Внешняя политика США в Каспийском регионе
Аналитика, Зарубежные материалы по Каспию

Внешняя политика США в Каспийском регионе

Посол (в отставке) Ричард Э. Хогланд 19 июня 2018 года опубликовал на сайте Каспийского политического центра, действующего в Вашингтоне, весьма содержательную и интересную статью под названием «Внешняя политика США в Каспийском регионе» («U.S. Foreign Policy in the Caspian Region»). В статье автор дает краткую характеристику Каспийскому региону, раскрывает взгляды американского истеблишмента на интересы ведущих мировых держав на Каспии, а главное призывает администрацию США снова активизировать свою внешнюю политику в регионе. Поводом для этого служит значительный прогресс в политическом и экономическом развитии региона:

В рамках этого обзора внешней политики США мы определим страны региона Каспийского моря как независимые государства на юго-западной оконечности бывшего Советского Союза — восемь стран Центральной Азии и Южного Кавказа: Армения, Азербайджан, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. В будущем, когда Афганистан будет более устоявшимся и безопасным, он, скорее всего, станет членом этой группы.

С самого начала своей независимости эти восемь стран в той или иной степени практиковали так называемую «многовекторную внешнюю политику», т. е. они стремятся найти баланс во взаимоотношениях с более крупными державами Россией, Китаем и США и одновременно реализовать свои национальные интересы. Они также должны были обращать внимание на интересы и намерения таких региональных игроков, как Иран и Турция, а также негосударственных субъектов, пытающихся внедрить на их территории идеологию исламского экстремизма. Например, Исламское государство Ирака и Леванта провозгласила ханство Хорасана, которое включает значительную часть западной Центральной Азии. Кроме того, эти страны остро ощущают десятилетие нестабильности в Афганистане.

Россия является естественным и важным партнером для этих стран из-за своей долгой истории присутствия в регионе. Россия объявила регион своей привилегированной сферой влияния. Соединенные Штаты никогда не признавали эту декларацию, но и никогда не высказывались против нее. Не опровергая эту точку зрения публично, Соединенные Штаты, похоже, согласны с мнением президента Путина.

У Китая в регионе были только экономические интересы. Но с сентября 2013 года, когда Пекин объявил о своей инициативе «Один пояс-один путь», он значительно расширил свое присутствие и интересы в регионе. Соединенные Штаты никогда не формулировали четкую позицию о признании своих общих интересов с Китаем в регионе, которые действительно совпадают. Несмотря на наши нынешние сложные отношения с Китаем, мы должны стремиться сделать Китай нашим партнером в области realpolitik в регионе.

В сферу основных интересов Европейского союза в регионе входит обеспечение необходимых условий для недопущения распространения исламистского экстремизма как в самом регионе, так и в отдельных странах ЕС, и обеспечение доступа к значительным природным газовым ресурсам региона, с тем чтобы он стал реальной альтернативой российскому природному газу.

С самого начала основой внешней политики США для региона была поддержка независимости, суверенитета и территориальной целостности стран. Чтобы продемонстрировать это основное обязательство, Соединенные Штаты установили полные дипломатические отношения со всеми странами и в последние годы построили новые посольства в подавляющем большинстве стран для поддержки целого ряда политических, экономических, коммерческих, военных и гуманитарных программ.

Однако Каспийский регион Центральной Азии и Южного Кавказа никогда не был приоритетом внешней политики для Соединенных Штатов по двум основным причинам.

Во-первых, иронично, регион относительно стабилен, несмотря на так называемые «замороженные конфликты» — оккупации Россией Абхазии и Южной Осетии в Грузии и оккупации Арменией Нагорного Карабаха в Азербайджане.

Во-вторых, Соединенные Штаты уже давно укрепили свои отношения со странами региона из-за их советского наследия, что делает их системы социальной организации и управления значительно отличающимися от западных, и особенно из-за их менее уважительного отношения к правам человека.

Проблемы прав человека и демократического развития, возможно, более чем что-либо другое, удерживают Соединенные Штаты от участия в укреплении отношений в регионе. Пристрастие двух последних администраций США к критике стран региона по правовой тематике значительно ограничивало возможности США на Каспии. Приверженность США своим демократическим ценностям и правам человека поистине восхитительна и является базовой характеристикой Соединенных Штатов, но в тоже время она не должна быть единственным определяющим фактором для содержания ее стратегических отношений с отдельными странами.

Фактически, в 1990-х годах был период, когда Соединенные Штаты были глубоко вовлечены в Каспийский регион. Были даже созданы  новые государственные структуры в Государственном департаменте США, которые работали над тем, чтобы исторический трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан был построен в целях непосредственной транспортировки каспийских углеводородов в Европу, минуя Россию. Хотя это имело определенную выгоду для американских и других международных (в основном европейских) нефтяных компаний, это не оказало существенного и непосредственного влияния на Соединенные Штаты: это было просто правильное решение с коммерческой и геополитической точки зрения.

Настало время для того, чтобы США снова активизировали свою внешнюю политику в Каспийском регионе. Настало время для того, чтобы Соединенные Штаты сформулировали политику активизации взаимодействия со странами Каспийского бассейна из-за значительного развития региона.

Впервые после обретения своей независимости Узбекистан под руководством своего нового президента Шавката Мирзиеева приступает к фундаментальным экономическим и политическим реформам, в том числе в значительной степени — в области прав человека. Кроме того, президент Мирзиёев работает над улучшением отношений Узбекистана со своими соседями, которые в прошлом часто были напряженными. Соединенные Штаты должны использовать все возможные дипломатические возможности для поощрения этого исторического развития.

Итак, что должны делать Соединенные Штаты?

Соединенные Штаты должны осуществлять внешнюю политику в русле realpolitik и значительно увеличить свое дипломатическое и коммерческое взаимодействие со странами региона. Новое обязательство по расширению сотрудничества по линии частного сектора в регионе окажет положительное влияние на позиции США, поскольку американские предприятия работают рука об руку с администрацией США. Поощрение больших инвестиций и торговли в регионе также будет выгодно в стратегической плане.

Соединенные Штаты должны придерживаться позиции, предполагающей твердые гарантии безопасности странам Каспийского бассейна на тот случай, если Россия или даже Китай будут угрожать их суверенитету и независимости.

Соединенные Штаты должны решительно и открыто поощрять пять стран Центральной Азии (изначально, хотя в конечном итоге другие страны могли бы присоединиться к подобному региональному объединению на Каспии) сформировать собственную политическую и экономическую ассоциацию. Если они это сделают, то они укрепят свою независимость и суверенитет, а в конечном итоге – это приведёт их к процветанию. Это принесет пользу как их собственным гражданам, так и пользу всему региону. А если сказать более масштабно, то это будет способствовать миру во всем мире.

Об авторе: посол Ричард Хоугланд был главным заместителем помощника госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии в октябре 2013 года — августе 2015 года. До возвращения в Вашингтон в сентябре 2013 года он провел десятилетие в Южной и Центральной Азии. Он был послом США в Пакистане (2011-2013 гг.), Послом США в Казахстане (2008-2011 гг.) И послом США в Таджикистане (2003-2006 гг.). Он также выполнял обязанности Временного Поверенного в делах США в Туркменистане (2007-2008). До дипломатических заданий в Центральной Азии посол Хоугланд был директором Управления по делам Кавказа и Центральной Азии в Бюро Европы и Евразии Государственного департамента (2001-2003 годы). В этой должности он работал над четырьмя ключевыми двусторонними документами, определяющих усиление отношений между центральноазиатскими государствами с Соединенными Штатами после событий 11 сентября. Его предыдущие зарубежные командировки включали Россию, где он был пресс-секретарем посольства США (1995-1998 годы). За время своей карьеры он получил несколько премий за исполнение президентских премий, награды за заслуги и высокие награды Государственного департамента, а также награду «За выдающиеся заслуги».

22 июня, 2018

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели