«Вторая фаза» Южного газового коридора
Аналитика, Зарубежные материалы по Каспию, Повестка дня

«Вторая фаза» Южного газового коридора

12 февраля 2019 на сайте итальянского издания Aboutenergy опубликована статья Валерио Паломбаро (Valerio Palombaro) «Вторая фаза Южного газового коридора» («Phase two» of the Southern Gas Corridor), посвящённая предстоящему 20 февраля заседанию Консультативного совета Южного газового коридора (ЮГК) и перспективам проекта в целом. В основе статьи интервью с Эльшадом Насировым, заместителем главы азербайджанской компании SOCAR. Кроме этого, в статье достаточно подробно описывается наметившаяся конкуренция между ЮГК и российско-турецким «Турецким потоком» по вопросу о поставках природного газа на Балканы.

В статье отмечается, что инфраструктура, соединяющая месторождения Каспийского моря с итальянской областью Апулия, вот-вот заработает в полную силу и укрепится в качестве важного элемента стратегии Европейского Союза по диверсификации источников поставок.

Южный газовый коридор – инфраструктура протяженностью около 3500 километров, соединяющая месторождения Каспийского моря с Апулией, — находится на продвинутой стадии, что позволяет заложить фундамент для укрепления его потенциала и проведения работ на его отрезках. Эта стратегическая энергетическая инфраструктура укрепляется как жизненно важный компонент стратегии Европейского Союза по диверсификации источников поставок.

В повестку дня пятой встречи «Южного газового коридора», запланированной на 20 февраля в Баку, будут включены эти самые сценарии. «Италия обеспечила развитие проекта «Южный газовый коридор», победивший  в ожесточенной международной конкуренции за поставки с месторождения «Шахдениз-2», — отметил в ходе недавней встречи с рядом итальянских журналистов Эльшад Насиров, вице-президент азербайджанской компании Socar (один из акционеров консорциума TAP), многонациональной компании, в которой работают 60 тысяч человек в Азербайджане и более 15 тысяч за рубежом.

Время для расширения проекта

Эльшад Насиров объяснил, что поставки газа с месторождения «Азербайджан Шах-Дениз 2» будут примерно распределены следующим образом: 6 миллиардов кубометров газа в Турцию; полмиллиарда в Албанию (или больше в зависимости от требований); один миллиард в Грецию; другой в Болгарию через интерконнектор IGB; до 18 миллиардов кубометров для Италии «в случае необходимости». В свете обязательств по поставкам, как отметил Насиров, альтернативы нет: «все должно начаться к последнему кварталу 2020 года».

С момента утверждения текущей версии проекта в 2013 году – преодолев конкуренцию со стороны Nabucco и других газопроводов, проектируемых международными консорциумами – проект превратился энергетический коридор, состоящий из Южно-Кавказского газопровода (Баку-Тбилиси-Эрзурум, простирающегося почти на 700 километров от Азербайджана до Турции через Грузию), Трансанатолийского трубопровода (TANAP, 1850 километров от Грузии до Греции через Турцию) и Трансадриатического трубопровода (TAP, 878 километров от Греции до Италии), который теперь готов к полноценной работе. TANAP работает с июня 2018 года, в то время как работа на TAP была завершена вовремя в Греции и Албании. Как известно, отсутствует только последний западный участок коридора, который будет идти к побережью Апулии для доставки природного газа из Каспия в Италию, развитие которого ожидается, как и планировалось, к концу следующего года.

Пятая встреча в Баку и роль Азербайджана

В этом контексте, 20 февраля в Баку, пятое заседание Южного коридора должно ознаменовать окончательную «смену темпов» в планах по активизации проекта и расчистить путь для «второй фазы», что позволит выйти на дополнительные рынки. Среди первых пунктов повестки дня — ещё не освоенные в Азербайджане значительные ресурсы природного газа, которые могут обеспечить дополнительные поставки энергии в Европу.

Местная пресса дала расширенное представление о содержании проекта декларации, которая должна быть принята в Баку: отметив, что все оставшиеся участки Южного газового коридора близятся к завершению и что первые поставки газа в Италию ожидаются к 2020 году, есть согласие, что огромные энергетические ресурсы, которые все еще будут эксплуатироваться в Азербайджане, «могут обеспечить дополнительные газовые ресурсы для европейских потребителей». По этой причине, азербайджанские власти и инвестиционные компании полностью поддерживают решения о разработке новых месторождений в Азербайджане: Абшерон, Умид, Бабек, Карабах, Дан Улдузу, Ашрафи, Шах-Дениз 3 и другие, способные наполнить и расширить Южный газовый коридор. Поэтому Азербайджан, несомненно, признан страной, играющей ключевую роль в обеспечении «безопасных и устойчивых энергетических ресурсов для потребителей в Грузии, Турции и Европе».

Стратегический потенциал Транскаспийского газопровода

Значительное развитие ожидается в расширении «Южного газового коридора» вдоль горизонтальной оси, вовлекающей  в проект Туркменистан с его около 30 млрд кубометров газа, доступных для экспорта. «Если страны Европейского Союза нуждаются в большем, мы также можем транспортировать газ из Туркменистана и Казахстана», — подтвердил вице-президент азербайджанской компании SOCAR.

Четыре года назад в Ашхабадской декларации Туркменистан выразил заинтересованность в подключении к Южному газовому коридору; предложение было положительно рассмотрено как ЕС, так и США, которые уже давно входят в число основных лоббистов строительства Транскаспийского газопровода. Этот проект, против которого выступают Россия и Иран, предусматривает строительство 300-километрового газопровода, связывающего Туркменистан с Баку, Азербайджаном. Таким образом, Транскаспийский газопровод позволит Ашхабаду выйти из-под зависимости Москвы и Тегерана в плане экспорта газа и поставлять на европейские рынки более 30 миллиардов кубометров дополнительного газа.

В современном международном контексте, с сохранением санкций против Ирана и России, шансы на строительство этого газопровода, кажется, растут. Альтернативным путем, связывающим туркменскую инфраструктуру с Азербайджаном, была бы транспортировка газа через территорию Ирана, что уже делалось до введения санкций против Тегерана. Это положительно воспринимается ЕС, но против этого могли бы выступить США, которые всегда присутствовали на заседаниях Южного газового коридора (заместитель помощника Госдепа по энергетическим ресурсам Сандра Оудкирк будет в Баку 20 февраля). Более того, создание Транскаспийского трубопровода не будет абсолютной необходимостью для вовлечения Ашхабада в расширение Южного коридора. Учитывая близость азербайджанских и туркменских шельфовых месторождений, достаточно было бы установить межсоединение в несколько километров между двумя странами, чтобы включить страну на восточных берегах Каспия и в Южный коридор. Однако создание реального газопровода, по-видимому, является проектом, поощряемым существованием в стране газопровода Восток-Запад протяженностью почти 800 километров, который уже связывает месторождения в восточной части Туркменистана с месторождениями в Прикаспийской зоне. А Транскаспийский трубопровод мог бы также включить Казахстан с такими важными месторождениями, как Тенгиз и Кашаган.

Наконец, в свете принятия в августе 2018 года Конвенции о правовом статусе Каспийского моря пятью прикаспийскими странами (Азербайджаном, Ираном, Казахстаном, Россией и Туркменистаном), представляется, что правовая база, необходимая для прокладки трубопровода через эти воды, наконец, была уточнена. Статья 14 Конвенции, принятой в августе прошлого года в казахском городе Актау, прямо предусматривает возможность прокладки подводных газопроводов при условии соблюдения экологических норм и с согласия стран, через территориальные воды которых она пройдет. Это развитие в регулировании деятельности в Каспийских водах, которое приводит к прекращению многолетних споров, может стать дополнительным стимулом для ЕС продолжать поддерживать проект трубопровода.

Конкуренции Балканской ветви ЮГК и Турецкого потока

Ответвления Южного газового коридора, в первую очередь, касаются Балканских стран. Неслучайно, что проект декларации, который будет одобрен на встрече 20 февраля в Баку, также будет подписан представителями нескольких стран региона: Албании, Боснии и Герцеговины, Болгарии, Хорватии, Черногории и Румынии. В этом смысле решимость ЕС и США сосредоточиться на расширении Южного газового коридора имеет большое значение с точки зрения конкуренции с другими международными проектами: прежде всего с газопроводом «Турецкий поток» (Turkish Stream), недавно возобновленным Россией и Турцией. Турецкий поток предполагает строительство газопровода, состоящего из двух линий, каждая мощностью 15,75 млрд кубометров. Первая линия будет поставлять газ турецким потребителям, а вторая – в страны Юго-Восточной Европы. Поэтому развитие второго трубопровода «Турецкий поток» и укрепление Южного коридора открывают возможности для поставок на Балканы.

Румыния заинтересована в потенциальном ответвлении TANAP, которая могла бы транспортировать каспийский газ в свои черноморские порты (AGRI project: Azerbaijan-Georgia-Romania interconnector, который будет начинаться с месторождений Азербайджана и идти к терминалу Кулеви, на черноморском побережье Грузии, откуда он будет транспортироваться в качестве СПГ в румынский порт Констанца). Поэтому Румыния будет вовлечена в Южный газовый коридор, независимо от роли Болгарии – страны, которая, безусловно, получит газ из TAP благодаря Интерконнектору IGB, соединяющего свою сеть с Грецией. Однако Греция недавно также выразила заинтересованность в участии в конкурирующем проекте «Турецкий поток». Сербия оказывает давление в этом отношении и уже запустила все процедуры, необходимые для получения газа из Турецкого потока с 2020 года, как это стало ясно во время визита в Белград в январе президента России Владимира Путина, который заявил, что «Россия готова инвестировать $ 1,4 млрд» для достижения этой цели.

Российская компания «Газпром» уже определилась с маршрутом второго ветки газопровода «Турецкий поток», которая пройдет через Болгарию, Сербию, Венгрию и Словакию. Поэтому в строительстве этой ветви трубопровода «Турецкий поток» Болгария играет решающую роль. Страну по-прежнему преследует призрак провала проекта «Южный поток», но правительство намерено стать региональным газовым хабом вместе с Грецией. София хочет быть включенной как в ответвление Южного коридора, так и в проект Turkish Stream: в то время как три компании (российский Газпром, болгарский Bulgargargaz и Swiss Met) уже представили обязательные предложения для подключения к турецкой сети, что позволило государственному оператору Bulgartansgaz принять окончательное решение об инвестициях, необходимых для строительства 484-километровой ветви Турецкого потока на болгарской земле.

Ожидаются дальнейшие события. На Западных Балканах, однако, уже создан маршрут, по которому будет проходить ответвление TAP: в состав трубопровода Adriatic-Ionian (IAP) входят Албания, Черногория, Босния-Герцеговина и Хорватия и предусматривается подключение соответствующих газораспределительных сетей. Энергетическая инфраструктура будет подключена к TAP, а мощность газопровода составит около 5 млрд куб. м газа в год. Строящийся газовый интерконнектор между Грецией и Бывшей Югославской Республикой Македонией (БЮРМ), подтвержденный историческим соглашением, которое положило конец спору о названии, должен также способствовать включению Скопье в поставки, поступающие из этого источника. Поэтому в этом энергетическом матче в регионе еще предстоит определить только роль Болгарии. После поездки Путина в Белград, где он подтвердил свою готовность к быстрому развитию ответвления «Турецкого потока» через Балканский регион, МИД Болгарии подтвердил, что российский президент был приглашен посетить Софию.

Февраль 19, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели