Евросоюза.
Первоначально интересы Брюсселя и столиц ведущих европейских государств к Казахстану были связаны с вопросами глобальной безопасности: унаследованным РК от СССР ядерным оружием и процедурой добровольного отказа от него.

Лишь позднее на первый план вышли вопросы энергетики: наличия в Казахстане значительных запасов углеводородов и урана а, следовательно, возможности их масштабных поставок в Европу. Помимо этого постепенно все более важной для ЕС становилась задача вовлечения РК в орбиту влияния Запада, учитывая стратегическое положение этой страны, занимающей обширное географическое пространство в центре Евразии на стыке России и Китая.

В свою очередь, и сам Казахстан после обретения независимости также был заинтересован в
сближении с западными государствами, в том числе европейскими. Причем готовность РК к более тесному взаимодействию с США и ЕС сохраняется, что во многом обусловлено многовекторной политикой Астаны.

В итоге взаимное стремление Евросоюза и Казахстана к сотрудничеству предопределило не
только высокую динамику европейско-казахстанских отношений, но и тот факт, что ЕС прочно
закрепился в РК. Тем не менее возможности Брюсселя по усилению рычагов воздействия на
Астану пока еще остаются ограниченными…

Одним из основных факторов, стимулирующим развитие отношений Казахстана и ЕС является острая потребность Астаны в инвестициях и технологиях ведущих экономик стран-членов ЕС. Наиболее велика зависимость РК в рамках Северо-Каспийского проекта.

Справка. Северо-Каспийский проект – проект по освоению нефтяного и газоконденсатного
месторождения «Кашаган», а также ряда спутниковых месторождений. Доказанные
геологические запасы всех месторождений в рамках проекта оцениваются примерно
в 5,5 млрд. тонн нефти, а извлекаемые запасы – не менее 1,7 млрд. тонн. В момент
запуска проекта планировалось, что добыча нефти начнется в 2005 году. Однако к этому времени стало ясно, что освоение месторождений характеризуется гораздо
более высокой технологической сложностью, чем это предполагалось. Впоследствии
выход на промышленную нефтедобычу неоднократно переносился и в настоящее время
ожидается в 2017-2018 годах. Работы по Северо-Каспийскому проекту осуществляются
следующими компаниями: итальянской Eni, казахстанским KMG Kashagan B.V. (дочерняя
структура НК «КазМунайГаз»), французской Total, американской Exxon Mobil, англо-
голландской Royal Dutch Shell, японской Inpex и китайской КННК (в проекте с 2013 года).
Американская Conoco Phillips вышла из проекта в 2013 году. Срок действия Северо-
Каспийского проекта пока определен до 2041 года. В случае успеха проекта Казахстан
увеличит объемы добычи/экспорта нефти более чем в 2 раза, войдет в число крупнейших
мировых экспортеров нефти и получит возможность влиять на конъюнктуру глобального
нефтяного рынка (Источник: исследование В.Парамонова и А.Строкова, 2011-2016 годы)

Однако в случае неуспеха Северо-Каспийского проекта, многие компании стран-членов ЕС скорее всего покинут Казахстан. Такой сценарий будет означать кардинальное ослабление европейского влияния в Казахстане.

Хотя ЕС пока обладает довольно значительным влиянием на РК, тем не менее, европейские экономические позиции здесь являются все же неустойчивыми. Это определяется прежде всего отсутствием взаимозависимости между Евросоюзом и Казахстаном. Европейский бизнес по большому счету нацелен лишь на вывоз нефти и урана из РК, о чем свидетельствует практически полная сырьевая ориентация этой страны в торговле с ЕС.

Так в 2014 году поставки в государства Европейского Союза включали в основном сырье, в то время как доля готовой продукции не превышала 2%. В свою очередь, поставки из Евросоюза в Казахстан в том же году более чем на 80% состояли из готовой продукции (Источник: Евростат, 2015 год).

Учитывая то, что экономический интерес ЕС в РК фактически ограничивается лишь нефтью и
ураном, то перспективы европейско-казахстанского взаимодействия будут определяться в
основном лишь потребностью Европы в этих энергоносителях. Между тем, вовсе не факт, что
в дальнейшем (особенно в долгосрочной перспективе) Евросоюз станет нуждаться в поставках
нефти и урана из РК.

С одной стороны, нефтегазовые компании государств-членов ЕС могут покинуть Казахстан в случаевполне вероятного выхода месторождений «Тенгиз» и «Карачаганак» на стадию уменьшающейся добычи, а также дальнейшей пробуксовки Северо-Каспийского проекта. Тем более, что всему этому способствуют относительно низкие цены на нефть, которые делают многие добычные проекты в РК финансово очень затратными и/или даже нерентабельными.

С другой стороны, потребности Евросоюза в казахстанском уране с высокой долей вероятности
в будущем могут снизиться. Дело в том, что у ЕС уже есть такие крупные поставщики урана как
Канада и Австралия. К тому же, сами европейские государства скорее всего по-прежнему не будут строить грандиозных планов по развитию атомной энергетики (в основном, по соображениям безопасности).

Таким образом, вполне вероятная в перспективе утрата или, по крайней мере, значительное
снижение европейского интереса к нефти и урану из РК будет вести к дальнейшему  ослаблению и экономических рычагов воздействия Евросоюза на Казахстан.

Следует предположить, что устойчивый рост влияния ЕС на РК возможен лишь в случае, если
кардинально поменяется сам формат европейско-казахстанских экономических отношений.
В первую очередь для этого необходима политическая воля Казахстана по преодолению
статуса сырьевого придатка Евросоюза (как и статуса сырьевого придатка Китая). Кроме того
европейский бизнес должен начать проявлять интерес к развитию именно перерабатывающих
отраслей казахстанской экономики.

Источник

«Каспийский аспект» отношений ЕС и Туркменистана будет описан в следующих публикациях портала «Casp-Geo»…

Июнь 16, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели